«Сука, тварь конченная»: главбуха «Седьмой студии» заклеймили в суде

Допрос Нины Масляевой пришлось прервать из-за ее плохого самочувствия

25.01.2019 в 17:06, просмотров: 71700

Долгожданное заседание с участие главного свидетеля обвинения по делу о хищениях в «7 студии» Нины Масляевой прошло в пятницу, 25 января, в Мещанском суде. Свидетель рассказала кое-что новое: о миллионном кредите худрука, о привлечении студентов к финансовым махинациям, о «чёрной кассе» и рояле. Обвиняемые то смялись, то хватались за головы, то откровенно злились. Когда Масляева сообщила, что у неё разболелась голова, в зале стали довольно потирать руки. А в перерыве некоторые фигуранты дела не скупились на выражения, от которых, откровенно говоря, вяли уши.

«Сука, тварь конченная»: главбуха «Седьмой студии» заклеймили в суде
фото: АГН «Москва»

О появление в Мещанском суде главного свидетеля встретили шепотом: мол, видели на первом этаже - вся в дорогой шубе, в бриллиантах. Впрочем рассмотреть и шубу и бриллианты слушатели смогли только, когда начался процесс - все время приставы прятали главбуха от посторонних глаз.

- Прибыла свидетель Масляева! - торжественно объявил прокурор. И уже через несколько минут в зал с гордо поднятой головой зашла бывший главбух.

Действительно, женщина неплохо подготовилась к встрече со старыми друзьями: свежая прическа, профессиональный макияж, кокетливый шарфик цвета хаки поверх чёрного платья. Минут десять зал молча рассматривал женщину, которая заключила досудебное соглашение и по сути сдала всех фигурантов дела.

Начала Масляева со своего прошлого. Женщина пояснила, что в 2010 году была приговорена условно за присвоение 30 тысяч рублей из кассы Брянского театра, где трудилась на должности бухгалтера. Впрочем, Масляева уточнила, что в той некрасивой истории ее сделали «крайней», и никакие деньги она присваивала.

В «Седьмой студию» Масляева пригласил Итин, с которым свидетель оказалось ранее была знакома и даже дружила. Итин, будучи директором Ярославского театра, предложил главбуху работу в этом учреждении.

- Но я отказалась. Не для того я приехала в Москву, чтобы возвращаться в провинцию, - заявила амбициозный столичный бухгалтер.

В итоге Масляева, по приглашению Итина, оказалось в «Седьмой стадии». Главбух пояснила, что даже не думала, что здесь будут проворачиваться незаконные финансовые махинации. Но на одной из первых встреч было объявлено, что в Минкульте есть «хорошая знакомая», которая пролоббирует проект, на котором «все смогут заработать». На встрече, где обещались золотые горы, пояснила свидетель, присутствовали Кирилл Серебренников, Юрий Итин, Алексей Малобродский.

Когда же в Минкульте согласились финансировать проект, об этом, напомним, окончательно стало известно в сентябре 2011 года, ей сообщили, что «будут нужны наличные средства в большом количестве». Кроме того, главбуху было разъяснено, что спектакли по официально будут значительно превышать долю выделенного финансирования. Бухгалтер дали «зелёный свет» для поиск надежных людей, которых можно было бы привлечь для создания сети фирм по обналичиванию средств. Таким образом, Масляева привела бухгалтера Войкину, юриста Педченко, нашла старого знакомого Синельникова.

Свидетель пояснила, что бюджетные деньги обналичивались через фиктивные фирмы, с которыми «Седьмая студия» оформляла фиктивные договора. Затем деньги снимались со счетов. Все они стекались в «чёрную кассу», так называемый, «сейф». Ключами от него сначала заведовал Малобродский, затем функции перешли Ларисе Войкиной.

Любопытно, что худрук Кирилл Серебренников к финансовым махинациям собирался привлечь своих студентов. Но те вовремя «включили голову»:

- Мальчики или девочки, сейчас не помню, ко мне подходили и спрашивали, что нудно делать, чтобы открыть ИП. Я им говорила, что открыть ИП легко, а закрыть сложно. Никто из них, кроме Артемовой, у которой уже было ИП, этим заняться так и не решился, - пояснила Масляева.

Рассказала главбух и о зарплатах «в конвертах». Так, по её словам, ежемесячно составлялась официальная ведомость, где фигурировали заниженные зарплаты руководств. В конвертах, заявила Масляева, платилось значительно больше. Так, например, на у Серебренникова в ведомости значилась зарплата в 35 тысяч рублей, у самого главбуха -25 тысяч рублей. Единственный, кто на карту получал свои 100 тысяч был Юрий Итин.

Схема, по которой работали 20 липовых фирм, существовала три года.

Однако в 2014 году у Масляевой с руководством «7 студии» возник нешуточный конфликт. Генпродюсера Екатерина Воронова решила, что главбух приворовывает из «чёрной кассы» и «через Серебренникова пригласила неофициальный аудит». По словам Масляевой, так как у неё уже был печальный опыт общения с судами да прокурорами, ее решили сделать «сидельцем» - видимо, кто-то решил, что с такой репутацией уже терять нечего.

- Сначала Вороновой выдвигалась версия, что я похитила 15 млн. рублей, потом выяснилось, что 10, потом пришли к выводу, что 5. Я им тогда сказала, чтобы поискали их у себя....это стало раздражать, - заключила Масляева, добавив, что после этого перестала получать зарплату. Кстати, разборки, на которые Серебренников даже пригласил своего адвоката, происходили в кабинете худрука в Гоголь-центре.

На что на самом деле шли деньги «чёрной кассы» Масляева пояснит не смогла, ограничившись общим «видимо, на личные нужды». Впрочем чуть позже она вспомнила, что однажды сама ездила в банк погашать трёхмиллионный кредит Серебренникова. Тогда главбух отвезла 76 тысяч рублей.

Атмосфера в зале стала слишком напряженной, когда настал черёд обвиняемых и их защитников задавать свои вопросы.

- Вы описали нашу финальную встречу, - начал Серебренников. - когда вы увидели меня над кучей ваших документов...потом была встреча в кабинете, где мы назвали вас воровкой..., - издалека начал обвиняемый и был прерван судьей из-за оценочного мнения.

- Хорошо, ваша честь. Мы к вам тогда с цветами пришли или без? - закончил свой невнятный риторический вопрос худрук.

В зале кто-то из группы поддержки обвиняемый прыснул со смеха. Больше никто чувства юмора оценить не смог.

Пожалуй, самым въедливым оказался адвокат Итина - уж слишком много компрометирующей информации о его клиенте было сообщено суду. В какой-то момент у адвоката сдавали нервы, и он начинал кричать на свидетеля. Масляева лишь улыбалась.

- Ваша честь, пусть отвечает на вопрос! - бился за ответ адвокат.

- Когда человек улыбается, у него последняя стадия. Я могу здесь в обморок упасть, - парировала Масляева, которая у трибуны провела к тому времени порядка трёх часов.

В перерыве прогуливаясь по коридорам суда некоторые подсудимые не сдерживали своих эмоций:

- Сука, тварь конченная, - выпускали пар культурные люди.

Во второй половине дня свидетель стала капризничать.

- Я стою здесь еле-еле, я уже не молода, а вы меня тут путаете, - почти плача капризно затянул Масляева.

- Перерыв? Врача? - поинтересовалась судья.

После 15-минутной передышки, пытки правосудием "немолодой женщины" продолжились.

Болит голова, сердце колотится, - жаловалась Масляева. - Больше не могу.

В итоге суд смилостивился и отложил заседание на 28 января.