Светлана Аллилуева стала жертвой американского «плана расчленения России»

Мы публикуем выдержки из этого документа, который стал «виновником» развала СССР

25.10.2018 в 21:35, просмотров: 4396

Премьера нового телесериала «Светлана» значительно повысила «градус интереса» к дочери Сталина Светлане Аллилуевой. О некоторых очень важных и не известных широкой публике фактах, которые практически не отражены в фильме, нам рассказал исследователь политической истории мира Николай Над. Оказывается, «кремлевская принцесса» стала жертвой закона США, направленного на полный развал нашей страны и действующего до сих пор.

Светлана Аллилуева стала жертвой американского «плана расчленения России»

– Николай Алексеевич, какое впечатление у вас, как у специалиста, сложилось после просмотра нового фильма, который сами его авторы называют «драматической интерпретацией событий и персонажей»?

– Хотя всех серий я не видел (наш разговор происходил за несколько дней до завершения показа сериала – А. Д.), однако некоторые конкретные выводы сделать уже могу.

Во-первых, стал ясен замысел авторов, – показать судьбу Светланы, как человека, у которого были родители, чье исключительное положение в иерархии советской власти и предопределило дальнейшую непростую судьбу дочери.

А во-вторых, я убедился, что основой для драматургии фильма послужила известная книга Аллилуевой «Двадцать писем к другу», опубликованная после ее бегства из СССР на Западе.

Хотя эта книга считается мемуарами дочери Сталина, однако на самом деле над текстом основательно потрудились «редакторы» из ЦРУ. Их стараниями многие эпизоды оказались «перевернуты» и изложены не с позиций личных переживаний и наблюдений Светланы, а получили явную политическую направленность против нашей страны. Убедиться в этом я смог не так давно, когда мне удалось заполучить машинописный экземпляр подлинной «Исповеди» дочери Сталина. Расхождений и «накладок» по сравнению с ней в книге – масса.

Самое важное, чем хотелось бы «подкорректировать» телевизионный сценарий, – роль американских спецслужб в судьбе Светланы Аллилуевой. Ведь уже много лет спустя после своего переезда на Запад она призналась: «Все эти годы я была самой настоящей игрушкой в руках ЦРУ».

Между тем у зрителей, посмотревших сериал, может сложиться впечатление, что виной всех проблем, страданий, изломов судьбы Светланы в то время, о котором рассказывает фильм, являются в основном ее личные переживания. Героиня мучается, что ее жизнь не складывается из-за предвзятого отношения окружающих людей к ее отцу, из-за разоблачения культа личности. В итоге, доведенная до предела, она решается на крайний шаг и отправляется искать счастья в другой стране...

Но в реальности все обстоятельства жизни Аллилуевой в значительной степени связаны с тем, что она, не ведая сама, попала в жернова американских спецслужб. Они на протяжении многих лет «вели» дочь Сталина, осуществляя операцию, во исполнение принятого Конгрессом и Сенатом США специального закона, который в обиходе получил название «План расчленения России».

– Что же это за закон?

– О его существовании до сих пор знают не многие. Но благодаря моему знакомству и доверительным отношениям с первыми лицами советских спецслужб мне в свое время удалось получить копию. Документ попал в Россию, благодаря усилиям нашей разведки. А передал мне его бывший 1-й заместитель Председателя КГБ СССР генерал Филипп Бобков.

Итак, 17 июля 1959 года Конгрессом США был принят Public Law 86-90, «Закон о порабощенных нациях». В нем в частности говорится (я заранее прошу извинить «чугунный» стиль протокольного языка, которым изложен документ): «Так как порабощение значительной части населения мира коммунистическим империализмом превращает идею мирного существования наций в насмешку и наносит ущерб естественным связям и взаимопониманию народа Соединенных Штатов с другими народами, и так как, начиная с 1918 года, империалистическая политика русского коммунизма привела к созданию обширной империи, которая представляет собою зловещую угрозу безопасности Соединенных Штатов и всех свободных народов мира, и так как империалистическая политика России привела путем прямой и косвенной агрессии к порабощению и лишению национальной независимости Польши, Венгрии, Литвы, Украины, Чехословакии, Латвии, Эстонии, Белоруссии, Румынии,.. Грузии, Северной Кореи, Албании, Идель-Урала, Тибета, Казакии, Туркестана, Северного Вьетнама и других, и так как эти порабощенные нации, видя в Соединенных Штатах цитадель человеческой свободы, ищут их водительства в деле своего освобождения и обретения независимости и в деле восстановления религиозных свобод.., а также личных свобод, и так как для национальной безопасности Соединенных Штатов жизненно необходима непоколебимая поддержка стремлению к свободе и независимости, проявляемому народами этих покоренных наций,.. так как именно нам следует надлежащим официальным образом ясно показать таким народам тот исторический факт, что народ Соединенных Штатов разделяет их чаяния вновь обрести свободу и независимость, то отныне да так будет...»

В конце принятого американскими сенаторами и конгрессменами документа указывается и срок действия нового закона: «пока не будет достигнута свобода и независимость для всех порабощенных народов». То есть пока весь «коммунистический блок» и сам СССР, и Россия не распадутся на отдельные мелкие государства. Мы можем сегодня констатировать, что тот более чем полувековой давности американский закон сработал. Примером тому – произошедший на исходе века развал социалистического лагеря, распад Югославии, Чехословакии, «парад суверенитетов» в бывшем СССР.

– Но ведь в тексте закона нет упоминаний о каких-то конкретных действиях по «освобождению угнетенных народов».

- Как рассказывал мне бывший Председатель КГБ СССР Владимир Крючков, в соответствии с этим законом в США были подготовлены инструкции спецслужб, где как раз и говорилось о конкретных методах подготовки обретения независимости «угнетенными народами», в частности – на территории Советского Союза. В том числе, по линии ЦРУ следовало выискивать среди влиятельных, известных, заметных своим общественным положением людей тех, кто обижен властями, недоволен существующими в стране порядками.

Предлагалось «брать под опеку» таких граждан, и постепенно, ненавязчиво содействовать тому, чтобы их недовольство, неприятие существующей в стране действительности развивалось.

– Светлана Аллилуева оказалась в числе «опекаемых» ЦРУшниками?

- Совершенно верно. Американцы очень умело «подстроились» к проблемам дочери Сталина, смогли, используя ее внутренние душевные переживания и личные обиды, заманить Светлану в свои сети. И в конце концов склонили ее к переезду на Запад.

По мнению «кураторов» из ЦРУ, эффект от такого ее поступка было трудно переоценить: узнав, что дочка самого Сталина решила бежать из СССР, многие советские граждане наверняка задумаются, а стоит ли им жить в таком страшном государстве?! Столь же эффективным средством идеологической пропаганды, направленной на расшатывание России, стала книга «Двадцать писем к другу», которую издали за рубежом. Мемуары Аллилуевой, подправленные соответствующим образом ее «опекунами» из американских спецслужб, оказались, быть может, первым столь серьезным западным ударом в «холодной войне» против СССР.

– С этой книгой – настоящая детективная история. Ведь, насколько известно, Светлана передала рукопись своей «Исповеди» за границу задолго до того, как покинула Советский Союз...

- Редко у какой книги столь запутанная судьба! От людей, близко стоявших к ее истокам, я узнал, что в 1954 году Светлане Аллилуевой (тогда еще Сталиной), выпускнице аспирантуры Академии общественных наук поручили (вроде бы с подачи Президиума ЦК КПСС) написать воспоминания об отце в связи с планировавшимся тогда открытием его музея.

Через два года работа была завершена, однако разоблачение культа личности, случившееся на ХХ съезде партии, резко изменило ситуацию. Возникла необходимость все переделать на новый лад. После знаменитого доклада Хрущёва Светлана была вынуждена вносить в текст соответствующие изменения. Но сколько дочь ни переписывала свои воспоминания об отце, они так и не стали достаточно антисталинскими, и поэтому не были в то время напечатаны в СССР.

А после «добивания» Сталина на ХХII съезде и выноса его тела из Мавзолея в октябре 1961-го уже вообще не могло быть и речи о каких-то нормальных мемуарах. Даже замена фамилии отца на фамилию матери не избавила Светлану от нарастающей неприязни, а порою и откровенной травли в том числе и со стороны тех, кто совсем недавно еще набивался ей в друзья.

Светлана жила в основном на даче, чаще в одиночестве. Предательство, непонимание окружающих и страдания привели ее в церковь. Но и в Боге не нашла она желаемого спасения. И тогда вновь вернулась к воспоминаниям, рассчитывая очистить и успокоить душу откровениями на бумаге. «Может быть, когда я напишу то, что хочу написать, то забудусь.»

Этих слов нет в книге «Двадцать писем к другу», зато они остались в более раннем машинописном самиздатовском экземпляре.

Все-таки изначально Светлана прежде всего для себя писала и переписывала, зачеркивала и добавляла свои воспоминания и размышления. Однако позднее, по «подсказке» американских «друзей» и подключившихся к операции по их указке советских диссидентов, она решила переправить свою «Исповедь» за границу.

Рукопись попала сперва в Индию, а уже оттуда – в Америку. Как стала возможной такая «политическая контрабанда» рассказал мне Владимир Семичастный, занимавший в ту пору должность Председателя КГБ: «Светлана передала отпечатанную рукопись через свою подругу, дочь посла Индии в Советском Союзе.

Мы оказались просто бессильны помешать этому, поскольку досматривать дипломатический багаж, а тем более одежду дипломатов международное право не позволяло даже КГБ! Этот вывоз мемуарных записок Аллилуевой произошел до ее выезда в Индию, потому что, по нашим агентурным данным, еще в Москве появилась договоренность об издании их за рубежом. И не исключено, что просьба Светланы дать разрешение выехать в Индию, чтобы «развеять над водами Ганга» прах скончавшегося в Москве ее любимого мужа-индуса, была лишь прикрытием...»

Семичастный упомянул в своем рассказе о том, что он сам категорически не хотел выпускать Аллилуеву за границу, так как знал, что рукопись ее мемуаров уже оказалась на Западе. Однако члены Политбюро во главе с Брежневым в конце концов решили, что в этом ничего страшного нет: «Пусть едет под нашим контролем.»

«Мы выделили двух сопровождающих, мужчину и женщину, – вспоминал Семичастный. – Они Светлану постоянно сопровождали в Индии. Но однажды она поехала в деревню к родственникам своего покойного мужа, остановилась у них в доме. А нашим оперативникам куда деваться? – Ведь в этой глухомани даже гостиницы не оказалось! Что же прямо на улице среди змей ночевать?! Вот они и уехали, вернулись в советское посольство... А Светлана еще какое-то время там оставалась. Что в это время делала? С кем общалась? Возможно, именно тогда и были окончательно уточнены с американцами все детали ее побега... Она потом все тянула, тянула, ожидая, пока американцы ей подадут условленный сигнал, чтобы совершить последний шаг «к свободе».