Бывший подельник рассказал об опасности для освобожденного Квачкова

Иван Миронов: «Используют его честолюбие и последствия контузии, которые только обострились с годами»

19.02.2019 в 17:06, просмотров: 33569

Экс-полковник ГРУ Владимир Квачков, который первым в России сел в тюрьму за вооруженный мятеж - на свободе. И даже успел дать свою первую пресс-конференцию, как только покинул пределы Мордовской колонии. Как сложится его судьба? Пойдет ли в атаку? Вернется ли в тюрьму?

Об этом наш разговор с фигурантом дела о покушении на Чубайса (по которому проходил подозреваемым Квачков), сыном экс-министра печати Иваном Мироновым.

Бывший подельник рассказал об опасности для освобожденного Квачкова
фото: AP

О говорил Квачков, выйдя из колонии? О перипетиях, через которые прошел за решеткой, о своих друзьях, которые поддерживали в неволе, и о недругах России, которые мечтают ее погубить. И все же больше всего разговоров было на тему условий содержания — полковник ГРУ успел побывать в шести СИЗО, нескольких тюремных больницах и «психушках». Настрой у Квачкова — бодрый, если не сказать боевой. Хотя всем было очевидно, что он за годы заключения сильно сдал. Этим летом ему исполнится 71 год.

- У Квачкова сейчас есть соратники?

- Владимир Васильевич - человек непростой судьбы, - говорит Иван Миронов. - В деле о так называемом покушении на Чубайса (по которому обвинялся и я) есть показания врача, полковника медслужбы. Так вот, он говорит, что за всю свою работу в Афганистане не видел более тяжелой контузии, чем была у Квачкова. После нее Владимир Васильевич на несколько дней утратил память. Его состояние наложилось на обстоятельства: несколько лет пребывания в «Матросской тишине» по нелепому обвинению, автозаки, суды... Все вместе это сказалось на восприятии им реальности, а также на оценке ситуации, своих действий и своих слов.

Этим его состоянием воспользовались после его выхода из тюрьмы (оправдания по делу о покушении на Чубайса - «МК») структуры, заинтересованные в разоблачении заговоров и экстремистских групп. К сожалению, сам Квачков это понял очень поздно.

И уже на суде (по делу, где был оглашен последний приговор) он обвинил бывшего полковника КГБ Валерия Задерея. Тот являлся «правой рукой» хорошо известного генерала Леонида Ивашова. Так вот, Квачков заявлял, что именно Задерей фактически инициировал и направлял деятельность «Народного ополчения имени Минина и Пожарского».

- Организации, созданной Квачковым и признанной в 2015 году террористической?

- Да. Той самой организации, за которую он и попал на много лет в мордовскую колонию. Очень много людей стали под знамена Квачкова и лишились работы, должностей, званий, кто-то сел в тюрьму.

фото: youtube.com

- Но разве сейчас карта Квачкова не бита? Что может он теперь, будучи немолодым и больным человеком, вышедший на свободу после стольких лет заключения?

- Квачков продолжает оставаться очень удобной фигурой для создании подобного рода групп. Его, как и десять лет назад, могут взять оборот. Используют его честолюбие и последствия контузии, которые только обострились с годами, проведенными в тюрьме.

- И все-таки - какова вероятность, что Квачков возьмется за старое?

- Кто же на это ответит? Я все-таки надеюсь, что Владимир Васильевич займется собственным здоровьем, семьей и наукой. Это позволит избежать новых громких процессов и переломанных судеб.

- Иван, вы с полковником поддерживаете дружеские связи?

- Нет, мы и не были никогда друзьями. Просто проходили по одному делу и оба были оправданы. Я считаю, что так называемое «покушение» на Чубайса было масштабной провокацией накануне расчленения РАО «ЕЭС», чтобы заткнуть рты всем недовольным реформой по передаче в частные руки энергосетей, а также ударить по патриотической оппозиции. Не удивительно, что в одной обойме следствия оказались полковник ГРУ и я, молодой аспирант-историк, помощник Сергея Глазьева.

- Почему вас обоих оправдали присяжные?

- В суде вскрылись детали, которые указывали на имитацию покушения. Это стало настолько очевидно, что присяжные вынесли объективное решение. Вот только несколько моментов. Чубайс ездил на броневике BMW с максимальной защитой, у него не было машины сопровождения, была только «машина разведки» (маломощная «Митцубиси»), которая объезжала все точки на маршруте Чубайса.

Так вот, взрыв произошел в тот момент, когда эта «Митцубиси» с сотрудниками службы безопасности «возникла» позади BMW и отрезала его от общего потока авто. Также между взрывом и бронированным BMW оказалась обыкновенная «девятка», на которой ни одного осколочного и пулевого повреждения. Это позволило утверждать, что покушение не настоящее, а сымитировано, что взрыв был без поражающих элементов.

При этом броневик Чубайса весь был испещрен осколками, а на капоте была ровная автоматная строчка. Независимые эксперты-баллисты доказали, что такую «строчку» можно положить только когда машина не двигается (а согласно версии броневик шел на хорошей скорости). Баллисты также утверждали, что повреждения машине, в том числе пулевые, были на нанесены не на шоссе, а в другом месте.

В общем, присяжные все поняли. И это несмотря на колоссальное давление, которое на них оказывалось. К слову, потерпевшую сторону представляли аж 5 адвокатов.

Читайте материал по теме "Как Квачкову привыкнуть к свободе: собирается воцерковлять русский народ"