На мумию Ленина появился неожиданный претендент

Как большевистские святыни стали конвертируемой валютой

Ленинская тема в эти дни вдруг активно атаковала строчки топ-новостей. То конкурс на пере-приспособление мавзолея собрались устроить. Теперь заокеанский «креативщик» просит ему тело Ильича уступить для отправки в Америку и сулит за это миллиард «зеленых»! – Какая-то скандально- коммерческая аура образуется вокруг одного из главных объектов советской эпохи. И тут самое время вспомнить о других случаях попыток «переуступки прав» на некоторые коммунистические святыни, случившиеся в прошлом.

Как большевистские святыни стали конвертируемой валютой

Мумифицированные останки Владимира Ильича гораздо более нужны теперь не России, а Америке. – Именно так сформулировал идею своего сногсшибательного проекта нью-йоркский художник Дэвид Датуна. Он задумал создать в Штатах эпохальный арт-объект, построив там копию мавзолея и поместив в него подлинный труп Ленина. Объясняет это так: «Ленин и его Мавзолей являются наиболее яркими символами перемен, запрос на которые в 2020 году в США особенно высок и все чаще обсуждается в преддверии выборов президента.»

Как сообщают американские новостные агентства, энергичный художник даже организовал по подписке сбор денежных средств, необходимых для покупки тела Владимира Ильича и успел за несколько дней собрать около 50 миллионов долларов. Однако в России коммерческое предложение американского художника энтузиазма не вызвало. Предсказуемо резче других отреагировали коммунисты. Лидер КПРФ Геннадий Зюганов заявил: «Могу сказать, чтобы они (американцы – А.Д.) берегли свои ценности. А мы свои охраняли, берегли и будем беречь. Они для нас — святыни!..»

В общем, купля-продажа ленинских останков нынче не состоялась.

Интересно, что с телом «верного ученика и продолжателя дела Ленина» когда-то происходило нечто подобное. – История с «торговлей» телом Сталина давняя и малоизвестная.

Во времена правления Хрущева – уже после ХХ съезда КПСС, на котором был осужден культ личности, - «просталинское» коммунистическое руководство Китая и Албании озаботилось судьбой забальзамированного тела Иосифа Виссарионовича, лежащего в мавзолее на Красной площади. Эти зарубежные товарищи, судя по всему, прекрасно понимали, к чему идет дело после февральского партийного форума 1956 года. Были сделаны в Москву несколько завуалированных запросов, которые, впрочем, «утонули» в бумажном море дипломатической переписки.

Эту тему пару раз затронул – в запале идеологических споров, - сам Хрущев. Руководитель малайской компартии Чин Пен (тоже ярый сталинист) позднее в одном из своих выступлений вспоминал об эпизоде, произошедшем в 1960 году на III съезде румынских коммунистов. Прибывший в Бухарест во главе советской партийной делегации Хрущев, разгорячившись во время споров насчет культа личности и развенчания образа «великого вождя народов», буквально орал защитникам Сталина - членам делегаций Китая и Албании: «Если вам так нужен Сталин, то забирайте у нас его гроб! Мы пришлем его в специальном вагоне!»

Это, конечно, было со стороны Никиты Сергеевича абсолютной «фигурой речи». Никаких реальных попыток отправить тело Сталина из СССР «в эмиграцию» тогда не предпринималось. А на попытки албанских и китайских товарищей уточнить по горячим следам, как конкретно можно было бы осуществить упомянутый советским генсеком проект, сотрудники секретариата делегации СССР отмахивались: мол, вы поймите, это же Никита Сергеевич по горячности своей сказал, мы судьбу сталинских останков сами будем решать. Но вот позднее, осенью 1961-го после блиц-решения о «выселении» мумии Генералиссимуса из мавзолея, принятого на XXII съезде КПСС…

В свое время в разговоре с историком, доктором искусствоведения Альфредом Миреком автору этих строк довелось услышать от него любопытный рассказ о событиях, связанных с перезахоронением Сталина. Альфреду Мартиновичу удалось узнать у «кремлевских» ветеранов, в частности, о том, что уже после выноса тела «культового» вождя из мавзолея в Москву по крайней мере дважды поступали обращения из Пекина и Тираны с просьбой передать саркофаг с мумией Сталина в одну из этих стран. Но конечно же в Кремле не допускали и мысли о возможности того, чтобы откопать захороненный уже у кремлевской стены сталинский гроб и отправить его за границу, где останки Иосифа Виссарионовича вновь торжественно поместят в мавзолей №2.

История со Сталиным – не коммерческая. Но это, пожалуй, исключение. Во многих других случаях советские коммунистические реликвии рассматривались в качестве объектов, по отношению к которым предприимчивые люди пытались применить практику товарно-денежных отношений.

Это относится, прежде всего, к скульптурным изображениям главных большевистских вождей.

Вот лишь несколько примеров.

В советские времена группа английских туристов – любителей железнодорожной старины, была поражена и очарована видом необычного памятника Ленину, находящегося на территории локомотивного депо Октябрьской железной дороги. Дело в том, что, «деповский» Владимир Ильич установлен на очень оригинальном постаменте, изготовленном из кусков старых паровозов - реверсов, кулис, шатунов, масленок, колес от тендера… Британцы так заинтересовались этой чудо-конструкцией, что даже стали предлагать немалую сумму в валюте на постройку внушительного гранитного постамента для этого памятника. А взамен просили им уступить лишь четыре старинных кованых колеса, на которые сейчас опирается вся конструкция. Однако предложение «капиталистов» не нашло отклика у путейцев.

Летом 2017 года на аукционе, организованном в немецком Потсдаме, среди прочих лотов продавались 12-метровая статуя Ленина и почти 4-метровая скульптура Сталина. Первая из них в годы существования социалистической ГДР украшала одну из площадей Дрездена, а вторая была демонтирована в «расставшейся с социализмом» Чехии. На этих артефактах организаторы торгов неплохо заработали: Иосиф Виссарионович ушел за 58 тысяч евро, а более монументальный Владимир Ильич – и вовсе за 150 тысяч! По некоторым сведениям покупателями данных шедевров стали товарищи из КНР

Несколькими месяцами ранее в западно-украинском Чопе провели аукцион по продаже памятника Ленину, стоявшего прежде на центральной площади этого города и демонтированного по решению администрации в 2014-м. В результате бронзовую статую весом около 4 тонн приобрел за 9400 долларов один из местных предпринимателей. О перспективах использования монумента он разговаривать с журналистами отказался. 

А вот другому ленинскому изваянию, которое до конца 1980-х стояло на площади в одном из чешских городов повезло продолжить свою публичную карьеру даже после «отставки» с первоначального «места службы». Около 30 лет после демонтажа эта скульптура находилась в частной собственности в Австрии. Потом владелец выставил монумент на продажу. Объявление об этом увидели члены коммунистической организации из западногерманского Гильзенкирхена и решили не просто приобрести памятник «вождю мирового пролетариата», но установить его в своем городе. Идея удалась на все 100%. Левые сумели продавить через городские власти проведение специального онлайн-опроса граждан. По его итогам более 2/3 гильзенкирхеровцев высказались за установку такого монумента. 24 июля нынешнего года состоялась торжественная церемония его открытия. – Это первый за всю историю западной Германии памятник Владимиру Ильичу, расположенный в публичном месте.

Еще один монументальный Ленин, благодаря стараниям энтузиастов, обосновался в американском Сиэтле. – Том самом городе, который сейчас прославился на весь мир массовыми беспорядками на его улицах. Однако, в отличие от многих памятников знаменитым американцам, объявленным теперь в стране «расистами», наш Ильич благополучно пережил (уточним – пока) все сиэтловские «заварухи» на расовой почве. Само изваяние имеет «восточно-европейские корни». - Вплоть до 1989 года оно стояло в одном из городов Словакии. А после случившихся в этой экс-социалистической стране перетурбаций снятый с пьедестала монумент выкупил американский предприниматель и перевез его в Сиэтл, где бронзовую фигуру Ленина установили в городском районе Фримонт. На протяжении уже многих лет этот памятник является одной из главных местных достопримечательностей.

В качестве еще одного интересного объекта купли-продажи «буржуины» увидели крейсер «Аврора». Это для советского народа он являлся «символом Великой Октябрьской социалистической революции», а для западных господ – одним из немногих сохранившихся образцов крупных паровых военных кораблей рубежа 19-20 столетий. Именно в качестве уникального образца морской ретро-техники «Аврора» привлекала к себе внимание иностранных ценителей еще в годы СССР. Тогда даже поступило несколько обращений к советским властям от западных военно-морских музеев, от элитных морских клубов с предложением уступить им старый крейсер. Иностранцы особенно напирали на то обстоятельство, что корпус «Авроры» год от года неотвратимо ветшает из-за неправильного ремонта, проведенного вскоре после войны, и может вскоре просто разрушиться, так что корабль затонет посреди Ленинграда. Но наши на такие аргументы не реагировали. А в середине 1980-х, после того, как крейсер был отправлен на капитальный ремонт, и ему приделали новое днище (!), предложения о продаже за рубеж прекратились. – Сказалось, по-видимому, и то, что после столь варварского «протезирования» старый корабль хоть и получил гарантию плавучести, но в значительной степени утратил свою первоначальную конструкцию и потому сильно обесценился в глазах ценителей ретро-техники.

Впрочем не так давно тема продажи «Авроры» вновь наделала шума. Около трех лет назад, в ноябре 2017-го СМИ взахлеб публиковали сенсационную новость. - Американская компания, владелец известной сети предприятий фаст-фуда, обратилась в Центральный военно-морской музей с коммерческим предложением: выкупить за 50 миллионов легендарный «крейсер революции», который в то время находился на балансе музея. Предприниматели хотели осуществить такую сделку ради воплощения «эксклюзивного» рекламного хода: приспособить часть внутренних помещений старого боевого корабля под свой филиал в Северной столице - ресторан быстрого питания.

Однако наши музейщики не оценили всей «креативности» этой идеи: «О реализации любых коммерческих предложений в отношении крейсера «Аврора» не может быть и речи».