В СИЗО «не знают, как помочь горю»

Судмедэксперт: «Чарыкова нуждается в госпитализации». Адвокат просит срочно перевести ее в гражданскую больницу

21.03.2013 в 20:36, просмотров: 7270

Третий месяц в СИЗО №6 не получает медицинской помощи 25-летняя Маргарита Чарыкова. Девушка — инвалид с рождения, у нее отсутствует часть кишечника. Ей и на воле-то было непросто жить, а в тюрьме все стало совсем плохо. Ее мать Эрика Каминская говорит, что дочь «гниет заживо». Маргарита месяц провела в тюремной больнице, но ее состояние только  ухудшилось. Несмотря на это, в воскресенье девушку выписали из больницы СИЗО №1 «Матросская Тишина» и перевели обратно в СИЗО №6 «Печатники». Она очень  этого боялась...

В СИЗО «не знают, как помочь горю»

Девушка была задержана в декабре по подозрению в продаже амфетамина. Маргарита обвинение категорически отрицает. Она говорит, что если что и употребляла, то лично и только для того, чтобы справиться с болью от многочисленных операций.

Ее жизнь легкой не назовешь. Маргарита родилась без ануса и части кишечника. На протяжении жизни она перенесла не меньше 15 оперативных вмешательств: столько может бегло перечислить ее мать. Всю жизнь она соблюдала строгий режим — протертая в блендере пища, ежедневные гигиенические процедуры, помогающие сходить в туалет. В СИЗО весь режим рухнул.

«За время пребывания в изоляторе необходимая медицинская помощь не оказывалась, не проводилось даже элементарных очистительных процедур, возможности соблюдать диету она была лишена, — написала Эрика Каминская правозащитникам. — С вышедшей наружу кровящей сигмовидной кишкой, с забитой пищеварительной системой, явными признаками сильнейшей интоксикации и уплотнившимся отеком всего тела, она в состоянии, близком к критическому, поступила в ведомство больницы СИЗО №1 «Матросская Тишина»...

В тюремной больнице не оказалось ни специалистов, ни оборудования. Маргарита все время плакала, отказывалась есть, чтобы не стало еще хуже. Матери и адвокату Светлане Сидоркиной она говорила, что «не живет, а гниет и умирает», жаловалась на температуру и капающие кровь и гной. Так как врача-проктолога к девушке не пускают, ее адвокат обратилась к специалисту: судмедэксперту высшей категории и доценту кафедры судебной медицины и правоведения Санкт-Петербургского ГМУ Леониду Петрову. На основе представленных документов он подготовил консультативное заключение специалиста:

«Наличие язв на слизистой толстой кишки создает опасность развития угрожающих жизни осложнений — кишечного кровотечения, перфорации язв с развитием перитонита. Наличие тошноты, рвоты, отеков с увеличением массы тела свидетельствует о нарастании у Чарыковой М.А. симптомов кишечной непроходимости с явлениями интоксикации. Сохранение симптомов кишечной непроходимости, проявлений язвенного колита и признаков хронического воспаления свидетельствует о неэффективности лечения, проведенного в СИЗО №1». Врач делает вывод: «Чарыкова М.А. нуждается в госпитализации в стационар, оказывающий медицинскую помощь по колопроктологии».

Но Маргариту Чарыкову вернули в СИЗО №6. Она очень этого боялась, говорила, что в камере, когда врача даже рядом нет, она точно умрет... Адвокат Светлана Сидоркина говорит, что у девушки стабильно держится температура 39, сохраняются тошнота, рвота, гнойные выделения.

— Ее вес увеличился с 47 до 60 кг, то есть на 13 килограммов, — говорит она. — Вчера ее осматривал терапевт в СИЗО. Там разводят руками, не отрицают, что у нее все плохо, но говорят, что нет специалистов и оборудования. Маргарита мне передала слова врачей СИЗО: «Мы не знаем, как помочь твоему горю».