Джоди Бибер — “МК”: “Я показала веру Биби Айши”

На World Press Photo победила страшная месть Талибана

07.06.2011 в 16:56, просмотров: 16890

В прошлом году фотография афганки Биби Айши, которой муж-талиб отрубил нос и уши, взорвала мировые СМИ. Четыре года девушка жила как рабыня, ее постоянно избивал свекр и десять братьев мужа. После неудачного побега муж изуродовал Биби, она чудом выжила. Эта страшная история стала поводом для дискуссии о бесправии женщин в мусульманском обществе. Ведь 90% афганских женщин подвергаются домашнему насилию. Теперь снимок Биби, сделанный южноафриканским фотографом Джоди Бибер, занял первое место во всемирном фотоконкурсе World Press Photo. Выставка лучших снимков открывается в Москве на “Красном Октябре”. Накануне открытия Джоди Бибер дала эксклюзивное интервью “МК”.

Джоди Бибер — “МК”: “Я показала веру Биби Айши”

— Представьте, как бы вы ощущали себя, если бы вам отрезали нос, отрезали уши? Когда мы первый раз увиделись с Биби, я поняла, что она очень красивая. И я сказала ей об этом, предложила — давай сделаем фотографию, на которой ты сможешь почувствовать свою красоту. Не обращай внимания на те ужасные вещи, которые случились с тобой. Так получилась эта фотография. В этот момент она дала мне свою силу. Я провела с ней не много времени: приехала в 10 утра и где-то в 12 я уже закончила съемку. Тогда мне казалось, что фотография не получилась. Я позвонила редактору и сказала, похоже, я сделала фотографию, которая не понравится журналу Time. Потому что на снимке я не показала ее грусть и боль, а показала ее веру. Я думала, что журналу будет нужен совсем другой снимок…

фото: АР

— Фотографию все же опубликовали, и она вызвала большой резонанс. И Биби снимок помог: ее прооперировали в Америке и вставили протез. Как сейчас у нее дела?

— Сейчас Биби живет в Нью-Йорке. Она пока не говорит по-английски, но изучает язык. К сожалению, мы практически не общаемся, так как находимся в разных частях земного шара. Но она очень тесно общается с директором организации “Женщины для женщин Афганистана”. Я знаю, что жить в Нью-Йорке и изучать язык очень дорого. Но есть фонд Биби Айши, куда люди могут сделать пожертвование. Я помогаю: сделала выборку из девяти отпечатков, подписанных мной, и передаю ей деньги, которые поступают от продажи.

— Джоди, ваша жизнь изменилась после того, как фотография Биби Айши заняла первое место на World Press Photo?

— Я вполне состоявшийся человек и не могу сказать, что эта победа сильно изменила мою жизнь. К примеру, пока я была в Лондоне и снимала портреты на улицах города для своего проекта, я не подходила к людям со словами “Привет, мена зовут Джоди, и я сделала ту фотографию…”, понимаете. Но когда один мой друг заметил меня во время работы и сказал: “Это же Джоди, которая сделала тот снимок с афганской девушкой, вы должны знать этот снимок”, многие люди, конечно, поняли, кто я. У меня сейчас появилась определенная ответственность. После получения награды я много выступаю публично. И эта ответственность — как раз и есть главное изменение. Я снимаю только то, во что верю и что люблю, но стараюсь дать людям больше, чем просто фотография. Зачастую мы видим только одну сторону вещей. Я хочу разрушить стереотипы. Например, Россию до сих пор мир воспринимает через стереотипы — водка, медведи… Глядя на то, как освещают жизнь в России иностранные СМИ, вы можете сказать: да, это правда, но также в России есть много вещей, которые СМИ вам не покажут.

— Ваши работы стилистически сильно отличаются друг от друга. К примеру, две серии о Южной Африке — “Соуэто” и “Меж собаками и волками”.

— Моя семья принадлежала к среднему классу. Политическая жизнь в Южной Африке была напряженной все это время. Когда в 1976-м в Соуэто убили Гектора Петерсена, мне было 10 лет, и все, о чем я думала, — это друзья и вечеринки. Но когда я открыла для себя фотографию, поняла, что это возможность исследовать мою страну, способ понять ее. В первый год, когда я начала серьезно заниматься фотографией, на меня очень сильно повлиял Кен Остербрук из Bang-Bang Club. Вы знаете, что стало с его группой военных фотографов из Южной Африки? Кен был убит, Абдул был убит, Гарри и Кевин покончили с собой… Кен изменил мое отношение к фотографии тогда, ведь я была просто девушкой, которая снимала для газет, девушка из среднего класса. Но благодаря ему мое отношение перестроилось, и это сподвигло меня снимать свои собственные проекты, а не задания для газет. Проект “Меж собаками и волками” я снимала больше десяти лет. Название пришло из французской поговорки: “Когда собаку не отличить от волка, а волка — от собаки”. Это настоящая история моей родины. Проект “Соуэто” — это протест против того, как международные СМИ показывают нашу страну. По телевизору вы никогда не видели обыденной жизни в Африке, вы видели бедность, СПИД, преступления. Соуэто — это книга, в которой я пытаюсь сломать стереотипы. Она показывает то, что я считаю правдой, — обычную жизнь, а не то, что выходит за ее рамки.

— То есть в первую очередь вы хотите рассказывать о своей собственной стране?

— Да, для меня важно рассказать о насилии в Южной Африке. Недавно погибли фотографы Тим Хезерингтон и Крис Хондрос, они были убиты 20 апреля во время работы в Ливии. Работы Тима рассказывают не только о факте войны. Он говорил о намного более сложных вещах и обладал высокой степенью понимания происходящего. Не думаю, что вы должны ехать фотографировать в далекие места, когда вы знаете историю своей страны, политическую ситуацию, религию, когда вы эмоционально развивались здесь. Не стоит верить, что фотограф может изменить что-то. Но то, что я могу сделать, — это быть с вами настолько искренней, насколько я могу.