На безрыбье

Язык у наших вождей подвешен куда лучше, чем у Хрущева, Брежнева, комсомольского лидера Павлова, даже Ленина и Сталина

10.06.2011 в 16:54, просмотров: 2876

При постоянной запруженности улиц прохожими, пробках на дорогах и переполненной подземке — поразительное безлюдье. Нет ярких личностей и харизматических вождей, есть поголовная безликость и удручающее однообразие.

На безрыбье
Рисунок Алексея Меринова

Смешные

Когда румяный комсомольский вождь

На нас, поэтов, кулаком грохочет

И хочет наши души мять, как воск,

И вылепить свое подобье хочет…

Эти строки Евгения Евтушенко приходят на память, когда сравниваешь прошлых и нынешних вождей.

Мы ох как продвинулись по части внешнего негромыхания кулаками и нетопания ногами, нестучания ботинком по трибуне и небросания врагов народа в темницы.

И язык у наших вождей подвешен куда лучше, чем у Хрущева, Брежнева, комсомольского лидера Павлова, даже Ленина и Сталина они обскачут, переговорят, превзойдут, хотя те по части ораторского искусства были непревзойденными мастаками, умели развести такую демагогию, что слушатели впадали в транс восторга.

А уж внешний лоск нынешних — тем паче прежним не чета.

И все же не покидает ощущение: у нас игрушечные лидеры. Дело не в миниатюрном телосложении. И не в кукольных затверженных жестах и позах, кои демонстрируют публике. Дело — в сути позиций и программных заявлений касательно амбициозных планов преобразования России.

Конечно, хочется выглядеть Петрами Великими и Александрами Вторыми, а не Победоносцевым и Николаем Палкиным, который садился на коня, чтоб казаться выше. По сути же теперешние реформы все больше смахивают на реакционные прожекты предпоследнего и последнего русских монархов.

Но, может, внешняя кукольность и мизерность идей — вообще главный признак поголовно всех — в мировом масштабе — впередсмотрящих? И в этом смысле здоровущий Обама ничуть не привлекательнее мелкого Саркози?

Карикатурный, словно со сцены сошедший паяц Берлускони настолько неестественен в своем плохом актерстве, что даже его окровавленное, разбитое статуэткой лицо вызывает не столько сочувствие, сколько ощущение плохой загримированности и подозрение: перед нами не кровь, а томатный сок.

Однако: народы не только терпят этих своих скоморошных вождей, но в глубине души (а то и явно) им симпатизируют, любят, разделяют их мнения и оправдывают потуги быть первыми.

В самом деле — как не симпатизировать упомянутому Берлускони, если он в свои 70 с хвостиком гоняется за юными нимфами, проводит с ними бурные ночи, поет на партийных собраниях медоточивые песни и вообще ведет себя так, как мечтает себя вести каждый достигший пенсионного возраста рядовой житель планеты?

Таким премьером следует гордиться!

А Саркози, женатый на гламурной диве, — разве не добился того, о чем грезит большинство: ездит по саммитам, болтает что ни попадя, поливает коллег по Евросоюзу на чем свет стоит, а потом с ними же целуется-милуется. Другим бы за такую непоследовательность (а точнее — безответственность) так нагорело…

Одним словом, в полном согласии со своими идеалами земляне продолжают двигаться в будущее. Какое? Нетрудно вообразить.

Для России отсутствие масштабных фигур — и вовсе благо. Вы только вообразите появление на сегодняшнем политическом небосклоне людей уровня (и степени жестокости) Берии или Троцкого…

И вот эти-то люди, значит, определяют мировую политику, формируют будущее человечества? Неужели они и есть элита интеллекта и здравого смысла, они и есть соль планеты?

Серые кардиналы

Применимо ли понятие “личность” к “серым кардиналам”, находящимся во вторых и третьих рядах, — скажем, к помощникам, спичрайтерам и референтам первых лиц? Не они ли, эти самые вроде бы второстепенные персонажи, являются действительными, подлинными творцами политики, руководителями государств, корпораций, фирм, больших и малых коллективов?

Безусловно, так — если первые лица декоративны, номинальны, чучельны.

Разве мог забивавший козла Брежнев или не знавший, как избежать принятия важных государственных решений, Николай II обойтись без советчиков-помощников, то есть дергавших за ниточки кукловодов?

Впрочем, люди-подпорки необходимы лицам любых масштабов — и Наполеону, и Сталину, и Гитлеру… История свидетельствует: фюрер хорошо понимал, какие помощники ему потребны, и селекционно окружал себя именно такими необходимыми исполнителями — генераторами идей. Министр просвещения и пропаганды Геббельс был завербован им в союзники именно после того, как проявил и зарекомендовал себя умелым соратником соперника Гитлера в борьбе за власть.

Андропов и компания

Недавно попалась на глаза публикация видного кинорежиссера в одной из центральных газет — о команде референтов Юрия Андропова в тот период, когда тот еще не возглавил КГБ, а занимал в ЦК КПСС пост, связанный с надзором за социалистическими странами. Александр Бовин, Георгий Арбатов, Николай Шишлин… Помню их — участников суперпопулярной во времена моей ранней молодости телепередачи о политике. Я, еще несмышленыш, слушал затаив дыхание: с телеэкрана неслись мысли, кардинально отличавшиеся от догм господствовавшей идеологии. Смельчаки, снабженные уникальной информацией, явно допущенные к источникам засекреченных сведений, мыслители неординарного уровня, изрекали заведомо рискованную отсебятину… Почему им это позволялось?

В газетной публикации, о которой речь, объясняется: мудрый Андропов, понимавший необходимость реформ в стагнирующем обществе, выбирал именно прогрессивно мыслящих референтов. Они помогали ему в работе, а также писали доклады Брежневу: произнесенное с трибуны генсеком считалось непререкаемым законом. То есть Андропов формировал политику государства, которое вскоре возглавил, заранее готовил пост и почву для последующих реформ?

Кое-что смутило меня в этом газетном мемуаре. Смутил рассказ о том, как после Пражской весны и введения в Прагу советских войск вернувшийся из командировки в Чехословакию Шишлин воскликнул: “Какой Дубчек дурак! Мы подкрадывались, тихо внедряли прогрессивные идеи, а он выскочил из окопа и вызвал на себя неприятельский огонь. Теперь реформы придется отложить лет на 20! “Автор статьи с горечью восклицает: “Так и вышло! “

Есть что-то коробящее в этих рассуждениях. Конечно, реформы в России следует осуществлять крадучись, постепенно. Но не будь безрассудных людей типа Дубчека, возможно, эти реформы затянулись бы не на 20 лет, а на века. Действия Дубчека, если прибегать к терминологии Шишлина, сравнимы с подвигом бросившегося на вражеский дзот Александра Матросова (над которым, правда, теперь потешаемся в анекдотах: “Проклятый гололед!”). Без атаки Дубчека на бастионы тоталитаризма мы в России не раскачались бы в принятии кардинальных перемен до сего дня. Неформальные лидеры социалистических стран Дубчек и Валенса переменили психологию советских граждан.

В позиции Шишлина (реальной или приписанной ему автором публикации?) увиделась попытка сохранить теплое место и монополию на знание, привилегию считаться инакомыслящим, быть умным фрондером, оставаясь при этом прислужником власти, наглухо защищенным партийной привилегией бонзой… Увы, таких пруд пруди по сей день.

Найти честного!

Что происходит в нашей стране ныне? Светочами именуют узников бизнеса, людей с набитыми ворованными деньгами карманами… А откровенную жулябию за то, что провозглашает себя демократкой, — яро поддерживают в противостоянии не самому кристальному ее оппоненту…

И это вместо того, чтобы пытаться найти просто честного человека! Которого бы уважали не за мизерное отличие от вора и не потому, что на безрыбье выглядит аппетитным раком, а за то, что совестлив, умен, а может быть, и пригож. Именно моральный авторитет Дубчека и его последователя Гавела помогли Чехии преодолеть трудности на пути к превращению страны в демократическую державу.

Населению не так много надо. Достаточно знать, что во главе государства стоит искренний, порядочный человек. Если видишь, что он не хапуга, не лукавец, не мародер, тогда возникает желание трудиться на благо общества и во имя своего собственного процветания, а не воровать.

Дождемся ли личности, способной переиначить наш взгляд на собственное предназначение?