Комсомолу 100 лет: это был «механизм для исполнения желаний молодых»

2-й секретарь ЦК Вячеслав Копьев рассказал, как был важен ВЛКСМ

28.10.2018 в 18:43, просмотров: 10374

Вячеслав Копьев — один из руководителей комсомола «позднего периода». В 1989 году его избрали 1-м секретарем Московского горкома. А еще год спустя он занял пост 2-го секретаря ЦК ВЛКСМ. В канун 100-летнего юбилея Всесоюзного Ленинского мы побеседовали с Вячеславом Всеволодовичем о делах прошлых дней и о днях нынешних.

Комсомолу 100 лет: это был «механизм для исполнения желаний молодых»
Фото: rugby.ru

— Давайте для начала вспомним главное. Какие дела, какие достижения комсомола, на ваш взгляд, наиболее важны?

— Важных для существования, развития страны дел и свершений, в которых принимала участие советская молодежь, много. Освоение целины, ударная комсомольская стройка — прокладка Байкало-Амурской магистрали... Ну и, конечно, Великая Отечественная война. За те труднейшие четыре года комсомольские организации сыграли важнейшую роль в защите Родины и разгроме врага. Это, наверное, одно из самых заслуживающих уважения и памяти дел, которые удалось сделать ВЛКСМ. А если говорить о комсомоле столицы, то здесь очень значимым было участие его в строительстве первых линий Московского метрополитена в тридцатые годы.

Во всех этих и многих других случаях молодежь активно подключалась к решению главнейших, самых насущных задач, которые стояли перед страной. Я бы сформулировал так: комсомол был в первую очередь неким механизмом, эффективно помогающим реализовывать такие масштабные задачи.

— Какие качества реально воспитывал в человеке комсомол?

— Есть песня «Любовь, комсомол и весна». Вот, мне кажется, это хорошее определение того, что такое комсомол: его место между любовью и весной. Ведь речь идет о молодых людях, а молодости свойственно ожидание счастья, успеха. И комсомол, с моей точки зрения, помогал юношам и девушкам найти себя в этом процессе борьбы за счастье, за успех. Механизм реализации этих желаний — это как раз и была комсомольская задача. Если у человека имелось желание работать, добиваться успеха, он приходил в комсомольскую организацию и говорил: я хочу вот это, и ему помогали. Я думаю, может быть, главная заслуга комсомола как раз в том, что мы освоили методику реализации молодежных инициатив. Так появились, например, движение научно-технической творческой молодежи, конкурсы студенческих работ в различных областях...

— Мне доводилось общаться с дочерью расстрелянного в 1930-е комсомольского руководителя, и она вспоминала слова, сказанные когда-то матерью, его вдовой: мол, всех настоящих, активных комсомольцев выкосили в годы сталинского террора, а потом в молодежной организации были уже «не те». На ваш взгляд, есть в этом какая-то доля правды?

— Я не согласен с подобной точкой зрения. Каждое поколение по-своему воспринимает своих последователей. И зачастую субъективно. Как принято говорить: раньше и сахар был слаще, и солнце светило ярче... В упомянутом вами высказывании есть, конечно, преувеличение. В СССР миллионы людей были комсомольцами, и миллионы этих людей, каждый на своем месте, добивались определенных результатов от своей деятельности. Нельзя сказать, что вот тогда были «настоящие», а потом — «ненастоящие» комсомольцы. В каждый период находилось множество юношей и девушек, которые искренно верили в комсомольскую организацию, в ее силу, в то, что они делают справедливые и правильные вещи. Мне кажется, что любое поколение комсомольцев может гордиться тем, что оно в своей жизни реализовало.

1982 г. Бойцы Всесоюзного комсомольского отряда уезжают на ударные молодежные стройки. Фото: Владимир Вяткин

— То есть романтика, безоглядный энтузиазм первых комсомольских десятилетий, существовавший тогда среди молодежи настрой на построение светлого будущего в стране — все это сохранилось и в 1970–1980-е годы?

— Думается, что не просто сохранилось. Как бы это сформулировать поточнее, что называется, без лишнего пафоса… Действительно, каждое поколение — оно не просто сохраняло традиции своих предшественников, продолжало их дела, но делало что-то новое. Можно по-разному относиться к студенческим строительным отрядам. Кто-то говорил: мол, это такая обязаловка, трудовая повинность. Я вот, будучи студентом, пять раз ездил в такие строительные отряды. С моей и моих друзей точки зрения, это было престижно! Это была правильно организованная возможность для молодых людей и поработать, и отдохнуть, и заработать. Причем, отправляясь в очередной раз в ССО, я вовсе не задумывался, насколько это политически важная акция. Мне было интересно, и я с большим удовольствием принимал участие в наших строительных отрядах. У меня много друзей, которые строили БАМ, были на других ударных комсомольских стройках... Это же совсем не простая, очень напряженная работа! Но трудно переоценить, с каким желанием и, не побоюсь этого слова, энтузиазмом люди участвовали в этих стройках. Или возьмем, например, движение молодежных жилых комплексов. Молодые люди возводили многоэтажки, в которых им потом давали квартиры. Конечно, они работали в том числе и на себя, но это же была совершенно новая в ту пору модель социальных отношений! Так что я считаю, что у каждого поколения комсомольцев были и свои герои, и свои достижения, и свои победы.

— Давайте от общего обратимся к частному — к вам лично. Как вы считаете, что в вас или у вас, Вячеслава Копьева, появилось благодаря именно комсомолу? Если представить, что не было бы такой молодежной организации? Учились бы вы в институте, работали бы потом физиком, математиком...

— В моем случае все оказалось вообще очень сложно. Я был аспирантом, достаточно перспективным. И меня, молодого члена партии, поступившее предложение уйти из науки и поработать в райкоме комсомола поставило перед очень сложным выбором. Хотя на самом деле такой вариант был по тем временам весьма престижным, но я решил отказаться. Однако старшие товарищи сказали: партия тебе поручает, иди и работай! А ведь до защиты моей диссертации оставалось буквально несколько месяцев. Но не принято было в такой ситуации упорствовать… Что ж, что случилось — то случилось. Сожалеть нельзя. Это уже прошло, это моя история. Тем более что диссертацию я позднее все равно защитил.

Считаю, что мне комсомол дал очень много в плане умения работать с людьми, организовать свой личный труд. Потому что это совсем другое дело, когда ты чувствуешь ответственность не только за себя самого, за свою научную деятельность, но за целые коллективы. Кроме того, работа в комсомольской организации дала мне умение организовать и творческие процессы — например, те же конкурсы студенческих научных работ.

— Вы многие годы курировали работу центров научно-технического творчества молодежи. Это действительно была чуть ли не первая ласточка в развитии предпринимательства в стране?

— В рамках программы развития центров НТТМ предусматривались в том числе условия их экономической деятельности. И если бы в дальнейшем правильно был использован этот весьма успешно отработанный тогда механизм, я думаю, он бы принес много пользы и на последующих этапах экономических реформ в стране. Но, к сожалению, реформаторы 1990-х годов пошли по другому пути, поэтому наш опыт не был в полном объеме использован. Я глубоко убежден, что та энергия, то желание добиться результатов в более короткие сроки, в том числе и в научно-технической, предпринимательской деятельности, которые позволяли реализовать внедренные нами механизмы работы центров НТТМ, — это был большой шаг вперед по сравнению с тем, что существовало на тот момент в России.

фото: ru.wikipedia.org

— В разговоре с комсомольским активистом, руководившим одним из успешных центров научно-технического творчества молодежи, довелось услышать от него, что «уровень жадности» у этих молодых предпринимателей 30-летней давности был гораздо ниже по сравнению с нынешними их последователями...

— Насчет «уровня жадности» трудно судить — смотря с чем сравнивать. Но я бы сказал, что тогда у ребят из таких центров была жадность даже не в материальном плане, а в ином — жадность до новых идей, новых разработок. В организациях НТТМ ведь был не просто иначе построенный процесс оплаты труда, позволявший работникам получать достойные деньги, но существовала возможность быстрой реализации научно-технических проектов. То есть с тем, с чем раньше ходили по согласованиям в различных инстанциях годами, через механизм молодежных центров научно-технического творчества могло быть реализовано в разы быстрее, и уже через два-три месяца выпускали готовый продукт. Примеров тому очень много. А ассортимент продукции был очень широкий — начиная от скороварок и заканчивая сложными компьютерами.

Честно говоря, по моему ощущению, вопрос получения сиюминутной выгоды у ребят из центров НТТМ очень редко стоял как первоочередная задача. У них цель была иная: реализовать себя.

— Какие для вас, как комсомольца, комсомольского вожака, запомнились эпизоды, непосредственно связанные с вашим участием?

— На память приходит, например, международная выставка в Чехословакии, которая называлась «Выставка научно-технической творческой молодежи «Зенит». Со всех социалистических стран съехались молодежные коллективы, демонстрируя свои разработки. Признаюсь, меня поразила тогда разница в уровне этих разработок, подумал: сколько еще нужно сделать для того, чтобы добиться одинакового уровня развития в разных странах! Проекты, которые там демонстрировали, относились к самым разным отраслям. Некоторые, скажем, были направлены на механизацию сбора урожая, а молодые студенты из ГДР, Чехословакии представили разработанные ими варианты орбитальных спутников...

А вообще-то, отвечая на ваш вопрос, скажу так: из числа самого запомнившегося — встречи с интересными, самобытными людьми на различных слетах, конференциях, собраниях. Там доводилось общаться с теми, с кем трудно было бы познакомиться в иной ситуации. Например, летишь по делам на север Сибири и встречаешься там с комсомольцами-оленеводами...

Могу еще одно отметить. Очень яркие ощущения остались от периода конца 1980-х — начала 1990-х годов. Тогда становилось ясно, что страна находится накануне каких-то глобальных изменений. Приходя на собрания, я ощущал в людях, в молодежи явное желание этих перемен. Так было и в феврале 1990-го на нашей городской комсомольской конференции, которая продолжалась с перерывами несколько дней и ночей. Ее тогда очень подробно освещал «Московский комсомолец»... К слову сказать, хочу отдать должное вашей газете: в переломные для страны годы и позднее она своими публикациями сыграла — и сейчас продолжает играть! — очень большую роль в том, что в новых социальных условиях все-таки сохранились многие хорошие молодежные традиции прежних лет. За это «Московскому комсомольцу» большое спасибо.

— В 1991 году съезд ВЛКСМ принял решение о самороспуске молодежной организации. Это было признанием каких-то недоработок, ошибок, из-за которых и пришлось констатировать тот факт, что все, комсомол себя изжил?

— Я бы сформулировал по-другому. К сожалению, тогда страна под названием Союз Советских Социалистических Республик прекратила свое существование. Как одно из следствий этого, молодежная организация, в названии которой фигурировало слово «всесоюзный», уже не могла существовать в отсутствие самого Союза. Кстати, в большинстве союзных тогда еще республик все-таки сохранились организации, объединяющие юношей и девушек, — свои, национальные. В России такой организацией стал Российский союз молодежи, который был создан на базе Российского политического союза молодежи. В подавляющем большинстве республик СССР тоже сохранились молодежные организации.

Вот вы упомянули, что комсомол себя изжил. Я считаю это слово в данном случае неуместным. Нет, Всесоюзный Ленинский себя вовсе не изжил! Много хорошего из его дел, программ осталось, сохранилось до сих пор. Немало форм, методов работы с молодежью, которые существовали прежде, и сейчас существуют. Взять, к примеру, те же самые студенческие отряды: в другой какой-то форме, но они сохранились. То же самое можно сказать и про конкурсы молодых ученых... И многое другое из того, что было создано, принято молодежью в советские годы, оно существует до сих пор. Просто ВЛКСМ, эта организация как таковая, не мог долее сохраниться в отсутствии союзных структур, на основе которых он существовал.

— Отталкиваясь от сказанного сейчас вами, можно ли утверждать, что если бы благодаря иному стечению обстоятельств Советский Союз — пусть и в урезанном виде — сохранился, то комсомол бы мог продолжать существовать, действовать?

— Трудно сказать. Думаю, в данном случае таких сослагательных формулировок не может быть: «если бы»… «сохранился»… Ведь и при ином ходе событий все зависело бы от того, в каких формах это сохранение Советского Союза произошло. Нужно также учитывать и важнейший факт утраты общегосударственной коммунистической идеологии… Кстати, хочу подчеркнуть, что в то переломное время, к своему последнему съезду, комсомол уже, по сути, являлся союзом различных молодежных организаций.

Мне кажется, что проявившееся в новых социальных условиях многообразие устремлений, интересов молодых людей — оно стало гораздо шире, чем в советские годы. А потому это многообразие уже просто не могло бы существовать под крылом какого-то одного молодежного объединения. Но тем не менее, на мой взгляд, организация, которая могла бы помогать молодым добиваться успеха на пути к своим устремлениям, должна существовать. Еще раз повторю: в нашей стране сейчас это Российский союз молодежи. Они очень энергично, успешно провели в прошлом году международный молодежный фестиваль. И многое другое ими делается.

Название, формы работы с людьми могут меняться. Но то, что комсомол принадлежит истории нашей страны, истории, которая была написана с личным участием миллионов советских людей, комсомольцев, этот факт невозможно оспорить. С моей точки зрения, все живущие сегодня в России должны быть благодарны тем, кто свой труд, свои усилия вложил в то, чтобы наша страна сохранилась, существовала и развивалась все эти годы двадцатого столетия.

СПРАВКА "МК"

Вячеслав Всеволодович Копьев родился в 1954 году. Выпускник факультета кибернетики МИФИ. Позднее получил диплом юриста в Российской академии управления и экономиста в Международной академии маркетинга и менеджмента. В 1977 году Копьева с должности старшего инженера МИФИ направили на комсомольскую работу в Красногвардейский РК ВЛКСМ. С 1980 по 1989 года являлся заместителем председателя Московского городского совета молодых ученых и специалистов и Московского городского совета по развитию научно-технического творчества молодежи при исполнительном комитете Московского городского совета. В 1989 году избран 1-м секретарем Московского горкома. В 1990 году стал 2-м секретарем ЦК ВЛКСМ. Защитил диссертации на соискание ученых степеней кандидата технических и юридических наук. Советник АФК «Система». Вице-президент Европейской федерации регби. Председатель совета Некоммерческого партнерства содействия в сохранении и развитии лучших традиций московской молодежи «МГК».

100 лет комсомолу. Хроника событий