Дело Довгия лопнет без звука

Единственное доказательство вины — аудиозапись — поставлено под сомнение

12.05.2009 в 19:29, просмотров: 3090
Скандальная ситуация складывается на процессе по обвинению бывшего руководителя Главного следственного управления СКП РФ Дмитрия Довгия в получении взятки. Адвокаты поставили под сомнение подлинность аудиозаписи, сделанной оперативниками и являющейся чуть ли не главным доказательством.

Напомним, Довгий обвиняется в получении денег от бизнесмена Руслана Валитова — в 2007 году подозреваемого по делу о хищении и легализации более 1 миллиона тонн нефти ОАО “Томскнефть”. Согласно обвинению Валитов “за решение вопроса” передал Довгию через его знакомого Андрея Сагуру — бывшего сотрудника Главной военной прокуратуры (также находится на скамье подсудимых) 750 тысяч евро.  

Как уже показал в суде Валитов, после передачи денег Довгий лично участвовал в очных ставках, из чего он “понял, что защищен”. Позже последовал отказ в возбуждении уголовного дела, но потом его неожиданно возобновили, и Валитов “решил вывести господ Сагуру и Довгия на чистую воду”. Он написал заявление в СКП, и две встречи с Довгием и Сагурой, на которых Валитов якобы потребовал возврата денег, проходили под контролем оперативников.  

Именно из-за аудиозаписи этих встреч в суде и разгорелся весь сыр-бор. Саму аудиозапись в суде еще не прослушивали, но Дмитрий Довгий заявил, что на ней не его голос. Сагура узнал себя лишь частично. После допроса в суде самого Валитова, который признает, что голос его, адвокаты обнаружили, что он озвучивает “такие фразы из разговора, которых на записи нет близко”. И защитники поставили вопрос о допустимости и достоверности этого доказательства.  

Первое, что смущает адвокатов, — то, что экспертиза записи была проведена у частных экспертов в Волгограде и Челябинске. На заседании во вторник выяснилось, что именно из этих городов в свое время перевелись в Москву двое из старших следователей по делу Довгия. Один из них — Денис Никандров, руководитель следственной бригады, — пояснил суду, что “сроки подобной экспертизы в Москве составляет 6—8 месяцев”, а тех, кто проводит психолого-лингвистическое исследование в столице, он и вовсе не знает.  

Кроме того, адвокаты убеждены, что сама аудиозапись изначально получена незаконно.  

— В материалах дела это доказательство фигурирует как НАЗ — негласная аудиозапись. Но самостоятельное проведение НАЗ законом не предусмотрено, — заметили адвокаты.  

— НАЗ была частью оперативного наблюдения, — парировал Никандров, — и это отражено в постановлениях. И следователь сослался на секретные законы, которые регламентируют проведение этого мероприятия.  

Однако, по мнению адвокатов, НАЗ может так называться только тогда, когда о ней не знает ни один из участников предстоящего разговора. Результаты такой прослушки можно считать “чистыми”, но для разговора с Довгием и Сагурой оперативники придумали для Валитова целый спектакль. Валитов, якобы являясь сотрудником спецслужб, пообещал Довгию встречу с директором ФСБ Бортниковым, чтобы Довгий мог поговорить с ним о переходе на службу в ФСБ. Но для того, чтобы такая встреча состоялась, Довгий и Сагура должны были вернуть деньги.