Как заставить ребенка оторваться от компьютера и заняться спортом

Проблемы, с которыми сталкиваются родители, вполне решаемы

02.10.2019 в 17:37, просмотров: 3830

Как оторвать ребенка от компьютера и вытащить на пробежку? Как заставить полюбить спорт сильнее мультиков? Как приучить ходить на тренировки и получать от них удовольствие?

Все это не так просто, как кажется.

Многие родители мечтают о здоровом образе жизни для детей. Но когда принимаются воплощать мечты в жизнь, сталкиваются со множеством нюансов и неожиданных препятствий.

Как заставить ребенка оторваться от компьютера и заняться спортом

Никита перешел в девятый класс. Весь прошлый год мы с ним занимались в тренажерном зале у одного инструктора: у него занятие начиналось, а у меня заканчивалось. Так и познакомились.

Ходить в тренажерный зал его заставляют родители, потому что он рыхлый и пухлый. А родители хотят, чтоб у него все-таки были мускулы какие-никакие и мужская фигура, потому что сейчас она не мужская и не женская, а не пойми какая. Куль с мукой. А ему в армию через три года. Если не подкачается, там туго придется.

При этом сам Никита из-за своей фигуры совершенно не переживает. Его интересы в другой плоскости. Он любит играть в компьютерные игры, смотреть Ютуб и хрустеть «чипсятиной». Тренироваться в зал ходит только потому, что иначе отец отберет компьютер. Но тренируется кое-как. Не старается. Упражнения делает неправильно, не слышит инструктора. «Я ему говорю: медленно сгибай-разгибай руки, контролируй напряжение. Иначе смысла нет никакого в этом упражнении, — жалуется инструктор на Никиту. — Все без толку. Ему лишь бы скорее отделаться и домой, в компьютер уткнуться».

Таких подростков, как Никита, в наш тренажерный зал ходит еще несколько человек. Мальчики и девочки. Занимаются индивидуально с инструкторами. Родители платят приличные деньги, чтоб привести их в норму — избавить от лишнего веса и связанных с ним неприятностей. Абонемент — 30 тысяч за год плюс за каждое занятие с инструктором тысяча рублей.

Я смотрю на них и вспоминаю ребят из нашего лыжного клуба. Нашим я его называю потому, что двенадцать лет назад мы с мужем его учредили и с тех пор стараемся, чтоб он исправно функционировал.

Сама я не имею отношения к спорту — не тренер, не судья и не спортивный чиновник. Чисто любитель. Смотрю на спорт скорее снаружи, чем изнутри. Но благодаря лыжному клубу вижу немножко больше, чем обычно видят не включенные в спортивную сферу люди.

По меркам Московской области клуб у нас не бог весть какой. Некоммерческая автономная организация районного масштаба, где дети из окрестных поселков занимаются лыжами и биатлоном.

Но с виду эти дети отличаются от тренажерных никит как земля от неба. Поджарые, мускулистые, подвижные. Я наблюдаю за ними на сборах, когда они неделями живут у нас на лыжной базе.

Они постоянно в движении. Подъем, пробежка, зарядка, завтрак, стрелковая тренировка, обед, тихий час, полдник, кросс, велосипед, силовая подготовка, ужин, ОФП, футбол-волейбол, холостой тренаж, отбой.

Никто — ни один человек! — не ноет: мол, вот не поиграл сегодня в компьютер и не посмотрел любимый Ютуб-канал.

Нет, когда у них есть время, они наверняка заглядывают в телефончики. Но я не знаю, когда у них есть время. Я их не вижу в такие моменты. Я их вижу, когда они бегут по лесу, стреляют из пневматических винтовок, тащат коврики на стрельбище, кувыркаются на турниках, отжимаются, качают пресс, накрывают столы перед обедом, выскакивают из душа, обернутые полотенцами, и несутся наверх по лестнице в спальню.

По моим наблюдениям, они сидят, только когда едят. А лежат, когда спят. Все остальное время они двигаются. Причем очень быстро. И судя по тому, как изумительно они выглядят, им очень подходит такой стиль жизни. Во всяком случае, на каникулах.

Во время учебного года они тоже тренируются, но меньше. Четыре-пять раз в неделю. Тренировки после уроков. Зимой рано темнеет, так что заканчивают уже в темноте.

За двенадцать лет через наш клуб прошло примерно полторы тысячи детей. Приходили всякие: худенькие и пухленькие, талантливые и нескладные, озорные и послушные.

Единицы доросли до сборной Московской области. Но вообще у нас нет большого спорта в клубе. У нас массовый. Для всех.

Начинали мы с тридцати ребят из пятых-седьмых классов. Сейчас в клубе занимается человек триста. Самым младшим — семь-восемь лет, старшим — восемнадцать.

Они не станут профессиональными спортсменами, но спорт останется с ними на всю жизнь как лучший способ проведения досуга.

А вот их одноклассникам и соседям, ребятам из тех же подмосковных поселков — таким, как мой приятель Никита, — спорт не нужен. Лучший способ проведения досуга для них — компьютер или планшет.

Почему так получилось? Какую роль сыграли — или могли сыграть — родители в том и другом случае?

фото: Наталья Мущинкина

Где дети могут заниматься спортом и сколько надо за это платить?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо сперва разобраться с возможностями, которые есть в нашей стране у родителей, стремящихся приучать детей к здоровому образу жизни.

Принято жаловаться, что возможностей таких недостаточно. Но на самом деле они довольно широкие. Дети в нашей стране могут заниматься спортом:

1) в спортшколе, которая финансируется из муниципального либо регионального бюджета, поэтому, по идее, там все должно быть бесплатно;

2) в коммерческой секции или клубе, где, наоборот, все платно: родители платят тренерам за занятия, оплачивают аренду катка или зала, где проходят занятия, и приобретают за свои деньги весь спортивный инвентарь;

3) в некоммерческом клубе, где труд тренеров и аренда спортивного сооружения оплачиваются спонсорами, а родители покупают инвентарь и оплачивают сборы — питание-проживание и дорогу.

Первый вариант объективно выглядит предпочтительным. Занятия бесплатные, тренеры профессиональные, система подготовки отлаженная. Но при ближайшем рассмотрении, как правило, выясняется, что все не так здорово.

Муниципальным спортшколам выделяются деньги лишь на зарплаты сотрудников и оплату коммунальных услуг. Покупка инвентаря, ремонт инфраструктуры, спортивные сборы, соревнования, транспорт — на это у спортшкол денег нет.

Но без всего этого с детьми можно, к сожалению, заниматься только ОФП — общей физической подготовкой. А детям ОФП неинтересна. Они же дети, а не пенсионеры. Они приходят в спортшколу, чтоб овладеть конкретным видом спорта. А зарядку можно и дома с бабушкой делать: руки в стороны, вверх, вдохнуть-выдохнуть…

Второй минус бюджетных спортшкол в том, что от тренеров там требуется уйма отчетных бумаг и прочей писанины. Реальная работа с детьми, развитие массового спорта на втором и даже на третьем плане. На первом — отчетность.

Многие тренеры в такой ситуации расслабляются и опускаются. Отчеты сдают, вставляя туда «липовых» спортсменов, а с «живыми» толком не занимаются. Ну а те, кто все-таки хочет реально тренировать детей, вынуждены искать спонсоров и звать на помощь родителей, чтоб родители сами платили за то, на что у школы нет денег.

Часто бывает так, что в группе у такого тренера есть ребята из состоятельных семей и из совсем малообеспеченных, которые даже не могут купить патроны, например. Видя самоотверженность тренера, кто-то из состоятельных родителей становится спонсором группы, подкидывает денег на патроны для всех.

В спортшколах регионального уровня финансирование получше. Но таких школ мало. В подмосковном регионе, например, всего одна спортшкола по лыжам и биатлону, которая получает деньги из бюджета региона.

Понятно, туда отбор. Попасть трудно, да и нет смысла, если вы не живете рядом с этой школой. Возить ребенка на тренировки за тридевять земель невозможно, слишком большая потеря времени. На учебу тогда его вообще не будет оставаться.

Вторая категория детских спортивных заведений — полностью коммерческие клубы и секции. Они бывают не очень дорогими и вполне качественными, если владельцы не рвачи и их самих интересует развитие детского спорта.

Но если в приоритете у них прибыль, они выставляют конский ценник — бывает, что и до 100 тысяч в месяц. Особенно для модных и престижных видов спорта, где звезды зарабатывают многомиллионные состояния: футбола, хоккея, большого тенниса.

Наш клуб — из третьей категории спортивных структур для детей. Он не получает бюджетного финансирования ни от региона, ни от муниципалитета. Тренеры, техника, подготовка лыжной трассы финансируются за счет средств учредителей и спонсоров. Родители сами покупают инвентарь (лыжи, пневматические винтовки, пули, лыжероллеры) и оплачивают сборы.

Подводя черту, надо сказать, что полностью бесплатного детского спорта практически нет.

Можно найти заведение на первые год-два занятий, где не надо будет платить ничего. Но как только ребенок начнет делать успехи и подниматься по своей спортивной лесенке, его занятия потребуют от родителей инвестиций независимо от того, куда они его изначально пристроили — в бюджетную спортшколу или в частную.

Кто поможет пережить проигрыш кроме родителей? Фото: Евгений Тумашов

Какой лучше выбрать вид спорта для ребенка?

Все дети разные, у них разные способности, темперамент, по-разному устроены их тела и организмы. В одном виде спорта у них будет хорошо получаться, а в другом будут буксовать.

Лучше, конечно, отдавать ребенка в тот вид, к которому он приспособлен от природы. Загвоздка в том, как обнаружить такие способности.

Вы, скажем, отведете ребенка на гимнастику. Тренер увидит, что для гимнастики он не подходит. А для чего подходит? Этого тренер не скажет. Он хорошо знает только свою гимнастику, все остальное — очень приблизительно.

Поэтому в реальной нашей жизни спортивные секции выбираются по большей части из субъективных соображений, далеких от объективных способностей ребенка.

Если выбирает сам ребенок, он обычно тянется туда, где занимаются приятели: Максим ходит на плавание, и я хочу.

Родители видят жизнь шире, у них разноплановая мотивация. Обычно им хочется:

а) отдать ребенка куда-нибудь рядом с домом, чтоб недалеко возить,

б) отдать куда угодно, лишь бы бесплатно,

в) отдать в хоккей/футбол/теннис, где он станет чемпионом и будет зарабатывать хорошие деньги,

г) отдать в тот вид спорта, которым сами родители занимались в детстве, потому что можно будет ребенку помогать и тренироваться вместе — это сплачивает,

д) отдать туда, где знакомый тренер или директор спортшколы, чтоб быть уверенным, что с ребенком действительно будут заниматься и выставлять на соревнования, он не будет сидеть запасным на лавочке.

Все эти соображения одинаково хороши, если они сработают и ребенок действительно останется заниматься спортом там, куда его привели родители, а не бросит через месяц.

Поэтому вопрос, какой выбрать ребенку вид спорта, на самом деле второстепенный.

А главный вопрос такой: как сделать так, чтоб ребенок втянулся и полюбил спорт?

Я задавала этот вопрос знакомым тренерам и родителям ребят, которые занимаются у нас в клубе.

«Все зависит от тренера», — говорили родители.

«Все зависит от родителей», — говорили тренеры.

Это очень смешно, конечно. Но именно так почти все и говорили.

фото: Геннадий Черкасов

Какой тренер лучше?

«Наш поздновато стал заниматься, — объяснили мне мама с бабушкой, которые приехали в последний день летних сборов забирать своего 12-летнего спортсмена. — Вернее, начал он рано, в 8 лет, но бросил и с тех пор жил в компьютере. Оторвать невозможно, мы были в отчаянии. А в прошлом году опять решили попробовать заниматься. И — счастье. Пошло у него. Пришел азарт. Стало получаться. Появились соперники, он с ними конкурирует. Следит, кто за сколько пробежал. Компьютер забросил, все интересы переместились сюда — в биатлон».

Тренировки пять раз в неделю. Бабушке приходится его возить. Но в школе внук учится нормально, успевает.

Почему в первый раз бросил, а сейчас зацепило?

«Тренер хороший попался, — предполагает мама и, подумав, добавляет. — Хотя и тогда тоже был хороший».

По моим непрофессиональным наблюдениям, есть три типа детских спортивных тренеров.

1) Амбициозные тренеры, которые надеются воспитать за свою жизнь хотя бы одного олимпийского чемпиона, несмотря на то, что через их руки прошли тысячи детей и ни с кем не получилось.

2) Добросовестные тренеры, которые изо дня в день делают свою работу, потому что любят ее и хорошо знают. Они радуются, когда кто-то из их спортсменов побеждает, но и не особо расстраиваются, когда не побеждает никто.

3) Уставшие тренеры, которые умеют тренировать детей, только им это давно надоело. Тем не менее они тянут лямку, потому что уйти некуда: а куда меня еще возьмут?

Приучить ребенка к спорту может тренер любого типа. Его сильные и слабые стороны могут начать играть роль, если у воспитанника через несколько лет вдруг окажутся выдающиеся способности и он нацелится в большой спорт. Но для начала — чтоб втянуться и превратить спорт в часть жизни — годятся все.

Главное, чтоб самому ребенку было комфортно с тренером.

Комфортно — это когда не напрягает общение.

Напрягать оно может по-разному. К примеру, есть дети, с которыми нельзя говорить на повышенных тонах. Они обижаются и отказываются ходить туда, где «тренер кричит». А есть дети, которых окрики не пугают, они спокойно воспринимают грубоватый стиль общения. Им даже, наоборот, так понятнее. А когда к ним с лаской и нежностью, они не слышат.

Вроде бы это мелочи, не имеющие отношения к здоровому образу жизни. Но они могут сработать, когда все уже будет выбрано — и вид спорта, и спортшкола, и выделены деньги из семейного бюджета. И тут вдруг окажется — нет, ничего не получается. Сын сходил четыре раза и больше не желает, отказывается наотрез.

Еще один момент, связанный с выбором тренера, который тоже стоит иметь в виду. С возрастом дети меняются. Тренер отлично подходил ребенку в девять лет, но в тринадцать может разонравиться. Начнет вызывать насмешки, потому что его приемы, хорошо работавшие с десятилетними, на подростков уже не действуют, а тренер этого не понимает. Если так, то родителям надо ребенку искать другого тренера, с прежним он долго не протянет.

Роман Педриксон, директор детско-юношеской спортивной школы Пушкино, ездит на все соревнования поддерживать своих спортсменов. Фото: Евгений Тумашов

Что могут тренеры?

Приемы, которыми тренеры «укрощают» малолетних спортсменов, у меня вызывают благоговейное изумление.

Ведь заниматься приходят самые разные дети. И избалованные. И не привыкшие к физическим нагрузкам. И отвязные, лишь бы похулиганить. И раскайфованные, вся жизнь — праздник. И толстенькие, им объективно тяжелее всех.

А тренер — в одиночку! — каким-то образом всю эту разношерстную мелочь отстраивает так, что они его слушаются, выполняют задания и при этом не теряют индивидуальности. Остаются собой.

«Как вы справляетесь с такой толпой?» — поинтересовалась я у Василия Ивановича Полосухина, одного из тренеров нашего клуба. В июле его спортсмены — человек 45 в возрасте от 8 до 16 лет — три недели жили на сборах на нашей базе, а Василий Иванович ими управлял, как капитан кораблем. «Наверно, у вас только послушные и сознательные? А с неуправляемыми как? С озорниками? Выгоняете?»

«Никогда никого не выгонял, — пожал плечами Василий Иванович. — У меня все слушаются. Бывает, конечно, на первых порах непонимание. Ну, тогда штрафую. Отправляю шишки собирать или отжиматься».

Шишки собирать, бог мой!

Попробуйте скажите сыночку: «Ты просидел весь день за компьютером и не прибрал в комнате, тебе штраф — собрать ведро шишек. Иди собирай».

«Мама, ты бредишь», — ответит он. В лучшем случае.

А Василию Ивановичу ничего такого не говорят. Реально расстраиваются, что заработали штраф, и идут собирают шишки.

Они волшебники, эти детские тренеры.

Тренер Павлово-Посадской спортшколы Алексей Тормозов заехал на нашу базу в середине августа. С ним было 25 биатлонистов всех возрастов. И совсем мелкие, и подрощенные, и натуральные «лоси».

С какого возраста он принимает детей?

«Я не с возраста, — объяснил тренер. — Я принимаю тех, кто может завязать шнурки. Потому что, если не умеют, у меня на них много времени уходит. Одному завязать, другому, третьему. А после тренировки всем еще развязать. Поэтому у меня главный критерий — шнурки».

По мнению Алексея, ключевую роль в детских спортивных занятиях играют родители. «От них все зависит. С кем носятся, у того и успехи. А те, кто не интересуется, — у них и дети не интересуются».

Детский тренер по лыжным гонкам Ольга Завьялова придерживается иного мнения. Она считает, что дети втягиваются в спорт и не бросают занятия, если у них в группе образуется хорошая компания.

«В этом возрасте они еще не ставят каких-то серьезных целей, не могут надолго сосредоточиться. Они приходят на тренировки не тренироваться, а тусоваться. У них здесь отношения, конфликты, симпатии, влюбленности. Ко мне постоянно с жалобами прибегают: «Ольга Викторовна, а меня эти сюда не принимают, а меня те туда не принимают». Своя тусовка. Ради нее они и ходят на спорт».

Почему дети бросают/не бросают спорт?

Возможно, именно по этой причине мой приятель Никита из тренажерного зала занимается через пень-колоду и никак не обретает спортивную форму, несмотря на деньги родителей и усилия инструктора.

В коммерческом спортклубе, куда ходят взрослые дяди и тети, ему не с кем тусоваться. У него индивидуальные занятия, он один на один с инструктором. Сверстников нет, среды общения нет. И драйва нет.

Его родителям кажется: ну что может быть лучше, чем персональный тренер, который занимается только с Никитой? Самый короткий путь к результату. А на самом деле это вообще не путь. Пустая трата денег.

Чтобы чем-то целенаправленно заниматься, детям нужна мотивировка.

Красивая фигура, здоровый образ жизни — мотивировка не для детей, а для родителей. Дети из-за таких вещей не парятся.

Общение со сверстниками, своя тусовка вне школы — это да, это для них мотивировка.

Быть лучшим в тусовке, конкурировать, побеждать — тоже мотивировка, еще более сильная. Но для того чтоб она включилась у ребенка, нужны соревнования. Причем не местечковые, внутри своей группы, а настоящие. Чтоб много участников, майки с номерами, флаги, судьи, музыка, болельщики. Чтоб вечером в Интернете фотки и протоколы с результатами. Весь зажигательный антураж.

Как в телевизоре на международных соревнованиях, где соревнуются звезды, так и у нас. Почувствуй себя звездой.

Соревнования — двигатель детского спорта. Если группа или секция, куда родители отдали ребенка, не принимает участия в районных, городских и прочих доступных соревнованиях, этот двигатель у него вряд ли включится.

В завершение темы тренеров короткая история от Ольги Завьяловой.

Если среди читателей этой статьи есть любители лыжного спорта, они наверняка ее знают как двукратную чемпионку мира по лыжным гонкам, представлявшую нашу страну в составе национальной сборной до 2011 года. Сейчас она тренирует юных лыжников Ново-Харитоновского сельского поселения Московской области в муниципальном спортклубе «Юность».

Как сама она в детстве приобщилась к спорту?

«Родители у меня совсем не спортивные, — рассказала мне Ольга. — Они меня не подталкивали. Учиться — это надо. Дома помогать — тоже надо. А спорт — если время останется. Это сейчас про ЗОЖ все знают, а тогда же про него и не думали. Мне говорили: уроки сделаешь — пойдешь на тренировку. Не сделаешь — не пойдешь. И я толком не занималась. Месяц ходила, месяц не ходила. Тренер меня встретит в поселке: почему забросила? давай приходи.

Потом тренер решил, что мне нужно переходить в спортивную школу-интернат, чтоб заниматься серьезно. «В интернат меня мамка не пустит, — сразу сказала я. — Ей же помогать надо». Мы в тот момент были на сборах — на другом конце Ленинградской области. И тренер на своем мотоцикле поехал со мной к родителям убеждать отпустить меня в интернат. Я — в коляске. Пять часов туда, пять обратно по дорогам в ямах-ухабах. Не пожалел сил и времени. Чувствовал, что есть у меня потенциал».

Такие тоже бывают тренеры.

Что могут родители?

Родители могут и помогать, и вредить.

Как они могут помогать — понятно. Возить ребенка на тренировки, ездить на соревнования болеть за него, оплачивать необходимый инвентарь и сборы, поддерживать морально и гордиться.

Вред, который могут принести родители, является, по сути, продолжением гордости. Иногда она выходит из разумных берегов, и у родителей «уезжает кукушка», как сказал мне один папа, переживший этот тяжелый период.

Когда родители только начинают приобщать свое чадо к спорту, мало кто делает это в расчете на его высшие достижения и олимпийские титулы. Наоборот, большинство говорят: нам спорт нужен только а) для здоровья, б) чтоб оторвать от компьютера, в) чтоб не болтался с плохой компанией неизвестно где. Мы совершенно не хотим, чтоб ребенок стал профессиональным спортсменом. У них же, наоборот, никакого здоровья. Травмы и всякие другие последствия неприятные. И учиться ему некогда будет, если он пойдет в большой спорт. Нет-нет. Мы категорически против.

Однако если через какое-то время выясняется, что у ребенка хорошие данные, он одерживает победы над сверстниками, родителями овладевает безумный азарт.

Успехи ребенка становятся нужны им для удовлетворения своего эго.

Некоторые просто заболевают от этих успехов, делаются похожими на наркоманов. Они постоянно недовольны теми, кто тренирует ребенка. Им не нравится, как его тренируют. Они мечутся, ищут более сильную секцию, школу, переводят ребенка в другой регион, иногда даже сами меняют место жительства, отдают последнее, оплачивая подготовку.

Дети от них заражаются. Комфортные занятия спортом превращаются в чехарду. В бесконечные поиски волшебной спортшколы и кудесника-тренера, который «огранит мой алмаз».

В результате родители напрочь отравляют себе и ребенку пять-шесть лет жизни, которые потом будут вспоминать с разочарованием.

С разочарованием, потому что реальный шанс пробиться в спорт высших достижений — микроскопический. И надо трезво на это смотреть.

Взять, к примеру, лыжные гонки. Дети занимаются лыжами в 60 регионах России. В каждом регионе — тысячи юных лыжников. А в сборной России — 10 человек. Представляете, какая конкуренция?

Даже если ребенок будет блистать в своем регионе, на общероссийских соревнованиях он окажется всего лишь одним из 60 точно таких же сильнейших ребят. Только один или два из этих шестидесяти попадут в итоге в юношескую сборную. И далеко не факт, что из юношеской они через пару лет перейдут в юниорскую, а еще через пару лет отберутся во взрослую.

Мы все азартные люди, но надо все-таки к таким вещам подходить с холодной головой.

Есть главная задача: оторвать ребенка от компьютера и заставить полюбить спорт. Если у него суперзадатки, они проявятся в любой спортшколе. Но 99,9% детей после 11-го класса закончат тренироваться регулярно и начнут новую, взрослую жизнь, в которой спорт останется любимым досугом.

Хорошо бы родителям про это не забывать и относиться к собственным мечтам и иллюзиям с улыбкой.

Если не получилось увлечь спортом ребенка…

И снова Никита из тренажерного зала.

Понятно, родители упустили время. Надо было лет в 7–8 отдать его в любую спортивную секцию. Не понравилось бы в карате, перешел бы в фехтование. Не понравилось фехтование — пошел бы на плавание. В конце концов где-то нашлась бы хорошая компания, а какой-то вид спорта пришелся бы по душе.

Вполне возможно, родители так и пытались делать. Но заклинило. Может, не было такого тренера, чтоб нашел к Никите подход. А может, не было соревнований в тех группах, куда водили Никиту, и у него не зажглась «состязательная» мотивировка. А может, сами родители не проявили достаточного упорства. Сказали: не хочет, ну и не надо, не всем же быть спортивными.

Тогда не проявили упорства, а теперь спохватились.

Ну и молодцы, правильно сделали. Лучше поздно, чем никогда.

Скучные тренажеры и инструктор, с которым не о чем поговорить, конечно, вряд ли Никиту смогут реально увлечь. Но это не значит, что все бесполезно и надо опускать руки и позволять ему бросать заниматься.

Не бесполезно. Понятно, в голове у него сплошные танчики, и больше туда ничего сейчас не поместится. Но у тела тоже есть память. Руки-ноги что-то запоминают, когда он неловко приседает с гантелями, делая родителям одолжение.

Настанет день, когда эти навыки ему пригодятся. Появится девочка, ради которой надо быть сильным и ловким. Или захочется стать полноправным членом хорошей компании, где все будут бегать марафоны. Или сам себя вдруг увидит со стороны, и увиденное ему не понравится.

Люди приходят к спорту в самом разном возрасте. То, чему человек научился в детстве — даже если это была самая малость, — обязательно пригодится.