Рысь устроила логово в комнате россиянина

"Дома ей хорошо"

Перечень запрещенных к содержанию в домашних условиях животных, который утвердил в конце нынешнего июня премьер-министр Дмитрий Медведев, включает в себя пресмыкающихся, земноводных, паукообразных, млекопитающих, птиц, хрящевых и костистых рыб, а также коралловые полипы. Хищники тоже в этот список входят. Поэтому узнать, насколько же, например, необыкновенны «рыси обыкновенные», живущие в домашних условиях, скоро не представится возможным. Правда, если животное из «санкционного» списка приобретено до 1 января 2020 года, оно по новым правилам может жить с хозяином «до наступления естественной смерти». Поэтому человек, к которому мы напросились в гости, за своих питомцев может не переживать: они еще долго (дай бог!) будут радовать хозяина.

"Дома ей хорошо"

Каково это — иметь дома двух домашних рысей, которые выполняют все функции домашних кошек: по утрам решительно требуют завтрака, по вечерам играют с хозяином и несколько раз за день приходят за лаской, мурча от поглаживаний и почесываний на весь дом, — мы спросили у Михаила Наулайнена, который в своей жизни чем только не занимался! И в том числе дрессировкой самых разных животных: от лис до дельфинов. Сегодня Михаил обладатель двух шикарных рысей: взрослой самки и котенка-самца. И, отвечая на наш вопрос — каково это, держать таких хищников дома, — он отмахивается: «А, это просто кошки! Обыкновенные мурки!». И тут же просит не заходить в отдельную комнату, отведенную для взрослой рыси. «Это ее логово, она не любит, надо ждать, когда сама выйдет!» — предупреждает очень серьезно. Вот тебе и обычная киса! Не очень-то переложишь с места на место, если развалится, как любят кошки, где вздумается.

Рыси у Михаила появились в разное время и родственными узами не связаны. Сам Михаил живет в отдельном двухэтажном доме. Для большой рыси он выделил отдельную комнату, которую она и держит за свою территорию. Маленький рысенок пока живет рядом с хозяином, в одной комнате с ним. В будущем Михаил планирует соорудить для него вольер.

— Старшая рысь была взята в дом маленьким котенком три года назад из салтыковского зверосовхоза. Там пушная звероферма, где разводят рысей, и можно было приобрести помет, — начинает рассказ Михаил. Он уверяет, что первоначально взял животное просто из любопытства. — Рысь в некотором роде табуированный, малоизвестный зверь, поэтому и был интерес, — рассказывает он. — Немногие держат у себя рысей, поэтому не было информации, как может проявить себя животное.

— А что стали бы делать, не уживись она с вами?

— Думал, если вдруг совсем не заладится, всегда можно отдать в заповедник, где для животного будут созданы более подходящие условия. Но все сложилось удачно, и кошка выросла совсем домашней, хоть и с характером.

Старшая рысь у Михаила действительно цаца. Погладить ее можно, если сама подойдет; когда ей навязываются, не любит. Особенно же сложно бывает возить дикую кошку к ветеринарам: обследовать, делать нужные прививки — этого она просто терпеть не может!

— Рысь — достаточно слабое животное и часто болеет. Врача, готового заняться рысью, найти сложно. Лучше обращаться к цирковым ветеринарам, им такой пациент привычнее, — рассказывает Михаил. — На улицу старшая не выходит вообще. Силой не выгонишь — брыкается. Поэтому любой выход из дома — цэто стресс. А в комнате ей хорошо, в домашних условиях дикий зверь вообще дольше живет.

Рысь — животное дорогое.

— Средний ценник — 100 тысяч за котенка, — рассказывает Михаил, — но зверь занесен в Красную книгу, поэтому, приобретая его, надо особенно строго следить за документами.

— Как вы ее везли сразу после покупки? За пазухой, как котенка?

— Когда купил, просто положил в карман и поехал домой. На общественном транспорте. А сейчас к ветеринару, например, вожу в машине, она при этом на поводке. Из помещения до машины несу на руках — чтобы не слишком нервничала, не рвалась, да не испачкала бы лапы, — хотя она и весьма тяжелая!

Выкармливал Михаил рысь искусственным молоком, предназначенным для котят.

— Поначалу не хотела есть вообще, по каплям выпаивал, — рассказывает Михаил, — взял-то я ее еще слепым котенком. Поэтому, когда глазки открылись, людей она не боялась, даже не шипела.

Он улыбается, вспоминая о тех, первых днях, и хотя старается говорить о своем звере нейтрально, видно, что очень его любит.

— Выкармливать ее было тяжело, — продолжает Михаил, — я не спал две недели, вставал по четыре раза за ночь, поил сперва с ложки, а потом молоком из соски.

Рысь ласкается к Михаилу и трется о него мордой, как любят делать все кошки — то ли от избытка чувств, то ли помечая свою собственность.

— По сравнению с барсом или леопардом это несложное в уходе животное, — рассказывает Михаил. — У нее самый комфортный размер для дикой кошки. И она не идет на человека. Максимум может что-то погрызть в доме, подрать, перевернуть вещи.

— А кусается? Как часто?

— Просто так кусать не будет. Я ей постригаю когти, чтобы не драла вещи. Когти, если их не стричь, страшное оружие — похожи на крючки и перемалывают занавески в клочья. Стричь когти надо начинать с рождения, тогда зверь привыкает к процедуре и считает ее обычным делом.

— Чем вы ее сегодня кормите?

— Заказываю большие мясные брикеты для кошек. Индейку ест, иногда курицу.

Шло время, и недавно в доме Михаила появилась вторая рысь — крошечный котенок. Взрослая особь сначала впала в настоящий шок от появления малыша.

— Я не давал им сразу встретиться, — рассказывает Михаил. — Старшая присматривалась, принюхивалась через дверь. А он-то мелкий, ему все в порядке вещей.

Но как бы ни разводил животных хозяин, пришлось их все-таки познакомить.

— Старшая была в шоке, а мелкий сразу ей два раза дал по морде. Потом попривыкли, сейчас играют вместе. Играют, кстати, так, что разносят весь дом. Он даже начал ей надоедать — виснет на ее лапах, и она прячется от него там, где котенок не может ее достать.

Мелкого зверя Михаил всячески приручает. Кормит мясом с рук. После чего пальцы остаются в крови: хватая курятину, котенок рыси задевает зубами и когтями кожу, и этого достаточно для серьезных царапин.

— Здесь ничего не сделаешь, — объясняет Михаил. — В тот момент, когда рысенок видит пищу, он полностью теряет социальные качества. Включаются зоны мозга, отвечающие за инстинкты, и блокируют социальные. Можно попытаться закормить и притупить реакцию, но это собьет обмен веществ. Животное разжиреет и будет болеть. Надо кормить определенным количеством пищи, строго в одном месте, и больше в доме ниоткуда не должно пахнуть едой. То есть зверь не должен искать ее по всему дому. У старшей, кстати, эта реакция к двум годам пропала, она вполне комфортно может есть в присутствии посторонних.

— Как звери справляют в домашних условиях естественные надобности?

— Ходят в лоток. Старшую даже не приучал — сама пошла. А вот рысенок пока еще не совсем научился.

— Мелкий, понятно, еще маленький, а старшая — стерилизованная?

— Нет, хочу, чтобы потомство было. Котят, конечно, можно продать за хорошие деньги, но прибыль с этого получить нереально. Потомство бывает один раз в год, и окажется в нем всего два котенка. Усилий и денег в содержание вкладываешь гораздо больше.

— Сейчас принят закон о запрете держать диких животных дома, и рысь как раз входит в список запрещенных животных. Как вы как относитесь к этому закону?

— Этот закон от лукавого. В нем нарушена терминология, непонятно вообще, на что он направлен и чего власти, принимая его, хотели добиться. Ограничить или защитить? Животных защитить от людей или людей от животных? Изначально он вообще был направлен против контактных зоопарков, но потом его почему-то изменили и направили на частников.

— В чем разница между европейскими и нашими цирками, зоопарками?

— Во всех европейских цирках люди сейчас просто приходят посмотреть на животное, на то, какое оно милое и доброе. В наших же цирках еще старая система дрессуры. А в наших зоопарках главная проблема в подаче. У нас не умеют качественно показывать животное. В Европе все лучше продумано. И все сделано комфортнее для самого животного. Взять хотя бы транспортировку. Посмотрите на итальянские клетки. Они стоят безумных денег, но их можно изменить как угодно: сделать шире, уже; если надо, можно полностью зафиксировать животное. Все до мелочей продумано.

— Ваших питомцев закон не коснется?

— Закон этот постоянно переделывают, и я уверен, что он еще неоднократно будет переписан, поэтому переживать не стоит. К тому же ни один закон не имеет обратной силы, а действовать он начнет только с 2020 года, поэтому у меня сложностей возникнуть не должно. Вообще, лично я не вижу никаких проблем в том, чтобы продавать людям животных. Самая большая проблема в том, что сокращается ареал естественного обитания.

— Какие еще животные у вас были?

— Совы были, лисицы. Лисица очень привязывается к человеку, прямо как собака. К сожалению, моя оказалась слабовата здоровьем — почки отказали.

— Еще кого-то планируете завести?

— Сейчас в моих планах строительство вольера для котенка, ведь две рыси в доме — серьезная угроза для внутреннего порядка.

Михаил подзывает к себе обеих рысей, и они начинают наперебой ласкаться, почти заваливая человека. Хозяин обнимает и ласкает обеих, чтобы кошки не ревновали.

— Что же касается моих рысей, могу сказать: они забавные животные, ласковые и мурчат как тракторы, — говорит он.

И рыси действительно начинают мурлыкать. Именно как два трактора — один большой и один маленький.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28067 от 5 сентября 2019

Заголовок в газете: Кысь — рысь