Послесловие к болезни Мишустина: Россию ждет тревожный май

Временный отход премьера от дел — наименьшая из проблем страны

01.05.2020 в 15:42, просмотров: 73287

В майские праздники Россия вступила с частично обезглавленным правительством. Положительный анализ Михаила Мишустина на коронавирус — это личная драма для глубоко уважаемого мной премьера и профессиональная драма для всей верхушки кабинета министров. Но таковы особенности Мишустина: даже его болезнь способна оказать положительное влияние на политические и эпидемиологические процессы в стране. 

Послесловие к болезни Мишустина: Россию ждет тревожный май

Перед приходом последнего месяца весны в России воцарились ярко выраженные дембельские настроения. Болезнь тщательно оберегавшегося от эпидемии второго человека в государстве должна отрезвляюще подействовать на тех, кто почему-то решил, что основная масса связанных с коронавирусом проблем уже позади. То, что мы видели до сих пор — это лишь цветочки. Ягодки еще ждут нас впереди. 

Несмотря на болезнь Михаила Мишустина, бразды правления российским правительством  находятся в очень надежных руках. Эта фраза звучит как банальная и ничего не значащая отговорка, но, тем не менее, полностью соответствует действительности. 

Новый и.о. премьера России Андрей Белоусов — птица очень высокого полета, один из самых блестящих и глубоких спецов по экономике в стране. Выходец из прославленной ученой династии (его отец Рэм участвовал в подготовке экономический реформ предсовмина СССР Алексея Косыгина, его брат Дмитрий — тоже известный экономист) Андрей Белоусов обладает редким даром: так объяснять простыми словами сложнейшие экономические материи, что они становятся понятны даже для полных профанов в экономике. Еще одна важная особенности Белоусова: как и Михаил Мишустин, он ярко выраженный трудоголик, обращающий самое пристальное внимание на детали.

Начало работы Андрея Белоусова в составе кабинета Михаила Мишустина не было безоблачным. Две эти сильные и цельные фигуры прошли через период, который,  мой  собеседник  из высших эшелонов власти деликатно охарактеризовал как время «взаимной притирки».  Но сейчас этот период вроде бы подошел к концу. 

Белоусов принял как данность, что в правительстве есть только один начальник, с которым не забалуешь. А Мишустин укрепился во мнении, что в лице Андрея Белоусова он имеет очень знающего и компетентного подчиненного. Конечно,  после получения ранга и.о. премьера Белоусов как бы превратился в своего собственного начальника. Но, несмотря на официальный президентский указ, это в значительной мере условность. 

Мишустин принадлежит к тому типу руководителя, который не способен перестать руководить, даже находясь на больничной койке. О параличе работы правительственного аппарата или вакууме власти в Белом доме говорить не приходится.

В физическом смысле «вакуум» в Белом доме сейчас, впрочем, наличествует. 1 и 2 мая в здании проходит плановая дезинфекция. Однако вскоре «оставшиеся в строю» руководители правительства смогут вновь получить доступ в свои рабочие кабинеты.

Всех, конечно, волнует вопрос: не появится ли в их числе новые заболевшие? Как показал пример премьера Мишустина, коронавирус способен преодолевать даже самые крепкие преграды. Но в последние несколько недель премьер, как мне рассказали, на работе «вживую» общался только с техническими сотрудниками своего аппарата. Все разговоры Михаила Мишустина с его заместителями и прочими видными обитателями Белого дома проходили с использованием удаленных средств связей. Все это внушает надежду.

03:37

А вот общая ситуация в стране на момент начала майских праздников, напротив, вызывает у меня самое серьезное беспокойство. Россия устала от коронавируса — устала сидеть в четырех стенах, устала бояться.

Официально в стране по-прежнему действуют строгие карантинные меры. Но де-факто эти строгие карантинные меры стали явочным порядком сниматься по инициативе снизу. На днях мне позвонили из салона китайского массажа. Администратор сказала, что по по просьбе руководства они проводят «опрос» бывших клиентов: готовы ли они посетить салон, если это «вдруг станет возможным»?

Из контекста разговора однозначно следовало: если у меня возникнет такое желание, то посетить салон вполне себе возможно уже сейчас. А через несколько часов мне и вовсе пришел вотсап с неизвестного номера: «Привет, дорогой! Это Маша, управляющая спа-салона. Готова прислать тебе одну или двух массажисток для эротического массажа. В случае интереса буду рада выслать фото своих девочек». 

Все эти мелкие происшествия носят, конечно, ярко выраженный анекдотический характер. Но одновременно они являются подтверждением высказанного многими экспертами прогноза: экономика не может бесконечно долго «сидеть дома и бить баклуши». Рано или поздно, несмотря на самые строгие эдикты с самого верха, экономика начнет самозапускаться. Это, как мне кажется, и происходит сейчас на наших глазах.

Понимая, куда ветер дует, власть предложила стране своеобразную версию временного общественного договора: вы «блюдете себя» во время майских праздников, а мы попробуем начать поэтапное смягчение ограничений после их окончания. Звучит как разумная политическая сделка. Но вот будет ли публика соблюдать свою часть сделки и сможет ли власть соблюсти свою?

Недавно Путин посоветовал желающим понять, как у нас развивается ситуация с коронавирусом, самим проанализировать цифры. Вот самый примитивный из подобных возможных анализов. Из приблизительно трех миллионов человек, которые заболели коронавирусом во всем мире, около миллиона уже выздоровело. А вот статистика по России на 1 мая: заболело свыше 114 тысяч, выздоровело более 13 тысяч. Разница ощутимая, вы согласны?

Коронавирусу плевать на то, что он надоел большой части населения России. Самому коронавирусу Россия еще «не надоела». Он намерен и дальше свирепствовать на наших просторах, не щадя даже тех кто, подобно, Михаилу Мишустину находится на самом верху пирамиды российской власти.

В чем же тогда причина примирительных заявлений российских властей и их готовности обсуждать поэтапное смягчение ограничений? Часть ответа на этот вопрос скрывается в слове «поэтапное». Эта расплывчатая  формулировка допускает миллион самых разных интерпретаций. 

А вот как, согласно моим инстинктам, выглядит другая часть ответа. Власть понимает, что, если ты не можешь остановить какой-то процесс, его следует возглавить. В отличие от других, более везучих стран вроде Вьетнама или Новой Зеландии, у нас не получилось задавить коронавирус одним жестким карантином. Страна вынуждена переходить к гибридным формам борьбы с эпидемией, к сосуществованию с вирусом, если хотите.

Я заранее знаю, что по поводу такого развития событий мне скажет мой друг детства Славик из Алма-Аты. В последние недели мы с ним постоянно переписывались в социальных сетях и он неизменно не в нашу пользу сравнивал казахстанский и российский вариант карантина: «У нас во двор невозможно выйти- сразу примут милиционеры. Я уже месяц жену не видел. Она осталась на даче, а я — в городе. А так город весь перекрыт и оцеплен, ни я к ней не могу не попасть, ни она ко мне. 

А вы, как я смотрю, перемещаетесь как и куда хотите! И это при том, что у нас счет зараженным идет на тысячи, а у вас на десятки тысяч! Странно все это!»

Извини, Славик, но я не совсем согласен с упреками в адрес российской формы карантина. За исключением отдельных территорий ни китайский, ни казахстанский вариант карантина в России невозможен. От Китая нас отличает другой менталитет населения, от Казахстана — другая численность населения крупнейших городов.

То, что власть готова обсуждать поэтапное смягчение ограничений — это не трусость и не «капитуляция под натиском толпы». Это трезвое признание реалий. Разумеется, очень плохо то, что пока эта реальность включает в себя продолжение эпидемии коронавируса. Но другой реальности у нас нет. Придется учиться жить — а не только сидеть взаперти — в этой.

Пандемия коронавируса. Хроника событий


|