Мятый батон для блокадников: чиновницы в шубах перешли грань

Как кирпичом хлеба по голове

Давайте бывшим узникам фашистских концлагерей дарить в годовщины скорбных военных дат газовые горелки, а чтоб никто никогда не забывал бесчеловечное преступление фашистов в Бабьем Яру, раздавать кульки с землей, взятой в тех местах. Ведь это так символично! Кощунственно, конечно. Но сегодня пришли такие времена, что если не хайповать на всем, на чем можно и категорически нельзя, то никто тебя и не заметит. Вся наша сегодняшняя жизнь подчиняется этому правилу. Вот и крымские чиновники — председатель Керченского городского совета Мая Хужина с помощницами и депутатом Госсовета Крыма Ириной Черненко — тоже.

Как кирпичом хлеба по голове
Чиновницам даже не приходит в голову снять верхнюю одежду в доме ветерана.

Не разоденься они в дорогие (как видно на фотографиях) шубы из норки и каракуля и не раздай в таком облачении батоны белого хлеба керченским блокадникам в годовщину полного снятия блокады Ленинграда, кто бы про них что сказал? А теперь — пожалуйста, стали притчей во языцех. Правда, все, что думают про них самих и их поступок люди, сводится фактически к двум фразам: «это ад» и «пробили дно». Ладно, к трем — еще «гнать таких поганой метлой!».

И оправдываются теперь участники этого мероприятия как могут. Дескать, и не хлеб это был, а пирог с мясом. Да и блокадникам ну вот ничего-ничего не надо. Разве что внимание да уважение... Ну да, именно такое вот внимание. И именно такое уважение...

Казалось бы, если просто сухо выразить суть — блокадникам подарили символические буханки хлеба, — в этом не было бы ничего особо обескураживающего. Тем более, памятная акция «Блокадный хлеб» прошла по всей России, открывая Год памяти и славы. И ключевым символом акции стал именно хлеб. Не батон, конечно, а кусочек весом в 125 граммов — ежедневная минимальная норма, которую получали люди во время блокады Ленинграда. И стала она потом для потомков символом стойкости, мужества и подвига. Но здесь, что называется, тот самый дьявол, который кроется в деталях. Вернее, в размерах. Одно дело — символический кусочек хлеба, вручаемый на тематических мероприятиях или открытых школьных уроках с целью наглядно показать: вот он, тот ломтик, за который держалась человеческая жизнь. И не одна — много тысяч жизней. И скольким не хватило его, чтобы выжить? Миллиону? Полутора миллионам? Даже точных данных нет, ведь люди уже не регистрировали смерть, дай бог было найти силы получить эти самые 125 граммов и тем самым вырвать жизнь. И совсем другое — припереться в дорогущих шубах в более чем скромные квартиры к бывшим блокадникам, не раздеваясь (и, надо думать, не разуваясь) пройти в комнаты и всучить по батону людям, для которых хлеб и поныне имеет особый смысл. Сфотографировать себя (и свои шубы, соответственно) на фоне бедных стариков и мятого батона и выложить весь этот трэш в Интернет. А потом еще развязно отшивать тех, кто указал на всю пошлость и дурновкусие такого поступка, фразами: «Эти люди не нуждаются в подарках. Им нужно человеческое общение, доброта и уважение. Только вряд ли вам известно, что это такое», — как заявила в ответ на критику председатель горсовета Мая Хужина. Потом, правда, стерла свой комментарий. Видимо, чего-то застеснялась.

Хотя чего? Чего вообще могут стесняться чиновники, которые идут к бедно живущим бывшим блокадникам в дорогих шубах с мятыми батонами в руках? Когда на улице, к слову, дождь и плюсовая температура? Разве у них есть тот самый орган, которым люди стесняются? Уж не знаю, как он точно называется: совесть, может быть, или душа…

Кстати, прямо на следующий день после того, как бывшие блокадники были осчастливлены чиновничьими батонами, Керченский горсовет объявил закупку услуг по освещению работы горсовета в печатных СМИ за 2,7 млн рублей. Это, по самым скромным подсчетам, 67 500 буханок хлеба. И спрашивается: зачем столько денег выбрасывать на пиар, когда хватило стоимости нескольких батонов, чтобы имена и деяния керченских чиновников в один миг прогремели на всю Россию?


Татьяна Федоткина

 

— Это было простое поздравление, — говорят в Керченском городском совете. — Акция, которая не носила задачи какие-то премии вручать, просто был день памяти, проводилась всероссийская акция ленинградских блокадных лет. Мы навели справки, что у нас есть 11 человек, которые пережили блокаду, — 2 участника боев за Ленинград, которые были награждены за оборону города, и 9 граждан, которые тогда жили там.

— Вы считаете, что скандал возник неоправданно?

— Все произошло спустя несколько дней после события. Видимо, каким-то местным изданиям это нужно было.

— С ветеранами в другие дни поддерживают связь?

— Конечно, постоянно. Тем более у нас город-герой. Чиновники проводят много акций, у нас мощная ветеранская организация, которая ведет постоянную работу. Сейчас мы Книгу памяти создаем.

— Почему подарили ветеранам только хлеб и медаль?

— Хлеб — это символический подарок. Простой батон от местного хлебокомбината. Но на встречах с ветеранами были депутаты Республики Крым, там был человек из городского совета, депутат по округу. Ветераны обращались к ним с какими-то своими пожеланиями. Одна женщина рассказала, что нуждается в коляске, так как ходит с трудом. Этот вопрос взяли на контроль. В соцсетях и в прессе все было представлено в искаженном виде, предвзятом, вывернутом. Я присутствовал на этих встречах, и не было ни одного человека, который был бы не рад происходящему. У нас такие акции и перед Днем Победы проводят, и на День воина-интернационалиста, тогда чиновники встречаются с матерями афганцев и с ветеранским корпусом. Зато одна из женщин, которую поздравляли 27 января, рассказала, что у нее есть брат, проживающий в Питере, он тоже был блокадником, так вот там ни один чиновник не приходил к ветеранам домой в день памяти.

Читайте также: Аксенов потребовал уволить подаривших блокадникам "батоны" чиновников


Екатерина Скрижалина

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28183 от 31 января 2020

Заголовок в газете: Как кирпичом хлеба по голове