Школу, шесть учениц которой сгорели в «Зимней вишне», бросили погибать

Вся крыша протекает, доски вместо стекол, учителя кормят детей своей картошкой

17.07.2018 в 19:46, просмотров: 54345

Со дня трагедии в кемеровском ТЦ «Зимняя вишня» прошло почти четыре месяца. На пожаре сгорели шесть пятиклассниц Трещинской школы. В траурные дни о поселке, где жили погибшие девочки, писали все журналисты. Фотографии нищей сельской школы облетели западные СМИ. Обещания помочь ей не заставили себя долго ждать.

Прошло время. Обещания так и остались висеть в воздухе.

В нашем распоряжении оказались фотографии той самой школы, которая находится в жутком состоянии.

Почему директор учебного заведения стесняется просить помощи, во сколько оценивается ремонт и как живут семьи погибших на селе, нам рассказал общественный деятель Максим Учватов.

Школу, шесть учениц которой сгорели в «Зимней вишне», бросили погибать
Фото: Максим Учватов.

Трещинская общеобразовательная школа — это два двухэтажных кирпичных строения: начальная и старшая школа. Население поселка Трещевский — чуть больше 700 человек. В школе учатся порядка 70 детей.

Максим Учватов на днях посетил школу и предоставил нам десятки снимков здания. Увиденное больше напоминает декорации из фильмов ужасов, чем место, куда придут учиться дети 1 сентября.

Сама школа построена в 1975 году. С тех пор ремонта здание, судя по всему, не видело. У центрального входа в школу разрушается часть фундамента, на фасаде облупилась краска, отсутствуют стекла в классах — вместо них деревянные дощечки.

Фото: Максим Учватов.

Внутри допотопная раздевалка с вешалками-вертушками, треснувшие раковины. Из инвентаря — проигрыватель с дисками, в спортзале лишь баскетбольные кольца, кабинет труда давно переделали в подсобку - за ненадобностью.

— Не случись трагедии, на состояние школы не обратили бы внимание?

— Думаю, не обратили бы, — говорит Учватов. — Ремонт в школе вроде какой-то проводили, что-то латали, но капитально ничего не делали.

— Своими силами поселок не осилит ремонт здания?

— Нет, конечно. Доходов в Трещевском нет, работы у людей нет, бюджета тоже практически нет.

— Что вас больше всего поразило в школе?

— Я будто в советское время вернулся, ностальгия меня накрыла, когда я там оказался. Теплые эмоции нахлынули. Захотелось выпить компот из сухофруктов, съесть котлету в школьной столовой и помочь этой школе. Удивило еще наличие библиотеки, хотя ее фонд не обновлялся с советских времен.

Фото: Максим Учватов.

Менять там надо все. Но денег на все не хватит. Для начала необходимо обновить кровлю, которая протекает, поменять старые окна, которые уже давно не держат тепло. Спортзал надо отремонтировать, столовую, раковины поменять, унитазы. Детям должно быть комфортно учиться.

Фото: Максим Учватов.

— Зимой в классах холодно?

— Конечно, продувает из окон, хотя их и заклеивают дедовским методом. Поразились мы и тому, как выглядит лестница аварийного выхода — она вся обшарпана и вот-вот развалится.

Фото: Максим Учватов.

— Я видела фотографии, где стоят кровати со старыми полосатыми матрасами — это что такое?

— Эти кровати стоят в здании начальной школы, там еще детский сад расположен.

— Почему школьники не используют кабинет труда?

— Закрыли за ненадобностью, его переделали под подсобное помещение. Вы видели, какие там хранятся инструменты? Ржавые пилы, молотки — наследие прошлых лет. Еще в школе до сих пор используют музыкальную аппаратуру с кассетными дисками. Видимо, чем укомплектовали учебное заведение в 70-е годы, тем до сих пор и пользуются.

— Директор школы просил о помощи?

Нет, он ничего не просил. Эти люди старой закалки, выросли на селе, они себя скромно ведут, стесняются что-то просить. Нам пришлось уговаривать их показать свои «владения». И только тогда директор признался, что в здании практически во всех кабинетах протекает кровля.

Фото: Максим Учватов.

Я спросил, холодно ли зимой в классах, он опустил глаза: «Продувает».

Когда я предложил поменять окна, директор махнул рукой: «Да кто же нам столько денег даст? Дорого слишком. 157 окон в школе».

Дальше он признался, что и спортзал не соответствует нормам Роспотребнадзора, по столовой есть предписания. В библиотеке кровля сильно течет, полки давно просели от сырости.

Фото: Максим Учватов.

Когда мы задали вопрос, не обновить ли библиотечный фонд, то услышали: «А что, это тоже можно просить?» К школе не проводили асфальтированную дорожку, осенью территория утопает в грязи. Зато сотрудники учебного заведения гордятся своим приусадебным участком, где выращивают картошку и капусту. Зимой продукты хранят в погребе.

— Это им зачем?

— Детей кормить. Не все родители в селах могут позволить оплатить школьное питание, поэтому преподаватели и директор школы сами летом заготавливают запасы на зиму, чтобы дети не ходили голодными. Ходят с тяпкой по участку, пропалывают картошку.

Фото: Максим Учватов.

— Деньги на ремонт кто-то собрал уже?

— Один благотворительный фонд взялся помочь, возможно, что-то добавит областная администрация из бюджета. Пока мы насчитали, что самый скромный ремонт обойдется в 40 млн рублей: кровля — порядка 11 млн, на окна уйдет 10–15 млн. Еще электропроводку надо менять, у них она тоже вся прогнила.

— К 1 сентября успеете?

— Пока надо согласовать бюджет. Если появятся деньги, что-то успеем сейчас. Остальное перенесем на следующий год.

Фото: Максим Учватов.

— Как живут семьи погибших детей в Трещевском?

Мы посетили две семьи. Одни жаловались на отсутствие воды и перебои электричества. А вторая семья выглядела отстраненной. Мать погибшей девочки на наш вопрос: «Вам что-то нужно?» — отвернулась: «Ничего нам уже не нужно».

Фото: Максим Учватов.

Читайте материал «Учительницу сгоревшего класса из Трещевского обвиняют в том, что она выжила»

Пожар в ТЦ "Зимняя вишня" в Кемерово. Хроника событий