Чудо 1920-х: советские студенты обогнули землю на велосипедах

Приключения бесстрашной троицы

Страна за железным занавесом — один из эталонных образов СССР. Тем удивительнее, что всего через семь лет после Великой Октябрьской, когда разоренная войной и социальными бурями Советская Россия находилась в тисках международной изоляции, группа комсомольцев-студентов умудрилась отправиться в далекий заграничный вояж, совершив в итоге кругосветное путешествие на велосипедах!

Приключения бесстрашной троицы
2 августа 1926 г. Проводы советских велосипедистов из Мексики. Из фондов спортивного музея Российского государственного университета физической культуры

Их было трое — студенты Государственного центрального института физической культуры Александр Князев, Илья Фрейдберг и их коллега из Ленинграда Георгий Плещ. Идея, которая увлекла молодых ребят, поначалу казалась чистой воды утопией. Ну кто же пустит велосипедистов колесить по дорогам далеких стран, кто выдаст визы? А на чем ехать, где раздобыть надежные машины? И наконец, откуда студентам, получающим лишь скромную стипендию и едва сводящим концы с концами, раздобыть деньги на столь долгое путешествие, да еще в валюте?

Однако парни не собирались отказываться от своей мечты. В конце концов под их напором неразрешимые проблемы стали сдаваться.

Марафон под волчий вой

Взяв на вооружение тезис о необходимости доказать всему миру выносливость молодого гражданина СССР и установить дружественные контакты с зарубежными спортивными организациями, студенты смогли заручиться поддержкой Всесоюзного совета по физической культуре (ВСФК). Чиновники пообещали содействие в оформлении загранпаспортов и виз.

Получив такие преференции, Князев с товарищами обратился к руководству госавиазавода №1 (до революции — «Дукс»), где в то время возобновили выпуск велосипедов. Директор выслушал ребят и распорядился бесплатно выделить им три двухколесные машины — пусть рекламируют во время своей поездки продукцию советского производства! На условиях такой же рекламной акции Резинотрест обеспечил велотуристов запасом покрышек и камер.

Александр Князев. Из фондов спортивного музея Российского государственного университета физической культуры

Для последней из проблем — финансовой — также нашлось решение. Какую-то сумму трое энтузиастов-комсомольцев смогли собрать, устроив тотальную распродажу своих пожитков. Однако основной взнос в бюджет предстоящего путешествия сделала редакция «Рабочей газеты». Деньги велосипедистам выплатили за то, что они на протяжении всего маршрута, проходящего по восточным районам страны, будут агитировать местных жителей подписываться на издание.

Старт уникальному марафону был дан 1 июля 1924-го на небольшом стадионе в Сокольниках. После короткой официальной части трое велосипедистов под звуки духового оркестра сделали несколько кругов по беговой дорожке спорткомплекса и вырулили на Стромынку, начиная свой долгий путь к Тихому океану. Сохранилась сделанная тогда фотография участников кругосветки: Князев, Плещ и Фрейдберг одеты в короткие «велосипедные» брюки, на головах — клетчатые кепи...

Свой маршрут на Дальний Восток велосипедисты проложили через Казань, Екатеринбург, Омск, Красноярск, Иркутск... Два с половиной месяца спустя московские велосипедисты добрались до Байкала. Дальше начиналась самая трудная часть пути — по местам, где вместо дорог существовали лишь намеки на них.

Чтобы не застрять в грязи и не заблудиться в безлюдной глухомани, ребята решили двигаться прямо по насыпи Транссибирской железнодорожной магистрали. Ночевать зачастую приходилось в глухом лесу, под аккомпанемент волчьего воя, однако приблизиться серые хищники не решались: их пугали необычные железяки на колесах. В столь непростых условиях трое спортсменов смогли достичь Читы. К этому времени уже наступила настоящая зима, так что ехать приходилось по снегу и бороться с морозом, энергичнее налегая на педали.

Илья Фрейдберг. Из фондов спортивного музея Российского государственного университета физической культуры

О трудностях сибирского этапа путешествия дают представление регистрационные записи в контрольных книжках, которые имели при себе участники кругосветки. На страницах этих тетрадей оставляли свои записи, скрепленные печатями, руководители администрации тех мест, через которые пролегал маршрут.

«Настоящим Бурейский сельсовет удостоверяет, что тов. Князев, пройдя последний контрольный пункт, село Ушумун, прибыл в пос. Бурея 9 ноября в 8 час. утра и отбыл в 8 ½ час., пройдя 454 версты. Что и удостоверяется. Подпись Предсельсовета.

Примечание: Из количества 454 в. путешественником было сделано пешком 169 в. вследствие снежных заносов и отсутствия дорог».

15 декабря велосипедисты добрались, наконец, до Владивостока. При подъезде к городу, чтобы сократить путь, они двинулись напрямую — по льду морского залива.

«Совершают свой подвиг спокойно и уверенно»

Из столицы Приморья началась зарубежная часть веломарафона троих московских комсомольцев. Во Владивостоке их уже поджидали присланные из столицы загранпаспорта с китайскими визами. Оставалось дождаться подходящего пароходного рейса. В первый день нового 1925 года Князев, Фрейдберг и Плещ со своими железными конями погрузились на борт судна, которое шло в Шанхай.

Высадившимся несколько дней спустя в этом знаменитом городе советским спортсменам почти сразу стало ясно, что здесь их поджидают совсем иные по сравнению с российским этапом проблемы и испытания. Продолжать велопутешествие пока не было возможности: именно через советское консульство в Шанхае парни должны были получить визы в США и хотя бы небольшой валютный перевод из Москвы. Пришлось поселиться в самой скромной гостинице и ждать. При этом каждый выход в город был чреват для ребят-комсомольцев серьезными неприятностями. Вот как описывали события этих дней сами участники кругосветки: «Мы уже неделю живем в Китае. Ни денег, ни пропусков в Америку у нас пока нет... Случайно мы поселились по соседству с белогвардейским кварталом. Пытавшиеся было вначале сблизиться с нами белогвардейцы быстро поняли, с кем они имеют дело, и сделались сразу нашими заклятыми врагами. При встречах с нами они постоянно бросали нам вдогонку какое-нибудь ругательство...»

«Шанхайское сидение» затянулось в итоге на пять месяцев. Чтобы не терять времени даром, парни старались подзаработать денег на проживание и на предстоящую дорогу. Конечно, без знания языка им удавалось получить лишь самую черную работу: грузчиками в порту, землекопами, уборщиками риса... Неожиданно поддержку деловым планам путешественников оказала обострившаяся в Шанхае обстановка. На одной из крупных фабрик вспыхнула забастовка, в городе нарастала волна беспорядков... В такой ситуации руководители советского консульства озаботились усилением охраны дипмиссии. Среди тех, кому предложили поработать охранниками, оказались и трое московских спортсменов.

Однажды под дверь их номера в гостинице кто-то подбросил письмо. На конверте было крупно написано: «Красной сволочи». А внутри была коротенькая записка: «Предлагаем вам в недельный срок выехать из Китая. Иначе поплатитесь жизнью».

Увы, угрозы недоброжелателей оказались не пустыми словами. Через несколько дней на Плеща, когда он шел через парк, напала группа людей. Георгий получил несколько серьезных ножевых ранений, так что ему пришлось отказаться от мысли продолжить кругосветное путешествие.

Оставшемуся велодуэту в конце концов через консульство оформили визы в соседнюю Японию и в Мексику, откуда, по словам советских дипломатов, было больше шансов все-таки протолкнуть въезд на территорию Соединенных Штатов.

Перебравшись морем в Страну восходящего солнца, велосипедисты продолжили путь. Особенностями их рейда по Японии стали, с одной стороны, удовольствие от езды по отличным местным дорогам, а с другой — неприятное ощущение от постоянной слежки, организованной здесь за чужестранцами. Двоих советских парней во время всех их перемещений и даже на ночлегах контролировали господа в штатском.

После Японии Князеву и Фрейдбергу предстояло рандеву с Мексикой. Океанский путь в эту страну на слабосильном пароходе (выбрали такой из соображений экономии денег) занял больше месяца. Наконец, 17 октября 1925 года путешественники высадились на берег Американского континента в порту Мансанильо. Отсюда им предстояло добраться до столицы страны Мехико. Этот велосипедный этап дался нелегко: спортсмены не сразу смогли приспособиться к очень жаркому климату, к обилию мошкары, к специфической местной воде... Вдобавок дороги, по которым они ехали, буквально ощетинились многочисленными колючками южных растений. Так что прокол следовал за проколом. Букет проблем дополнила недостаточная точность карт, которыми пользовались парни, в итоге они несколько раз заблудились и вынуждены были накручивать лишние километры.

Однако Александр и Илья справились с трудностями и, проехав полстраны, добрались до мексиканской столицы. Здесь их встретили активисты местного велоклуба. Они оставили регистрационную запись в маршрутном журнале советских путешественников: «Нижеподписавшиеся члены велосипедного клуба «Радио» из Мехико удостоверяют, что Александр Князев и Илья Фрейдберг прибыли 9 ноября 1925 года в 12 час. дня, преодолев 151 км от Полотитлана и 967 — от Мансанильо, совершая кругосветное путешествие, являющееся живым доказательством силы русского народа. С чем велосипедистов поздравляем и желаем счастливого возвращения на родину».

Приезду двоих путешественников из далекой Страны Советов уделили внимание местные газеты. «Русские велосипедисты совершают свой подвиг без шума, спокойно и уверенно... В эти дни мы смотрим на Россию, широко раскрыв глаза от удивления...» — писала пресса.

Уважительное и приветливое отношение мексиканцев помогало решить далеко не все проблемы Фрейдберга и Князева. Их попытки добиться американской визы никак не давали результата, а деньги в казне между тем таяли с катастрофической скоростью. В какой-то момент у Ильи и Александра осталось всего 7 песо.

1926 г. Мексика. Иногда вместо дорог приходилось двигаться по канавам с водой. Из фондов спортивного музея Российского государственного университета физической культуры

Однако обстоятельства и на сей раз оказались благосклонны к этим отважным парням. В Мексику прибыла из СССР научная ботаническая экспедиция, которой предстояло заниматься изучением местной флоры. Князев и Фрейдберг не только встретились с соотечественниками, но и решили наняться в экспедицию разнорабочими.

Последующие несколько месяцев велопутешественники вместе с советскими специалистами-ботаниками они отправились в мексиканские джунгли, потом побывали в Гватемале и Колумбии. Лишь когда все работы были выполнены и экспедиция отплыла из Мексики в Советский Союз, двое спортсменов возобновили свою кругосветку. Увы, добиться возможности проехать по территории США они так и не смогли, поэтому решено было из Мексики сразу перебраться морем в Европу. Завершая мексиканскую часть пути, Илья и Александр доехали своим ходом до портового города Тампико на восточном побережье страны. Отсюда ходили пароходы до Старого Света.

Красные флаги против «коричневой чумы»

Выяснилось, что выбор пассажирских рейсов для них совсем невелик. Фактически единственным доступным вариантом было купить билеты на пароход, отправляющийся из Тампико в немецкий Гамбург.

Дальнейший европейский этап путешествия также оказался чреват приключениями. Еще в гамбургском порту к Князеву и Фрейдбергу, заметив советские красные флажки на их велосипедах, подошли несколько рабочих. Они пояснили, что ездить с такими «пропагандистскими атрибутами» по Германии небезопасно. В стране активизировались нацисты, и за публичную демонстрацию советской символики они могут запросто побить спортсменов. Впрочем, участники кругосветки предупреждением пренебрегли. Как они сами потом вспоминали, с «идеологическими оппонентами» в итоге повезло: самым серьезным последствием демонстрации советских флагов стал всего-навсего отказ владельца кафе в одном из городков накормить «коммунистов» обедом.

Двигаясь на юго-восток, двое велосипедистов пересекли всю Германию и оказались в польских пределах. Здесь уже не было «коричневых», однако отношение большинства жителей к «агентам Советов» было недружелюбным: в Речи Посполитой еще хорошо помнили недавние события советско-польской войны 1920–1921 гг.

Наконец, заграничная часть веломарафона была завершена. Впереди — последний этап, уже по советской территории. Переход через границу Польши и СССР велосипедисты совершили в сопровождении почетного эскорта польских военных: четырех офицеров и четырех солдат. Александр с Ильей так и не поняли, что это было: проявление уважения к спортсменам, совершавшим столь уникальное путешествие, или конвоирование к пограничному рубежу двоих подозрительных иностранцев?

Дальнейший путь проходил в совсем иной, гораздо более комфортной для ребят обстановке. Хотя на дворе стояла зима и состояние заснеженных российских дорог во многих местах отнюдь не способствовало езде по ним на велосипедах, Князев и Фрейдберг уверенно продолжали свой марафон. В городах и поселках на маршруте их встречали радушно. Практически в каждом очередном городе покрупнее Илья и Александр делали остановку, выступали перед собравшимися жителями, рассказывая о путешествии, об увиденном в далеких странах.

Встреча спустя много лет. И.Фрейдберг (слева) и А.Князев. Из фондов спортивного музея Российского государственного университета физической культуры

Из Киева они отправили телеграмму в Москву о своем скором прибытии. Из ВСФК пришел ответ-указание: нужно подгадать въезд в советскую столицу к 6 марта, именно на этот день готовится церемония встречи кругосветчиков.

В тот мартовский день по Москве двигалась необычная процессия. Возглавлял ее духовой оркестр, игравший бравурные марши. А дальше — целая кавалькада велосипедистов, в центре которой герои-спортсмены, только что завершившие свое «колечко» вокруг планеты. Официальный финиш этого сверхдальнего рейда произошел в самом центре города, на площади Свердлова, где была организована торжественная церемония. В ходе нее один из руководителей ВСФК сделал итоговые записи в контрольных книжках путешественников. Вот одна из них: «Тов. Князев Александр закончил кругосветный пробег на велосипедах. На финише принят в гор. Москве 6 марта 1927 г. в 13 час. Зам. отв. секретаря ВСФК Шардаков».

В общей сложности удивительный кругосветный рейд двоих московских комсомольцев продолжался 2 года 8 месяцев и 6 дней. За это время Князев и Фрейдберг преодолели путь длиной в 45 тысяч километров. Из них без малого 26 тысяч было сделано на велосипедах. Ребята подсчитали, что на столь длинном пути им пришлось сменить более 40 покрышек и три десятка камер, свыше полусотни спиц... Но в целом велосипеды советского производства с честью выдержали столь серьезное испытание. А их отважные «всадники» по возвращении в Москву вновь засели за учебу и через несколько лет успешно окончили физкультурный вуз.

Много лет спустя, уже в 1980-х, А.Князев и И.Фрейдберг передали материалы из своих личных архивов, связанные с кругосветным путешествием, в музей родного института. Там же до сих пор хранятся колеса их велосипедов, намотавшие на себя путь вокруг земного шара.

Редакция «МК» благодарит сотрудников спортивного музея Российского государственного университета физической культуры за помощь в подготовке публикации.

Сюжет:

100 лет комсомолу

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27813 от 19 октября 2018

Заголовок в газете: Невероятная кругосветка