Бывшая теща Сергея Лемоха рассказала о его внучке: уже не плачет

"Я сама была вынуждена отдать ее в центр для сирот"

18.10.2019 в 17:24, просмотров: 18884

Внучку экс-солиста культовой группы "Кар-Мэн" Сергея Лемоха шестилетнюю Марину органы опеки определили в центр для детей-сирот. С 2 сентября шестилетняя Марина отлучена от семьи и очень скучает по прабабушке и маме. Но прабабушка девочки, бывшая теща Лемоха, 80-летняя Талина Ивановна больше не в состоянии воспитывать ребенка в одиночку. Мать девочки Людмила — родная дочка солиста «Кар-Мэн» от первого брака лишь недавно вылечилась от алкогольной и наркотической зависимостей, сегодня женщина ищет работу. Естественно, взять к себе и воспитывать шестилетнюю дочь ей пока не разрешили.

Бывшая теща Сергея Лемоха рассказала о его внучке: уже не плачет
Сергей Лемох

«МК» связался с бывшей тещей Лемоха Талиной Ивановной, которая живет в Подмосковье, разговор получился крайне непростым, пожилая женщина очень скучает по правнучке, Марина также тяжело переносит разлуку. Бывшая теща лидера группы «Кар-Мэн» Талина Ивановна рассказала журналисту «МК» о том, как живет ее правнучка в центре социальной помощи для детей из неблагополучных семей.

Сергей Лемох очаровал миллионы женщин по всей России еще в начале 90-ых, песни группы «Кар-Мэн» по сей день актуальны, концерты с участием музыканта всегда востребованы. Сергей ни в чем не нуждается, счастлив во втором браке с экс-участницей «Кар-Мэн» Екатериной, семья Лемоха живет в роскошном особняке в деревне Грязь, по соседству с Аллой Борисовной Пугачевой.

Тем временем, его внучка находится в крайне непростых жизненных обстоятельствах.

- Талина Ивановна, Марину у вас забрали органы опеки?

- Я сама вынуждена была отдать ее в центр, он в Клину расположен, и там разрешают навещать детей. Конечно, Марина домой просится. Раньше она плакала, когда я приезжала, а потом мы расставались, а сейчас не плачет, привыкает. Она уже ходит в школу, воспитатели ее определили в первый класс, ей же уже 6 половиной лет.

- Почему вы приняли решение передать ее в Центр?

- А как ребенку учиться? Сейчас в школе задания по Интернету дают, а я даже со своим новым сенсорным телефоном не могу разобраться. Но я часто ее навещаю, всегда с гостинцами, то бананы, то булочку привезу. Правда, воспитатели не разрешают ее кормить, говорят, что дети итак шесть раз в день кушают. Но я все равно привожу. Скучаю по ней, конечно... Очень! Знаете, лучше с ней, чем без нее... Надеюсь, Люся скоро заберет Марину.

Людмила Лемох и адвокат Эдуард Демидов. Фото: pmed.ru

 -Сергей Лемох не связывался с Вами, не предлагал помощь?

- Что вы! Он поменял номер телефона, к нему теперь не подберешься, он не общается с нами и не позвонить ему. Он же не признает родство! Я так хотела, чтобы Сергей сделал с моей внучкой Люсей анализ ДНК, чтобы подтвердить его отцовство, а то он в него не верит. И не считает Люсю своим ребенком. Младшая его дочь Алиса также не разговаривает с нами, наняла какого-то Виталия, мы через него связь держим. А он то ли юрист, то ли адвокат, то ли недвижимостью занимается, я так и не поняла.

- Людмила окончательно вылечилась от зависимостей?

- Она не пьет сейчас. А я одна, но живу очень даже хорошо. Правда, скучаю по Марине... Знаете, иногда проснусь, раз — раз рукой по кровати, а ее нет рядом, мы же вдвоем спали. Но мне не разрешают ее забрать, только Люся может. Она сдала анализы, еще справки требуют от нее, подтверждающие, что она работает.

На реабилитации. Фото: pmed.ru

- Лемох категорически не признает Людмилу, и, соответственно, Марину?

- Моя дочь, Наташа, дурой была... Она когда еще беременной ходила, ляпнула ему, что дочь не от него, с тех пор и пошло. А Люся - копия Лемоха! Но анализ ДНК он все равно делать не хочет.

- Сергей ни разу не видел внучку?

- О чем вы? Я зубы как-то раз пошла делать, у меня очередь подошла, я ему сказала: «Возьми на время Марину, пока я зубы делаю». А он мне: «Ооо, знаешь, сколько у меня внучек по стране?!» Не знаю, может, действительно много, но он отказался. Я хотела, чтобы он хоть познакомился с девочкой, мало ли, может она ему не понравится или он ей. Марина же не кукла, а маленький человечек. Так он ее и не взял, да и хорошо, на самом деле. Он же Люсю мог отлупить в детстве, он всегда считал, что это не его родной ребенок. Вдруг Лемох и Марину бы стал наказывать?

- Что вы можете сказать о Лемохе?

- Я знаю этого Сергея Лемоха 20 лет. Он жесткий мужик. Дочка Наташа у меня умерла несколько лет назад, а жила она с ним 20 лет. Со своей новой женой Катей, он, похоже, начал встречаться еще будучи в браке, в тайне от моей дочери.

- Он помог вам, когда Наталья умерла?

- Ну как помогал? Схоронил ее и все. Я не была на похоронах дочери. Боялась, что не выдержу... Мне же еще ребенка воспитывать... Я с рождения воспитанием Мариной занималась.

- Вы считаете Сергея отчасти виновным в том, что Людмила пошла по наклонной?

- Родители плохо с ней обращались, сначала Сергей, а потом и Наталья. Моя дочь подражала своему любимому Сереже. Лишь один раз пошла против него, так он и развелся сразу же.

- Наталья что-то ему сказала поперек?

- Наташа начала что-то возникать. Вот и разбежались. А жили они со мной в однокомнатной квартире. Деньги же Сергей хранил у мамы в квартире, у них трехкомнатная., Хитрый он, конечно. Зато недавно дом купил и, быть может, на те деньги, что нажил в браке с моей дочерью. Кто знает? Он нам только на продукты давал, слава богу, голодные мы не сидели, но остальные деньги складывал у своей мамы.

- Журналисты вас навещают?

- Ой, давно не были. Приезжали как-то раз, убирались, больше половины вещей выкинули! Много игрушек ребенка в помойку отправили, а Марина меня спрашивала, куда все делось?! А там пусто, навели порядок, называется! Такой порядок нам не нужен.

- Как ваше здоровье?

- Я не жалуюсь, сходила недавно, проверилась, все нормально у меня! Диабета нет, даже давления не было. А мне, как никак, 80 лет.

Людмила Лемох в центре реабилитации. Фото: pmed.ru

Лечащий врач дочери Лемоха — нарколог, психиатр Эркен Иманбаев - рассказал о лечении Людмилы в его клинике. По словам медика, к сожалению, дочь музыканта все еще находится в группе риска.

«Она покинула стены реабилитации пару месяцев назад. Есть несколько этапов лечения от наркомании. Первый — медицинский, она его прошла, второй — психотерапевтический, третий — социальный, четвёртый - духовный», — рассказывает Иманбаев. После завершения второго этапа она должна была вернуться домой и продолжить работу над собой, приезжать на консультации, рассказывать о сложностях, с которыми сталкивается в реальной жизни. На четвёртом этапе наши пациенты помогают другим зависимым выздоравливать, используя свой опыт здоровой жизни».

Людмила прошла всего два этапа лечения. С нашей стороны помощь была оказана ей на абсолютно безвозмездной основе, то есть бесплатно.

После выхода из реабилитационного центра она не поддерживает связь с консультантами и психологами. «Все, спасибо. Я здорова, сама дальше справлюсь.», — заявила. Вы поймите, человек берет на себя ответственность за дальнейшую свою жизнь, мы всегда готовы её поддержать. Людмила не выполнила огромное количество заданий, которые мы давали. Первое — она должна была поменять место жительства, она должна была хотя бы уехать в другую квартиру. Если больной возвращается в привычную среду, то видит, что там ситуация не меняется. Она легко может встретить своих бывших друзей: алкоголиков, наркоманов.

Для меня Людмила - временно не употребляющая. Вообще употребление алкоголя и наркотиков — это верхушка айсберга. Людмила ушла, но периодически появлялась, сначала несколько раз в неделю, а потом по нисходящей: «У меня все хорошо, чувствую я себя нормально». Бегать я за ней не могу. Она должна была общаться с нами о том как выстраивать отношения с близкими, как устраиваться на работу, все страхи она должна была с нами обсуждать.

- Людмила долгие годы была зависима.

- Ей нужен был отец, который взял бы ее за шкирку и отправил бы на лечение. Кто ей мог другой помочь, бабушка? Хотя Талина Ивановна замечательная женщина, настоящий богатырь, доченька Марина — очаровательная девочка, но они не могли самостоятельно справиться Людмилой. Конечно, мы помогли ей, она получила знания, но теперь должна научиться их использовать.