Чьи останки нашел патриарх?

«МК» выяснил, что кроется за сенсационным заявлением РПЦ о судьбе мощей царской семьи

29.07.2012 в 18:28, просмотров: 9843

Московский патриархат может пересмотреть отношение к так называемым екатеринбургским останкам, или останкам царской семьи, то есть признать их подлинность. Об этом намекнул на прошлой неделе патриарх Кирилл, открывая заседание Святейшего синода в Киеве. По его словам, из Нью-Йорка поступила важная информация, которая связана с обстоятельствами кончины царской семьи. «Полагаю, что эти обстоятельства помогут нам определить свою позицию, в том числе по делу так называемых екатеринбургских останков», — сказал Патриарх всея Руси. «МК» выяснил, в чем может заключаться «важная информация».

Чьи останки нашел патриарх?
фото: ru.wikipedia.org

Итак, интрига состоит в том, что никто из исследователей пока не знает, о чем идет речь, но каждая лаборатория, которая занималась генетическими исследованиями костных и других останков царской семьи, теперь надеется, что Кирилл имел в виду именно ее работу.

Первым делом «МК» связался с Московской патриархией. «Ждите, — ответили нам, — скоро патриарх Кирилл обнародует важную информацию на нашем сайте. Когда? Неизвестно». Вот так, коротко и неясно...

Однако напомним читателям, что еще в 1991 году генетическое исследование было назначено следователем-криминалистом Главного управления криминалистики Следственного комитета РФ Владимиром Соловьевым. Посмертной судьбой царской семьи и идентификацией останков занимались судебные медики, антропологи, археологи, историки. Только генетические исследования проводились в пяти независимых лабораториях мира. К примеру, в Институте общей генетики им. Вавилова РАН руководитель исследования профессор Евгений Рогаев создал совершенно новую лабораторию: чтобы, не дай бог, результаты не «смазал» какой-нибудь посторонний образец ДНК. Ведь в ходе работы приходилось сравнивать геном из костных останков и зубов мучеников и крови живущих родственников царской семьи, в частности, мужа английской королевы Филиппа, которого связывают родственные узы с русской императрицей Александрой Федоровной. Параллельно велись работы в университете штата Массачусетс и Военно-генетической лаборатории Пентагона. В Пентагоне исследования возглавлял Майкл Кобл, и он так же, как Рогаев, твердо уверен в том, что найденные под Екатеринбургом останки принадлежали Романовым и их слугам.

Работа была завершена в 2008 году, и Владимир Соловьев не без чувства гордости произнес следующую фразу: «Я верю, что мои собственные мать и отец являются моими родителями, но доказательства, которые были приведены по данному делу, в миллион раз действительней, чем те доводы, что могу привести я. Останки, захороненные в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга, на 100 процентов принадлежат царской семье и ее окружению».

Однако оказалось, что выводы Следственного комитета РФ церкви не указ. В их подлинности до последнего сомневался и патриарх Алексий II. И вот патриарх Кирилл впервые за многие годы дал ученым надежду. В общем, на благодатной почве крылья за спиной выросли и у адептов других версий (разница — в местах обнаружения останков). Так, директор канцелярии Дома Романовых Александр Закатов заявил в четверг одному из информационных агентств, что некоторое время назад в Брюсселе при реставрации храма Иова Многостардального были обнаружены вещественные доказательства, переданные в начале ХХ века следователем Николаем Соколовым (он вел расследование убийства царской семьи в 1919–1924 годах по поручению адмирала Колчака). Соколов, по версии Закатова, нашел останки именно в Ганиной яме, а по версии Соловьева, истинными останками являются те, что были найдены в отдалении от нее, в Поросенковом Логу. Имел в виду Кирилл останки, найденные в брюссельском храме или что-то другое — непонятно.

— Странно, когда появилась версия о следователе Колчака Соколове, я в 1994 году посещал брюссельский храм по заданию госкомиссии, просил, чтобы мне предоставили хранившиеся там образцы жировой ткани убиенных, но мне ничего не предоставили, — вспоминает следователь СК РФ Соловьев. — Теперь вещдоки откуда ни возьмись всплыли?

По словам Закатова, «в свое время следователь Соколов передал их на сохранение князю Ширинскому-Шихматову. Потом сын князя счел нужным передать их Русской зарубежной церкви. Вещественные доказательства некоторое время хранились в православном храме в Париже, а позднее были переданы для хранения в строящийся храм в Брюсселе... В сосудах — земля, глина, смешанная с жировыми выделениями, которые остались при сжигании тел». Видимо, этот генетический материал хочет заново начать изучать церковь.

Кстати, есть еще один спорный «вещдок» — палец сестры императрицы Елизаветы Федоровны. Якобы одна из американских комиссий передала эти мощи святой великомученицы (которая раньше хранилась в Иерусалиме) двум исследователям: сотруднику Института общей генетики Льву Животовскому и его западному коллеге Алеку Найту. И что вы думаете? Они не нашли родства данного материала с останками, исследуемыми Рогаевым и его американскими коллегами.

— Мы считаем, что подкачали исследования Животовского и Найта, ведь они сравнивали останки, найденные под Екатеринбургом, с мертвым образцом, еще неизвестно откуда взявшимся. А мы — с живым потомком королевы Виктории, а значит, родственником императрицы Александры Федоровны, — подводит итог Соловьев. — Однако любая информация, которую хочет нам сообщить патриарх Кирилл, будет внимательно рассмотрена следственными органами. Я за цивилизованный диалог между церковными и светскими учеными, который в конечном счете приведет нас к истине.