Касьянова чепуха

Экс-премьер-министр России издал свою “Малую землю”

Экс-премьер-министр России издал свою
“Малую землю”
Рисунок Алексея Меринова
Из печати вышла первая книга Михаила Касьянова, названная скромно и без претензий: “Без Путина”. Точнее, это не совсем книга, а развернутое интервью экс-премьера экс-тележурналисту Евгению Киселеву, перемежающееся лирическими отступлениями последнего.

Диалоги двух “бывших” местами напоминают Гоголя: “А что Касьян? Что Бородавка? Что Колопер? Что Пидсышок?” И слышал только в ответ Тарас Бульба, что Бородавка повешен в Толопане, что с Колопера содрали кожу под Кизикирменом, что Пидсышкова голова посолена в бочке и отправлена в самый Царьград”.

На 318 страницах Касьянов с Киселевым повествуют о том, как славно и вольно им жилось до тех пор, пока к власти не пришел Путин, и “Россия в очередной раз упустила свой шанс”.

Путин — “настоящий циничный гэбэшник, проводящий спецоперацию по удержанию власти” — вот главный лейтмотив этой книги, написанной, кажется, лишь с одной только целью: обелить себя и очернить Кремль.

В принципе ничего сверхординарного в этом нет: перекраивание истории лежит в извечной традиции власти, заложенной еще со времен “Краткого курса ВКП(б)” и “Малой земли”. Вопрос — лишь в профессиональности исполнения.

В этом смысле Касьянову куда проще, чем его многочисленным предшественникам. Тога лидера оппозиции позволяет экс-премьеру даже особо не утруждать себя подбором аргументов и доказательств. От Путина — все зло, и точка; и попробуй не согласиться — враз запишут во враги демократии и прислужники режима.
Из книги можно узнать немало нового. Оказывается, всеми успехами 2000—2004 годов Россия обязана исключительно Касьянову и его правительству:

“Путин в основном занимался проблемами Северного Кавказа и выборами, а я — текущим управлением правительства и хозяйственной деятельностью в стране”.

Иными словами — премьер работал в поте лица, а президент лишь делал умное лицо и надувал щеки. (Особенно умилил меня пассаж про то, как Путин “за спиной правительства” вступил в переговоры со Шредером насчет пересмотра условий возврата внешнего долга; Касьянов, кажется, запамятовал, что это президент формирует кабинет министров, а не наоборот.)

“Что вы сегодня, оборачиваясь назад, считаете главными вашими достижениями?” — спрашивает его Киселев.

“Без стеснения скажу, — скромно отвечает Касьянов, — если перечислить все, то наберется весьма длинный список”.

В этом “триумфальном” списке — и успешно проведенные реформы, и рост ВВП, и трехкратное снижение инфляции, и первый бездефицитный бюджет, и прочее, прочее. Никаких заслуг Путина здесь, ясно, нет; если и вмешивался он в работу правительства, то исключительно для того, чтобы остановить очередную реформу или создать преференции своим друзьям, вроде Миллера с Чемезовым. Не президент, а просто слон в посудной лавке.

Путин затормозил пенсионную реформу (когда книга готовилась к печати, о валоризации авторы, похоже, еще не знали). Не позволил списать долги Парижскому клубу. Запретил преобразовывать газовую отрасль и освободил “Газпром” от налогов. Посадил в тюрьму честного Ходорковского, пытавшегося установить прозрачные правила в бизнесе, и довел до гроба столь же честного Аксененко.

Кто запамятовал — Николай Аксененко работал в правительстве Касьянова первым вице-премьером и министром путей сообщения. По частоте обвинений в коррупции этот человек опережал даже самого Михаила Михайловича; основные железнодорожные перевозки, например, были отданы им фирмам сына и племянника. В 2001 году Генпрокуратура возбудила против него уголовное дело.

“Аксененко инкриминируется всякий вздор, — пишет по этому поводу Касьянов, — превышение нормативов бюджетных средств на командировки сотрудников министерства, приобретение для них квартир за счет прибыли от хозяйственной деятельности и какие-то такие другие вещи”.

“Какие-то другие вещи”, по оценке прокуратуры, тянули на 11 миллиардов нанесенного государству ущерба…

Почему же либерал и рыночник Касьянов работал на “циничного гэбэшника”? Да потому, что наивно верил: “мы, Владимир Путин и я, разделяем одни и те же демократические ценности”. На то ВВП и “гэбэшник”, чтоб обманывать честных людей; их специально учат этому в разведшколе.

Но потом — Касьянов прозрел. Последним звонком, как он пишет, стали Беслан и Ходорковский. Правда, сам в отставку он почему-то не подавал и о принципиальных своих разногласиях с Кремлем заговорил, лишь получив обходной лист.

Впрочем, это тоже в традициях отечественной политики. Чиновники зачастую переходят у нас в оппозицию, только когда им указывают на дверь…

* * *

Еще один антигерой книги — Сергей Степашин. Видимо, настолько глубоко запали в сердце Касьянова былые обиды, что даже по прошествии 10 лет не может скрыть неприязни к бывшему начальнику.

Степашин не только отговаривал его от портфеля министра финансов в своем правительстве (сам тогдашний премьер был, дескать, настолько слаб, что перечить Ельцину не смел), но и служил на посылках у Гусинского — вплоть до того, что медиамагнат прямо из касьяновского кабинета звонил Степашину на мобильный и давал ему указания, которые потом тот транслировал автору.

Дело касалось госкредита, который жадный Гусинский не хотел возвращать в казну, а Степашин-де ему потворствовал. Касьянов, конечно, прямо об этом не говорит, но между строк читается: олигарху дешевле было рассчитаться с премьером, нежели с бюджетом. Да и жена у него работала в “Мост-банке”.

Последнее утверждение даже не нуждается в комментариях: Тамара Степашина в “Мосте” никогда не служила. Да и самого Степашина в дружбе с Гусинским заподозрить довольно сложно. Единственное, будучи премьером, он действительно противился травле “Медиа-Моста” и НТВ, о чем авторы, впрочем, не пишут: это разрушило бы нарисованный ими отрицательный образ.

На портретную галерею своих недругов (Путин, Степашин, Примаков, Миллер, Сердюков) Касьянов потратил черной краски ровно столько, сколько белил — на изображение собственное.

Все многочисленные обвинения в свой адрес, которыми изобилует его биография, — от виртуозной работы с иностранными долгами до связей с “семьей” и олигархами — Касьянов объясняет с легкостью наперсточника: враги оклеветали.

Эту кампанию начал все тот же Гусинский, с чьей легкой руки и закрепилась за ним кличка Миша — Два Процента. Его ручные СМИ — газета “Сегодня”, “Эхо Москвы”, НТВ — напропалую транслировали ложь про министра финансов.

(Что удивительно, Евгений Киселев — сделавший немало для дискредитации Касьянова — особенно против обвинений в ангажированности и не возражает. Лишь замечает, что аналогичный поток негатива вылился тогда и на “Медиа-Мост”; с волками, дескать, жить — по-волчьи выть.)

А потом, спустя месяц, “вся эта ложь из прессы исчезла. Вновь она всплыла на поверхность через 6 лет, в июле 2005 года”.

В том, что Касьянов, мягко говоря, лукавит, нетрудно убедиться, зайдя в интернет или перелистав старые газеты. О коррупционных связях Михаила Михайловича в бытность его премьером журналисты писали весьма регулярно. Достаточно вспомнить громкий скандал с рыбными квотами 2003 года, когда в кабинет к Касьянову пришли с обыском, а шоу-прокурор Колесников прямо грозил ему пальцем.

Что же касается июля 2005-го, о котором поминает он, то на этом моменте следует остановиться поподробнее. Речь ведь идет об известном дачном деле, начавшемся именно с моих расследований…

* * *

Кратко напомню самую суть. Объект “Сосновка-1” — бывшая дача Михаила Суслова в элитнейшем столичном районе Троице-Лыково с участком в 11,5 гектара и особняком почти в 2 тысячи квадратных метров — была продана государством по смехотворной цене. За всю недвижимость, а также 49-летнюю аренду земли новый хозяин выложил в общей сложности немногим больше миллиона долларов — при том что рыночная стоимость была раз в сто больше. Этим счастливым хозяином, как известно, и оказался Михаил Касьянов…

Впоследствии Росимущество добьется через суд отмены всех аукционов и вернет “Сосновку” в государственное лоно. Одновременно Генпрокуратура возбудит уголовное дело, усмотрев в этих сделках криминал.

С начала тех событий прошло уже 4 года, большинство деталей, само собой, забылось. Видимо, этим и объясняется та ясноглазая наглость, с которой Касьянов излагает ход событий: авось никто и не вспомнит.

Ан нет. Все детали этой аферы известны сегодня до мельчайших подробностей. Реальные, подкрепленные документами факты камня на камне не оставляют от утверждений Касьянова.

Он пишет:

“…я приобрел “Сосновку” (кстати, это никакая не дача, а два полуразрушенных строения, возведенных еще в 30-е годы) в августе 2004 года, то есть через полгода после ухода с государственной службы. Поэтому все обвинения в прессе в превышении власти или злоупотреблении служебным положением абсурдны”.
Для чистоты отношений — на участке располагалось не “два полуразрушенных строения”, а 28 объектов, в том числе дом прислуги, овощехранилище, ледник, баня, теннисный корт и даже имелся собственный пляж.

Кстати, и бывший особняк Суслова — без малого 2 тыс. кв. м — находился в превосходном состоянии. Предыдущий арендатор “Сосновки” бизнесмен Михаил де Буар вложил в его ремонт 5 миллионов долларов, пристроив бассейн и восстановив по чертежам наборный паркет и дубовые стеновые панели. Со снимков, которые передал мне де Буар, предстает самый настоящий белоснежный дворец…

Не то чтобы Касьянов совсем уж врет. Скорее — он недоговаривает всей правды.

Формально — “Сосновку” Касьянов действительно приобрел в августе 2004 года, уже находясь в отставке. Фактически же — вся схема по ее уводу была разработана еще в бытность его премьер-министром.

Собственно, вся история началась с распоряжения премьера о передаче дачи с баланса ФСО подведомственному Мингосимуществу ФГУП “ВПК-Инвест”. Каковое ФГУП вскоре и продало “Сосновку” на подложном аукционе, куда никого посторонних просто не допустили. Все три фирмы, участвовавшие в торгах, были зарегистрированы по одним и тем же адресам и имели одинаковых учредителей и руководителей. Уже потом Генпрокуратура установит: журнал “Жилище и реформа”, в котором якобы было помещено объявление о конкурсе, в действительности ничего подобного не печатал.

Дальнейшее — понятно. Одна из фирм-близнецов — ООО “Амелия” — была признана победителем. За 28 объектов недвижимости она заплатила 11 миллионов 100 рублей. А через полгода — продала их Касьянову за ту же самую сумму; копейка в копеечку.

Параллельно экс-премьер с супругой переоформили на себя другую фирму, участвовавшую в торгах: ООО “Арт-групп”, за которой числилось право аренды на землю. Эта операция обошлась ему в 720 тысяч долларов — сущие гроши, учитывая, что сотка в этом районе стоила тогда не менее 25 тысяч “зелени”. А он — напоминаю — заполучил 11,5 гектара.

Продолжаем чтение:

“Купил эти строения на заемные средства, рассчитывая вернуть кредит за счет развития инвестиционного проекта. (Я собирался построить в “Сосновке” небольшой гостиничный комплекс.) Деньги занял не у государства или госбанка, а у друзей. Земля вокруг этих строений не покупалась и как была, так и, надеюсь, осталась государственная”.

И снова — если не откровенная ложь, то как минимум неприкрытое лукавство. Земля действительно не покупалась: в Москве это запрещено. Но она была взята в долгосрочную аренду на 49 лет, и до конца касьяновских дней этого бы точно хватило.

Насчет происхождения средств на покупку — еще занятнее. Деньги, как установило следствие, были взяты в кредит у одного банка, чей владелец по аналогичной подложной схеме купил соседнюю дачу “Сосновка-3”.

Если под словом “друзья” Касьянов имеет в виду этого банкира, многое становится на свои места. И, значит, неспроста продажа “Сосновки” совпала по времени с аукционом по продаже “Аэрофлота”, на котором победу одержал все тот же банк.

“Я оформил покупку совершенно официально, открыто, на собственное имя, а не на подставное лицо или офшор, как это делают многие”, — пишет экс-премьер. И это — тоже очередное лукавство. Перед тем как он записал “Сосновку” на себя, она была оформлена именно на подставные структуры, созданные только ради этого.

И отобрали дачу у него не потому, что “хорошенько “поработали” с судом”, и вовсе не “по надуманным и сфабрикованным основаниям”.

Несомненно, соответствующая “рекомендация” суду была протранслирована. Но это как раз тот случай, когда интересы власти целиком совпали с буквой закона.
Нет такого закона, чтобы имущество ценой в 100 миллионов долларов покупалось за миллион с небольшим, да еще и на деньги, одолженные у “так называемых олигархов” (именно так, чисто в советском духе, именует своих друзей Касьянов).

Не пойди Касьянов против Путина, большинство его нынешних сторонников — да тот же соавтор Киселев — первыми бы клеймили “зарвавшегося коррупционера”, поминая “Сосновку” при любом удобном случае.

Но теперь, в награду за “принципиальную позицию”, ему готовы простить любые грехи.

Нынешняя оппозиция объединяется не по общности убеждений, а по принципу “против”. Еще 6 лет назад активисты НБП закидывали Касьянова майонезом, а сегодня стоит он плечом к плечу с Лимоновым.

Ни репутация, ни былые обиды, ни диаметральная разница взглядов — ничего это значения сегодня не имеет. В борьбе с режимом нынешняя оппозиция готова объединиться хоть с чертом лысым, лишь бы скандировал тот: “Россия без Путина!”

Касьянов — все-таки симпатичнее лысого черта…

* * *

Примечательный диалог обнаружил я в касьяновской книге.

“Случалось ли вам говорить неправду?” — задает ему вопрос Киселев. “Нет”, — отвечает Касьянов. И тут же шутя оговаривается: “Теперь вот как минимум один раз соврал”.

Михаил Михайлович, как всегда, лукавит. Судя по этой книге, соврал он вовсе не один раз. Точному подсчету цифра эта не поддается…