Силовые приемы гробокопателей: о чем говорит дело Ивана Голунова

Самый простой способ избавиться от человека в России — подкинуть ему наркотики

09.06.2019 в 17:16, просмотров: 44625

Если нужно посадить человека на длительный срок, проще всего это сделать, подбросив ему наркотики.

Для того чтоб в суде обвинение против него выглядело правдоподобно, следствию достаточно: 1) представить якобы изъятые у него запрещенные к обороту вещества; 2) обнаружить следы этих веществ в том месте, где он проживает; 3) найти еще там весы (на которых он якобы отвешивал дозы) и упаковки доз (якобы он фасовал на продажу, а не для собственного употребления).

Кроме того нужны: 4) свидетельские показания одного или двух человек, которые подтвердят, что покупали у него наркотики. Их роль играют завербованные наркоманы, которых местные оперативники на чем-то поймали и держат за яйца, заставляя оплачивать доброе отношение лжесвидетельствами.

Задержание журналиста Ивана Голунова обставлено точно по приведенным правилам, кроме пункта 4), но он наверняка скоро тоже проявится. Все это наводит, конечно, на мысль, что наркотики могли быть ему подброшены. Судя по избитому сюжету, вероятность весьма высока.

Известно также, что задержание проходило с процессуальными нарушениями. Ивану не позволяли вызвать адвоката, позвонить родным, сутки держали закованным в наручники, не давали курить.

Все это тоже делалось вряд ли случайно.

Это излюбленные способы силовиков оказывать на задержанных давление. Задача в том, чтобы сразу напугать человека, запутать, задавить, пока он ошарашен и не пришел в себя, и заставить дать признательные показания.

Противоречивая информация о задержании, которая в это время поступала от представителей МВД, также вызывает сомнения в том, что Голунов действительно продавал наркотики.

Из девяти фотографий, которые представила полиция в доказательство обоснованности задержания журналиста, только одна сделана у него в квартире, остальные восемь — неизвестно где, к жилью Ивана они отношения не имеют. И когда в Сети пошли опровержения и друзья Голунова стали говорить, это не его квартира и записки на фото написаны не его почерком, МВД само признало, что да, восемь снимков действительно левые.

Если бы Голунов был не известным журналистом-расследователем, а, например, мелким предпринимателем или дворовым активистом, широкая общественность не заметила бы «говорящих» нарушений и проколов. Но за Ивана заступились коллеги. Всю пятницу и субботу в Москве, Питере и других городах журналисты стояли в пикетах. С обращениями выступили Союзы журналистов России и Москвы, Совет по правам человека при Президенте РФ попросил ФСБ и Генпрокуратуру изучить обстоятельства задержания Голунова.

В результате в субботу суд поместил его под домашний арест, хотя с теми обвинениями, что ему предъявляются, подозреваемых на время следствия обычно отправляют под стражу.

Сам журналист на суде сказал, что его задержание — скорее всего месть похоронщиков. Недавно у него вышло расследование про рынок ритуальных услуг, раскрывающее криминальную подноготную этого бизнеса. Он получал угрозы, но тем не менее готовил вторую статью.

Разумеется, это только версия. Но проверить ее не сложно.

Генеральная прокуратура, ФСБ, ГУВД Москвы могут запросить все материалы, которые есть в УВД по ЗАО на Голунова, и внимательно их изучить. Если там только те документы и показания, которые могут быть фальсифицированы (подброшенные дозы, фото подброшенных доз, показания сомнительных личностей) и нет «железобетонных» доказательств (видеозаписей, где сам журналист лично фасует порошки, встречается с покупателями, отдает пакетики и получает деньги), значит, дело против Голунова действительно заказное.

Не секрет, что силовики частенько подрабатывают, разруливая проблемы бизнесменов. В феврале об этом говорил даже сам президент Путин, выступая на Коллегии МВД. «Да, бизнес обращается в правоохранительные органы в отношении своих клиентов, бизнес-партнеров. Но мы же с вами взрослые люди. Просто так, с улицы мало кто приходит. Куда идут? К своим да нашим. К знакомым, приятелям, каким-то своим партнерам. Вот туда идут. Надо посмотреть на эту сторону дела. С получением прав и табельного оружия не нужно забывать и об обязанностях. Я хотел бы обратить на это ваше самое пристальное внимание и обращаюсь я к вам даже не с требованием, а с призывом».

Возымел ли действие призыв президента?

История с Иваном Голуновым даст однозначный ответ.

Если «железобетонные» доказательства его преступления не будут в ближайшие дни представлены обществу, сотрудники УВД по ЗАО, которые его задерживали и возбуждали на него уголовное дело, должны быть жестко наказаны.

Если они будут наказаны — значит, призыв президента услышан.

Если же доказательств не будет, но при этом сотрудники продолжат сотрудничать, — ну что же. Не услышали, значит, правоохранители президента.

Значит, тихо сказал. Надо погромче.