Россия не знает, как себя ввести

Наши миротворцы очень нужны в Киргизии, но есть риск там увязнуть

Наши миротворцы очень нужны в Киргизии, но есть риск там увязнуть
Графика Ивана Скрипалева.

Правозащитные организации Киргизии обратились к России с просьбой ввести в страну ее миротворческие силы. Авторы послания отмечают: “Россия всегда протягивала руку помощи нашему народу в трудные годы нашей истории”. Таким образом, более 80 правозащитных организаций присоединились к просьбе временного правительства страны. Ранее глава временного правительства Киргизии Роза Отунбаева официально обратилась к руководству России с просьбой рассмотреть возможность введения в зону межнационального конфликта на юге страны вооруженных сил. Она заявила, что власти Киргизии готовы к переговорам по вводу в зону конфликта миротворческих контингентов ОДКБ или ШОС.


Казалось бы, вот он, шанс. Если образ имперской России, стремящейся к воссозданию некоего подобия Советского Союза и подчинению своих соседей на постсоветском пространстве, столь популярный на Западе, соответствует действительности, то Москва должна была бы ухватиться за предоставленную ей возможность. Правительство Киргизии само зовет российские войска! В этой ситуации и давно перезревший вопрос об американской военной базе в Киргизии, видимо, решился бы сам собой. Однако Москва почему-то не торопится. Во всяком случае, пытается разделить ответственность за последствия этого шага с партнерами по СНГ, в первую очередь теми, с которыми связана Договором о коллективной безопасности.


В понедельник, 14 июня, в Москве по инициативе Президента России Дмитрия Медведева прошли экстренные консультации секретарей совбезов стран ОДКБ по обстановке в Киргизии. На встрече присутствовали руководители СБ Армении, Белоруссии, Казахстана, России, Таджикистана и Узбекистана, а также полномочный представитель Киргизии при ОДКБ. Секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев по итогам встречи заявил, что секретари совбезов не исключили использования никаких средств, которые есть в потенциале ОДКБ и применение которых возможно в зависимости от развития ситуации в Киргизии. Означает ли это, что страны ОДКБ готовы и намерены использовать войска для наведения порядка в Киргизии, и, главное, когда это произойдет, пока сказать трудно. Генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа заявил: “ОДКБ располагает необходимыми возможностями для действия в таких ситуациях”.


Напомним, что Соглашение о порядке применения коллективных сил быстрого развертывания Центрально-Азиатского региона было подписано в Минске в июне 2006 года. К 2010 году планировалось завершить создание трех группировок КСБР. В конце апреля этого года в Таджикистане на военном полигоне Чорух-Дайрон прошли учения КСБР. На маневрах отрабатывались подготовка и ведение совместной контртеррористической операции на территории Таджикистана. При этом предполагалось блокирование и уничтожение незаконных вооруженных формирований, проникших извне на таджикскую территорию.

4 февраля 2009 года в Москве лидеры стран Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) одобрили создание Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР). Согласно подписанному документу, Коллективные силы оперативного реагирования будут использоваться для отражения военной агрессии, проведения специальных операций по борьбе с международным терроризмом и экстремизмом, транснациональной организованной преступностью, наркотрафиком, а также для ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций.


14 июня 2009 года на саммите ОДКБ в Москве планировалось подписание документов о создании КСОР. Однако две из семи входящих в ОДКБ стран — Белоруссия и Узбекистан — не подписали соглашение. Белоруссия присоединилась к нему только 20 октября 2009 года. Тем не менее 6 октября 2009 года на полигоне Матыбулак в Казахстане состоялись учения КСОР.


Соглашение о миротворческих силах ОДКБ ратифицировали пока из 7 членов ОДКБ только 4 государства — Армения, Беларусь, Казахстан и Россия. В январе 2009 года оно вступило в силу, но только для этих государств.


Однако проблема в том, что устав ОДКБ допускает оказание помощи ее членам только в случае внешней агрессии. Кроме того, препятствием к введению в Киргизию военных контингентов стран ОДКБ является национальный состав вооруженных сил. Трудно сказать, как будут усмирять киргизов и узбеков их ближайшие соседи — военные из Таджикистана и Казахстана. Видимо, принять окончательное решение мешают сложные межгосударственные отношения между странами Центральной Азии.


Однако в сложившейся ситуации решение необходимо принимать быстро, потому что на юге Киргизии продолжают гибнуть люди. Туманные формулировки, звучащие из Москвы, не прибавляют авторитета ни Кремлю, ни ОДКБ в целом. ОДКБ предстает перед всем миром как малоэффективная организация, не способная оперативно реагировать на события. А ее широко разрекламированные коллективные силы — и вовсе каким-то фантомом, то ли существующим в реальности, то ли нет. Возникает резонный вопрос: зачем такая организация вообще нужна, если она неспособна оказать помощь одной из стран-членов в критический для нее момент? 


Марина Перевозкина


МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ


Следует ли России — напрямую или через ОДКБ — вмешаться в киргизские события?


Оксана АНТОНЕНКО, директор программ по России и Евразии Международного института стратегических исследований (Лондон):


— Это может быть либо формат ШОС, либо ОДКБ, который рассматривается как более предпочтительный. С другой стороны, участие внешних сил в урегулировании ситуации должно сопровождаться четким мандатом, определяющим, чего именно должно достичь участие российских сил. В любом случае это должно быть краткосрочное вмешательство.


Федор ЛУКЬЯНОВ, главный редактор журнала “Россия в глобальной политике”:


— У России нет выхода — вмешаться в ситуацию в Киргизии ей необходимо. Если беспорядки не прекратятся, они распространятся за пределы юга страны. Это будет кризис общесреднеазиатский. А учитывая количество киргизов и узбеков, живущих и работающих в России, в том числе и в Москве, можно предположить возможность некоторых вспышек и здесь. Это тот случай, когда кто-то должен взять на себя ответственность за урегулирование, а, кроме России, больше сделать это некому. Вероятность распространения конфликта вплоть до российских территорий — серьезный аргумент. Но есть еще и статусно-престижный аспект. Если Россия всерьез претендует на сферы влияния, то тем более нет ни морального, ни политического права от этого дистанцироваться. Если Россия проигнорирует ситуацию в Киргизии, все дальнейшие заявления о неких эксклюзивных правах на постсоветском пространстве будут звучать неубедительно. Другой вопрос: есть ли у России квалифицированные силы, чтобы урегулировать ситуацию. Российская армия такого рода акции не проводила, подобные акции проводила армия СССР, в том числе в том же самом районе Ферганской долины в 1990 году. Те действия критиковали, но эффект был достигнут. Сейчас же надо понять, какие подразделения справятся со столь деликатной миссией.


Константин ЗАТУЛИН, первый зампред комитета Госдумы по делам СНГ (ЕР):


— “России следует использовать все возможные способы, чтобы дело не дошло до ввода ею миротворцев. И только если все другие методы изменить ситуацию будут исчерпаны, то только тогда возможно принятие решения о миротворцах. Но при условии, что Россия заручится поддержкой всех членов ОДКБ. Пока же есть возможность переломить ситуацию другими способами: отправкой гуманитарной помощи, военной техники, возможно даже использование оперативных сил спецслужб. Направление же в Киргизию воинского контингента — крайнее средство”.


Станислав БЕЛКОВСКИЙ, политолог:


— “Миротворцев посылать туда не следует, потому что управлять конфликтом мы все равно не сможем. Нашим военным придется либо стрелять на поражение — как в киргизов, так и в узбеков, либо просто стоять. Но тогда это никак не изменит ситуацию. Поэтому усилия всех стран, в том числе и России, должны быть в первую очередь направлены на арест организаторов беспорядков и их счетов”.


Алексей ОСТРОВСКИЙ, глава комитета Госдумы по делам СНГ (ЛДПР):


“Киргизию я комментировать не буду. Почему? Вам недостаточно моего ответа? Тогда я вынужден его повторить: Киргизию я комментировать не буду”.


Глеб ПАВЛОВСКИЙ, глава Фонда эффективной политики:


— “Если Россия продолжает говорить о привилегированности интересов и если Киргизия в них не входит, то тогда непонятно, кто входит вообще. Если ситуация не разрядится, то, на мой взгляд, Россия обязана вмешаться. Но при одном условии: заручившись поддержкой всех союзников по ОДКБ. Если хотя бы один из них наложит вето, то вмешиваться не стоит, это будет просто опасно. Не надо забывать, что у каждого члена ОДКБ свои интересы: у Узбекистана, у Казахстана, Лукашенко, например, поддерживает Бакиева”...