Страшные слова Путина объяснили ситуацию в стране

К бунту и войне на неделе прибавилась революция

Вот у меня была Родина. А сейчас за окном все та же Москва, поезда все так же по ночам шумят, такая же милая осень, но я живу Бог знает где. С запада — бунт, на юге — война и революция, на востоке попадали на берег морские звезды, с севера тянет соляркой и покинутыми селениями. Непонятно даже, когда я живу, в каком веке. Мимо стоящей на Таганке очереди к мощам едут небинарные транс-активисты на электрическом колесе, школьники с американским телефоном в кармане падают в обморок от патриотических чувств на линейке, под пролетарскими кремлевскими звездами едят рябчиков буржуи… Путаница похлеще, чем у Чуковского. Один только Владимир Владимирович вносит ясность. Вот на прошлой неделе произнес честные слова, но тоскливые, как квашеная капуста.

К бунту и войне на неделе прибавилась революция

У нас на самом деле очень патерналистское общество. Мы можем коронавирус победить на раз — достаточно Путину начать в телевизоре в маске появляться. Тут же все чиновники маски напялят. Посмотрит человек в зомбоящик, а там у всех только пол-лица видно. Ну и сам начнет маску носить. Тут заразе и кирдык. А сейчас народ подвох чувствует: его-то маску носить заставляют, а сами без масок ходят.

Это так, в качестве наглядного пособия к словам Путина, которые на неделе были озвучены. В интервью наш президент сказал, что «восемнадцать лет был членом Коммунистической партии Советского Союза. Был там, честно говоря, рядовым, но, в общем, можно сказать, идейным членом партии». Это вносящие ясность, но страшные слова. Потому что — был. Был идейным. А сейчас? Сейчас, признается Владимир Владимирович, «многие из этих ценностей левого характера» ему нравятся: «Равенство, братство — чего ж здесь плохого?». Но они «труднореализуемые в реальной жизни». И вообще это «даже какая-то идеологическая база для налаживания контактов с представителем Демократической партии». Демпартии США, если кто не понял.

А может, попробовать эту идеологическую базу здесь, а не только для Америки? Идейных коммунистов, конечно, не осталось почти — разве что в РПЦ, если по сусекам поскрести, найдутся, поскольку коммунизм — это царствие небесное. Но все же? Хоть чуть-чуть равенства хотя бы. Масочку, например, надеть… Мы же видим, чем 30 лет назад обернулось предательство: Родины нет, время висит лохмотьями, как на картине Дали… И никакой идейности, вообще никакой. Ни белой, ни красной, ни зеленой в крапинку. Деньги — это не идея. Это идолище, кумир. Поэтому и капитализм у нас — как с цепи сорвался.

Парадоксально, но в этом мире, где большинство уже принимает за новость факты из школьной программы полувековой давности, этому большинству кажется, что у Лукашенко в голове картофельное пюре. Ну как такое возможно: сначала посадил оппозицию, а потом с ними в СИЗО реформу Конституции обсуждает? Просто Лукашенко — это 20-й век собственной персоной. Прямолинейный и грубый. Вот здесь вы нарушили действующий закон, поэтому, без обид, присядьте. Но вы ребята умные, поэтому давайте поговорим, как этот закон улучшить. Чтобы была стабильность, нужно, чтобы что-то менялось.

Хороший пример мечтающей о революции московской интеллигенции показали на неделе киргизы. Пара дней — и результаты выборов отменены, на носу и смена главного в стране. А пример вот в чем: революцию не сделать руками, привыкшими к желтой уточке и стаканчику латте. Только руками, привыкшими к булыжнику. И первыми жертвами злой и бесшабашной гопоты, тупой революционной силы, станут как раз ламповые кафешки с совушками и шоу-румы юных дизайнеров — места, где любят порассуждать, как душно в «этой стране». Их-то точно разнесут в интересах революции. В Киргизии моментально начали грабить и захватывать самые богатые золотодобывающие предприятия — так что революция там или очередной передел, еще вопрос.

Еще на неделе можно было в очередной раз убедиться: никакие мирные переговоры невозможны, пока у сторон патроны не кончились. Перемирие между Арменией и Азербайджаном длилось лишь на пару часов дольше, чем переговоры при посредничестве Лаврова об этом перемирии. Потому что Эрдоган продвигает идею «тюркского мира» силовым методом, а Россия идею «русского мира» продвигает… Да почти никак не продвигает. Был идейным. Мы помним. Был…

Тот факт, что за всеми цветастыми декорациями «демократических ценностей» стоит право сильного, видно было на неделе и еще на одном примере. Павел Дуров, миллиардер и основатель Телеграма, рассказал, что корпорация Apple потребовала от него заблокировать три телеграм-канала, посвященных событиям в Белоруссии. Ну, не понравились они корпорации. И Дуров признался, что ему придется это сделать. Он ничего не может противопоставить этим акулам капитализма. При том, что смог противостоять Российской Федерации в лице «всемогущей» ФСБ — легко и непринужденно не выполнял требования властей, пока те не сдались и разрешили Телеграм.

На самом деле патерналистское государство — не так уж и плохо. Но при условии, что интересы «отцов» и «детей» совпадают. У нас «отцов» нет, безотцовщина мы. Одних уничтожили в начале 20-го века, других — в конце. Новой элиты, той, на которую можно равняться, просто не выросло. Вместо нее нас посетила какая-то чума. Но она обязательно закончится. Выпутаемся.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28387 от 12 октября 2020

Заголовок в газете: Постсоветская путаница