Экотехнопарк «Калуга»: результаты расследования

Что на самом деле происходит с комплексом по переработке мусора в деревне Михали

07.08.2019 в 10:00, просмотров: 8322

Пока по стране шагает мусорная реформа, а жители большинства регионов изучают новые платежки за вывоз ТКО и привыкают к изменившимся реалиям, Москва (получившая официальную отсрочку на старт реформы до 2022 года) идет своим путем. Исчерпав возможности утилизации отходов в ближайшем и даже дальнем Подмосковье, столичные власти приняли решение вывозить мусор в другие регионы. Но не просто на обычную свалку, а на специальные высокотехнологичные предприятия, которые назвали красивым словом «экотехнопарк».

Экотехнопарк «Калуга»: результаты расследования

Ближайший из них возводится в Износковском районе Калужской области. Объект сразу породил множество слухов и конспирологических теорий. Местные жители изначально восприняли в штыки идею складировать на их земле московский мусор — мол, отравит вокруг все живое, будет протекать в местные реки, мусоровозы доконают и без того убитые дороги и т.д. Сыграло свою роль и традиционное противостояние между столицей и регионами.

Мы разобрались, насколько обоснованы опасения калужан о возможном вреде экотехнопарка и что же происходит в деревне Михали на самом деле.

Калужский бунт

О том, что в Михалях собираются построить огромный (на тысячу гектаров) объект для переработки московских отходов, стало известно в начале прошлого года. Новость не на шутку озадачила местных жителей: с одной стороны, такое соседство, вроде бы, вещь не из приятных, с другой — инвесторы обещали вложить в его строительство десятки миллиардов рублей и создать множество рабочих мест, что способно кардинально изменить судьбу Износковского района.

Впрочем, с самого начала информация о проекте была скудна, а к заявлениям властей о полной безопасности экотехнопарка для местных жителей и окружающей среды наши люди традиционно относятся со скепсисом — мол, плавали, знаем, построят тут обычный мусорный полигон под красивые разговоры, и живи потом с ним. В такой ситуации протесты, казалось бы, неизбежны. Однако инвестор еще до старта каких-либо работ начал налаживать диалог с местными жителями. Было проведено множество встреч с населением района, на которых представители инвестора терпеливо отвечали на все вопросы и разъясняли достоинства проекта: что это не просто свалка, а высокотехнологичный комплекс, где мусор будут сортировать и перерабатывать, и лишь оставшееся после сортировки — складировать; что окружающая среда надежно защищена. Пообещали создание более 500 новых рабочих мест с неплохой по местным меркам зарплатой — от 40 тыс. руб. в месяц. Инвестор заявлял, что на работу в первую очередь будут брать местных жителей.

При этом представители экотехнопарка категорически опровергли слухи о том, что в «Калугу» будут свозить ядовитые вещества — речь идет лишь о бытовых отходах, то есть обычном мусоре из многоквартирных домов.

Также Москва за свой счет пообещала заново отстроить местные дороги (на эти цели из столичного бюджета выделят необходимое финансирование) и отремонтировать районную инфраструктуру. Создаст предприятие и новый источник доходов для местного бюджета —один только земельный налог составит порядка 20 млн рублей в год. Более того, инвестор зарегистрировал обособленное подразделение, а значит, все налоги с операционной деятельности предприятия будут уплачиваться в местный бюджет. Для Износковского района это колоссальные деньги — на сегодняшний день совокупный подоходный налог здесь составляет лишь 30 млн рублей, и район живет лишь благодаря дотациям из областного бюджета.

После многочисленных разъяснительных бесед калужский бунт практически сошел на нет.

Власти скрывают?

Несмотря на все выгоды от проекта, у строящегося экотехнопарка все равно остались противники, и во время череды февральских антимусорных протестов, прокатившихся по стране, у стройплощадки собирались немногочисленные пикеты. Главная претензия — объект разместили в болотистой местности, а значит, стока ядовитых веществ в местные грунтовые воды не избежать. Критики проекта пугают экологической катастрофой для ни много ни мало всего Волжско-Окского бассейна.

Кто же прав — власти и инвесторы, которые заверяют в полной безопасности проекта «Калуга», или же экоактивисты?

Вот что говорят источники, имеющие непосредственное отношение к строительству, и документы, касающиеся экотехнопарка.

Для начала — сухие цифры. Годовая мощность экотехнопарка «Калуга» запланирована на уровне 1,8 млн т. Из них 1 млн т — это несортированные отходы, которые будут свозиться для сортировки полного цикла силами собственной линии, а 0,8 млн т — после сепарации на других предприятиях. Это значит, что отходы будут разбирать в специальном сортировочном комплексе, и разделять на те, которые можно использовать вторично, и подлежащие захоронению. Оборудование комплекса — исключительно современное, много машин импортного производства: разрыватель пакетов, барабанный сепаратор и оптические сканеры — из Германии, шредер — из Австрии. Кабины сортировки и сепаратор черных металлов родом из Липецка.

Здесь же, в экотехнопарке, пригодные для повторного использования отходы будут перерабатывать в сырье для производства металла, стекла, текстиля, пластика, картона и т. д. То есть приставка «эко» здесь действительно вполне оправдана — технопарк служит делу сохранения природы, а не ее дальнейшего уничтожения. Другая часть отходов подвергнется глубокой переработке — из нее будут делать тротуарную плитку и бордюры, кирпичи, краски и т. п. Наконец, то, что останется (обезвреженный мусор, или по терминологии специалистов «хвосты»), будет захоронено на полигоне, утрамбовано специальным 45-тонным катком и пересыпано почвенным грунтом.

То есть закапывать мусор в землю действительно будут, но лишь после того, как убедятся в его полной безопасности для окружающей среды.

Да и неправильно говорить «закапывать», для отсортированного мусора предусмотрена специальная емкость — «карта», а сдерживать потенциальное воздействие на окружающую среду осадков и талых вод призван 9-уровневый (!!!) защитный экран, который закладывается по всей площади участка. Просто перечислим: защитный слой для экрана из песка, потом дренажный слой из геокомпозитных матов, два непроницаемых покрытия (из геомембраны и бентонитовых матов), затем выравнивающий слой из песка, основание из грунта, дренажный слой из щебня, геотекстиль и, наконец, глина.

Иными словами, разговоры о проникновении каких-либо веществ в почву под «Калугой» на сегодняшний день, мягко говоря, беспочвенны (простите за каламбур).

Проектная документация экотехнопарка откровенно поражает тем, насколько серьезно может быть продуман этот объект. Чего стоит только пятиступенчатая система очистных сооружений. Сточные воды попадают в накопительный резервуар, оттуда — в мешочный фильтр, затем в песочный фильтр, потом в патронный фильтр, и потом еще долго очищаются с реагентами, пока вода, наконец, не станет снова чистой — лишь тогда она попадает в пруд.

Работа комплекса будет полностью автоматизированной — обеспечивает ее диспетчерский центр, оборудованный по последнему слову техники. Контролировать ситуацию на объекте будут 612 камер и многочисленные интеллектуальные системы (система контроля доступа, распознавания лиц и техники, регистрационных номеров и т. д.). Вся информация о прибывающих грузах фиксируется в системе, и в случае чего всегда можно будет восстановить цепочку событий и лиц, за них ответственных.

По итогам изучения вопроса и документации к экотехнопарку можно уверенно сказать — да, власти снова скрывают от нас кое-что важное. Скрывают, что в России появляются комплексы по переработке мусора, которых мы никогда не видели, — современные, высокотехнологичные, «умные», использующие лучшие отечественные разработки и мировые практики. И даже не верится, что это все — у нас, а не где-нибудь за границей. Однако вместо того чтобы показать всем эти прямо-таки космические для нас технологии, власти скромничают и предпочитают о них молчать, чем только нервируют население. А зря — был бы повод для гордости, а не бунта.