“Москва” китайцу отдана

Появление “Люблизона” на юго-востоке столицы вызвало массовые протесты

16.08.2009 в 18:34, просмотров: 10143
В столичном районе Люблино растет народное недовольство, и виной тому — закрытие Черкизона. Сама по себе ликвидация рынка мало волнует люблинцев. Беспокоит другое — то, что дельцы с Черкизовского рьяно взялись осваивать местный торгово-ярмарочный комплекс “Москва”. За несколько недель в разы увеличилось и число торговцев в самом комплексе, причем по преимуществу китайцев. А фуры и автобусы с оптовиками забивают все подъезды к рынку, превращая район в огромную пробку, а заодно и свалку — торгового мусора в Люблине тоже прибавилось.  

Люди возмущаются, собирают подписи под обращениями к чиновникам, расклеивают листовки с призывами: “Нет Люблизону!”. Ситуация складывается вполне революционная: “низы” не хотят жить рядом с огромным базаром, а “верхи”, то есть власти, пока не показали, как могут контролировать этот процесс. Чтобы понять, чем живет сейчас Люблино, в беспокойный район отправились корреспонденты “МК”.


...Особый настрой получаешь, едва выйдя на станции метро “Люблино”. Несмотря на выходной день, народу здесь много, причем в толпе очень много азиатов — китайцев или вьетнамцев с тележками и баулами. Это, конечно, еще не час пик в пекинской подземке, но все равно — нехарактерная для Москвы картина.  

— Я уехал в отпуск в середине июля, — говорит местный активист Алексей. — А когда через две недели вернулся, район не узнал. Этот комплекс “Москва” жил последнее время не шатко не валко.

Торговля была вялая, кто-то, конечно, приезжал сюда за дешевыми тряпками, но горожане со средним достатком предпочитали ему нормальные магазины, благо их, вполне доступных, за последнее время стало весьма много. А теперь рынок забит. Забиты дороги — сюда и везут товар, и едут оптовики товар забирать. Тут же рядом с рынком они кидают свои коробки, готовят еду на примусах, справляют нужду. Антисанитария!  

Мы стоим на балконе 22-го этажа дома Алексея — аккурат напротив “Москвы”. Спальный район Люблино проектировался в советское время для комфортного проживания. Архитекторы предусмотрели здесь красивый бульвар для прогулок, пожарную часть, подстанцию “скорой” и единственную широкую дорогу, по которой можно добраться до метро. В свое время она легко справлялась с жиденьким трафиком общественного транспорта и немногочисленных советских “Жигулей”. Но даже в смелых мечтах проектировщики времен застоя не могли представить такого количества личных машин, а уж тем более грузовых фур, что забьют магистраль.  

— В понедельник — день ввоза товаров, грузовики окружают рынок плотным кольцом, — говорит Алексей. — Смотрите — даже сейчас, в субботу, поток машин перекрыл подъезды и к пожарной части, и к “скорой помощи”. Выросло в разы и число бомбил на разбитых “тачках”.  

Инфраструктура района действительно меняется. Все чаще шныряют по нему люди с полиэтиленовыми пакетами, набитыми бэушными мобилами. О происхождении своего дешевого товара они предпочитают не распространяться. На наших глазах во дворе дома Алексея подобный торговец, присев на корточки, доставал из пакета и предлагал местным женщинам очень дешевый парфюм (естественно, “ведущих мировых брендов”). Поползла вверх и аренда квартир. При средней цене столичной “однушки” на отшибе в 17—20 тысяч руб. за месяц, здесь их, судя по объявлениям, предлагают по 35—55 тысяч рублей. И желающие находятся. На лестничной клетке в доме Алексея протянуты веревки и сушится белье.  

— Буквально на днях в одну из квартир китайцы въехали, — говорит он.  

В самом же торговом комплексе царит полный интернационал.  

— Хасавюрт, Хасавюрт, — пристают к нам водители на стоянке автобусов. — Есть кондиционер и туалет.  

Только на Хасавюрт готовы ехать четыре огромных автобуса. А на номерах припаркованных машин, больших и маленьких, вся российская дорожная арифметика: “26”, “69”, “02”, “05” и другие регионы.  

В самом огромном здании комплекса по-русски с кавказским акцентом говорят в основном грузчики. Большая часть торговцев — китайцы, и многие из них русского явно не знают. Листки с объявлениями, расклеенные по центру (например, “В туалет с тележками не входить”), обязательно продублированы на китайском. На языке Поднебесной звучат объявления по радиотрансляции. Есть в этом комплексе и кинотеатр. На столиках в местном кафе стоят рекламки новых фильмов, тоже изложенные по-китайски — их крутят с синхронным переводом.  Появились уже и лавчонки, об ассортименте которых сообщают исключительно иероглифические надписи, сделанные от руки на картонке. Соевые соусы, какие-то иноземные фрукты-овощи — маленький магазинчик, забитый народом, работает исключительно для своих. 

“Запрещено зажигать все конфорки на плите разом. Запрещено ставить на конфорки емкости, весом превышающие 10 килограммов”. А это уже не очень точные цитаты из правил пользования общими кухнями местной рыночной гостиницы “Дружба”. Номера здесь в основном четырехместные, снимаются они сразу на месяц, и плата за номер ежемесячно составляет свыше 30 тыс. рублей. Мест нет и не предвидится. Не заселен пока единственный двухкомнатный “люкс”, но и тот уже забронирован.  

Сам комплекс по суете напоминает подожженный муравейник, но собственно покупателей мы заметили там немного по сравнению с персоналом. У каждой лавчонки с непритязательным тряпьем и обувью дремлют по два-три продавца. Большая часть деловых людей снует с бумагами, тут же заключает договора, подписывает их. На многих лавочках — объявления: “Только оптом”. Бурная стройка ведется на втором этаже комплекса — возводятся перегородки между новыми торговыми местами. Свободных точек под аренду уже нет, занято все. Если “Люблизон” не догнал Черкизовский по размерам, то по степени активности вполне может с ним соперничать.  

Но есть между двумя рынками существенное отличие. Черкизовский окружали старые сонные пяти- и девятиэтажки. Здесь же вплотную к рынку подступают многочисленные “свечки” под двадцать этажей. И жители сонно смотреть на развитие торговли не собираются.  

— Народ начал серьезно волноваться где-то с начала августа, — говорят местные активисты, — пошли жалобы властям, в управу. В начале августа сюда приезжали чиновники, проводили проверку. Но как-то уж больно формально. Сделали контрольную закупку, убедились, что нет кассовых аппаратов, написали якобы протокол на клочке бумаги и отчалили. На этом все и закончилось. Да, еще префект ЮВАО Зотов пообещал поставить вопрос на правительстве города о снижении доли опта в комплексе и об увеличении постов ГАИ, чтобы бороться с пробками.  

Слишком уж организованными местных жителей пока назвать нельзя. В основном эмоциональные дискуссии разворачиваются на их форуме в интернете. Но понемногу протестное движение налаживается. По району расклеиваются листовки против “Люблизона”. В интернете осуждаются тексты писем и обращений во все инстанции — от президента до санитарного врача Москвы. Готовится к запуску и специальный сайт.  

Можно выделить три основных группы протестующих. Первая, самая оперативная и сплоченная, — это те бизнесмены прежней формации, которых уже потеснили “под наплывом черкизовских” из “Москвы” и из расположенного неподалеку рынка “Садовод”. Но у них интерес сугубо экономический, который разделяют далеко не все люблинцы.  

Вторая группа — националисты. Не зря же пока ситуацией в Люблине заинтересовалась лишь ДПНИ. И предложило свою помощь в организации пикетов, митингов и проч.  

— Все межнациональные конфликты нам стараются преподнести как конфликты экономические, — говорит экс-лидер ДПНИ Александр Белов. — А нам-то какая разница? Ведь сначала появляются какие-то группировки, которые отстаивают свои интересы, растут и укрепляются, а затем вступают в конфликт с местным населением. А когда количество приезжих приближается к критической массе, то победить тех же китайцев становится практически невозможно. Власти пустили ситуацию на самотек, и рано или поздно находится очередной Никола Королев (организатор взрыва на Черкизовском) и начинает отстаивать свою точку зрения радикальными методами. Я обращаюсь к своим сторонникам с единственной просьбой — действовать с позиции закона. Но кто остановит обывателя? Ему-то что делать?  

Однако большинство протестующих жителей района от националистов всячески открещиваются. Их требования вполне взвешенные — не допустить антисанитарии в районе, не закрывать глаза на контрафактную торговлю, и вообще — закрыть оптовый базар и сделать из “Москвы” цивилизованный развлекательный центр. Когда этот номер “МК” будет в типографии, жители должны собраться на большую встречу, чтобы определиться с текстами обращения к властям и собрать под ними подписи (их, по утверждениям активистов, уже несколько тысяч). “Умеренные” призывают всех вести себя спокойно, не допускать радикальных воззваний, чтобы их встречу не расценили как несанкционированный митинг. Вступать в конфликт с ОМОНом в их планы не входит.  

— Есть у нас задумка — в случае бездействия властей предъявить ультиматум префекту ЮВАО Зотову, — делится активист Алексей. — И начать кампанию по его отзыву. Такого в истории Москвы еще не было.  

— На носу выборы в Мосгордуму. К вам уже обращались представители каких-нибудь партий, чтобы использовать ситуацию в предвыборной борьбе?  

— Пока нет. Но народ уже делает выводы. Все знакомые, соседи в один голос говорят: “Если дело так пойдет, за “Единую Россию” мы голосовать точно не будем”.  

Но разговоры пока идут, а караван торговцев в Люблино уже едет. А еще ведется стройка. К “Москве” примыкает большой пустырь. Буквально в один день к нему подогнали грузовики, краны и бульдозеры. Несмотря на субботу, пустырь стали зачищать под стройку. Власти вроде бы обещают, что здесь будет стоянка для легковых машин. Местные жители с этим несогласны.