Апокалипсец

Коллекционер жизни

29.11.2019 в 17:36, просмотров: 6412

Сюжеты, повсеместно завязывающиеся на наших глазах, сильно смахивают на фарс, на комедийные блокбастеры мирового уровня. Но мы, хотя ситуации из разряда вечных, не замечаем очевидной похожести. И относимся к происходящему слишком серьезно. А надо бы вспомнить классику: «Полицейские и воры», «Фантомас», «Большая жратва», «Запах страха», «Близнецы», «Сбрось маму с поезда». И печально улыбнуться: не Апокалипсис, а так, апокалипсец.

Дед Мороз и искусственный интеллект

Искусственный интеллект (о необходимости которого столько звону в последнее время) привьется ли к телу России при отсутствии газоснабжения, горячей воды, элементарных условий для человеческого цивилизованного проживания — на фоне затопленного Тулуна или в потоке мутных вод дамбы, прорвавшейся на допотопном золотом прииске? (Определение «допотопность» в данном случае ключевое.) Пожары в ветхих, отапливаемых дровами домах — хороша ли почва для внедрения инноваций будущего? И вот этот интеллект, как волшебный Дед Мороз, приходит в раздолбанные больницы, облюбованные маньяками детские сады, голодные богадельни… Чем станет там заниматься? Какие подарки вручит? Подтянет отсталую материально-техническую базу? Разовьет мозг обитателей трущоб до гениальных параметров? Сюжет почище «Терминаторов».

Пир горой

Больше всего поразило: африканские вожди, приехавшие на толковище в Сочи, угощались оладьями с черной икрой. Дорогих гостей созвали, чтобы наладить международные связи, а заодно простить финансовые миллиардные долги и, естественно, попотчевать с русским широким размахом. Но вот икра… Не переизбыточна ли? Когда половина населения еле сводит концы с концами и по уши в долгах. Эти долги соотечественникам никто не списывает, не прощает, а выколачивает с помощью безжалостных коллекторов. Напрашивается унисон отечественного стереотипа: африканских лидеров приковали к батареям, стребовали с них миллиарды и… на вырученные суммы щедро накормили россиян. Черной икрой. До отвала.

Волна негодования

Дума обвинила радиостанцию «Немецкая волна» в подрывной деятельности. Сотрудники радиостанции и представители посольства Германии всполошились, заискивающе призывают: позвольте журналистам исполнять профессиональный долг, объясняют, что свобода слова — непременное условие демократического бытия.

Взяли бы да и уехали, если их ракурс освещения событий не устраивает хозяев. И пусть потом наши думцы и те, кто над ними, дают интервью иранским ньюсмейкерам, чье мнение ведь гораздо важнее и роднее европейского.

По танку вдарило болванкой

О чем слушают? За кем следят? Зачем следят и слушают?

Рассекречены подробности прослушки арестованных по подозрению в коррупции высоких чинов Следственного комитета: Михаила Максименко, Алексея Крамаренко и Александра Дрыманова. Их телефонные беседы контролировали сотрудники ФСБ. Что удалось услышать? Смеху подобно! Неужели фигуранты станут обсуждать получение миллионных подношений? Они опытные люди, сами сысковики. Выяснилось, однако, что у них при обыске больших накоплений не обнаружено. Но еще больше впечатлил выявленный образ жизни: воображаем, те, кто на страже закона, должны быть кристальны, ну, не священнее римских пап, а уж точно лучше среднего обывателя. Выплыло иное: скандал в ресторане по случаю Дня Победы, пельмени на опохмелку, патриотические застольные песнопения: «По танку вдарило болванкой». Ничего криминального. Простая, незамутненная жизнь.

Типична и ситуация, из-за которой возникло и раскручивается это уголовное дело — о перестрелке на Рочдельской улице, — возникает поразительная картина: чтоб открыть кафе, нужна «крыша», чтоб исполнить дизайнерские работы в этом кафе — опять-таки необходимо крышевание. Скоро в туалет невозможно будет войти без покровительства.

Вскрытые вены

Тем временем на судебном заседании, посвященном гораздо более скромному эпизоду (в финансовом смысле), двое молодых людей, причастных к организации «Новое Величие» (им предъявлены политические обвинения), вскрыли себе вены. Это мало кому интересно, ибо параллельно развиваются захватывающие перипетии с перестрелками и миллионными взятками — в стиле «Крестного отца».

Зрители

Происходящему спектаклю высокого правосудия внимают плохо искушенные в мировом театральном искусстве и кинематографе дилетанты. Криминальные сводки — поразительны по незамысловатости: пожилой человек женился на молодой, она привела в квартиру, где они стали проживать вместе с народившимися детьми, молодого кавалера. Родила, теперь уже от него. Прежний муж напился и застрелил соперника. Когда кипят такие горячие бытовые страсти — до чужих ли вскрытых по политическому поводу вен?

Медицина

Собрали совещание по медицине, погуторили и занялись другими неотложностями. А вы хотели — чтоб после говорильни мгновенно стало хорошо, наладилось, взорлило?

Ничего особенного

Пребывая в деформированной, смещенной по оси системе нравственных координат и в окружении разбалансированных моральных ценностей — путаемся посреди простеньких ситуаций. Вроде знаем: полиция должна защищать от грабителей, а не воровать, врачи должны быть отзывчивы; лгать — не только с высокой трибуны, но и обиходно — нельзя, но когда нам вкручивают, что отклонение от норм возможно и в отдельных случаях оправданно, ведемся, приучаемся привыкать и думаем: действительно, ничего особенного, пусть полицейские воруют, а правители лукавят, всё в норме.

Можно ли измениться?

Говорим о том, что человека нельзя изменить, его природа не поддается корректировке: каким родился, таким помрешь. А можно ли изменить страну, ее менталитет, ее генетический код, состоящий из миллионов неизменных человеческих генотипов?

Мера свободы

Конечно, те, кто льстит власти, заявят: цензуры нет. Для них, лояльных, ее и верно — не существует. Балакайте на здоровье! О цензуре надо спрашивать у тех, кто гладит власть против шерсти.

В Британии на аукционе ушло за 11 миллионов (то ли евро, то ли фунтов, в связи с Брекзитом цена вопроса не уточняется) полотно современного художника, изображающее заседание тамошнего парламента: его члены изображены обезьянами. Оскорбительно? Или мастер кисти имеет право на своеобразное видение окружающей реальности? Вообразите, что поднялось бы у нас, посмей кто-нибудь ассоциировать властных бонз с представителями животного мира. Конечно, это бы расценили в русле неуважения к госструктурам и, как минимум, оштрафовали бы автора. Вот и приходится прибегать — если жаждешь аллегоричности — к басням Ивана Андреевича Крылова: «А вы друзья, как ни садитесь, всё ж» останетесь мартышками, не умеющими использовать окуляры.

Логика

Как быть, как вести себя маленькому человеку на пышных похоронах остатков здравости? Хавать вранье? Мириться с политическим эгоизмом? Покорно уступать уже раздербаненное лоскутными амбициями вождей пространство жизни?

Но власть неколебима в своем нежелании уступать ни миллиметра узурпированных поводьев. Повседневный угнетающий быт — детище этой власти.

Простенький пример: полгода назад в своей «колонке» я предрек неизбежность «платных демонстраций» — то есть выражения коллективного и индивидуального недовольства за свой счет — и, пожалуйста, не замедлило реализоваться: протестные акции переведены на самоокупаемость. Оно и понятно. Деньги тратятся не пойми на что. Надо зарабатывать

Итог

И все же стремление к лучшему несомненно: раньше врывались в квартиры граждан, волочили их на допрос и в застенки, ныне блюдут дистанцию, до прямых столкновений (разве что на улицах во время митингов) не доходит, а людей — вместо лишения жизни — просто обирают и морят. Это ли не торжество гуманизма?