Трамп пообещал вести себя с Россией жестче, чем Клинтон

Но в вопросах по Сирии он надеется на сотрудничество

11 января 2017 в 21:13, просмотров: 17796

Спустя более чем два месяца после победы на выборах президента США Дональд Трамп дал свою первую в новом качестве пресс-конференцию. Последний раз в подобном формате он выступал почти полгода назад. Сейчас до инаугурации Трампа и вице-президента Майка Пенса остается всего девять дней, и избранный лидер решил подробно рассказать о своих планах. Политики и биржа застыли в ожидании – что принесет начало срока нового президента? Проанализировать пресс-конференцию, которая, впрочем, сенсацией на стала, «МК» попросил политолога Николая Злобина.

Трамп пообещал вести себя с Россией жестче, чем Клинтон
фото: Сергей Соловьев

Уже начало конференции вселяло в прибывших журналистов тревогу – избранный президент опоздал. Сама встреча с прессой продлилась в итоге немногим более часа, в течение которого Трамп в очередной раз продемонстрировал свои шоуменские качества – как уходя от неудобных вопросов, так и просто не давая озвучить их представителям тех СМИ, к которым он не испытывает симпатии.

Последний заданный на пресс-конференции вопрос – один из многих о связях нового американского лидера с Россией – так и повис в воздухе, когда Трамп уже покидал зал.

Несмотря на ожидаемый интерес к «российской теме», не меньше отношений с Москвой журналистов занимали вопросы, связанные с бизнес-империей Трампа. Как известно, в США широко обсуждается проблема возможного конфликта интересов, учитывая, что Трамп, до недавнего времени, все же являлся, в первую очередь, бизнесменом. «Президент должен руководить страной. Я мог бы руководить и бизнесом и страной, но не хочу этого делать, – заверил Трамп в ходе пресс-конференции. – Мои два сына (Дон и Эрик), которые сейчас здесь, будут руководить бизнесом, (хотя) будут советоваться со мной. Контроль переходит к ним». По словам избранного президента, деловые сделки теперь будут заключаться без его участия.

«Все страны будут уважать нас гораздо больше, чем при прошлой администрации» – так звучало еще одно из главных заявлений Трампа, сделанное им под занавес встречи с журналистами. Среди тех стран, которые, по мнению американского лидера, должны проникнуться большим уважением к США – и Китай, и Россия. При этом он позитивно оценил роль Москвы в борьбе с так называемым «Исламским государством» (ИГ/ИГИЛ, запрещенная в РФ террористическая группировка), отметив, что ответственность за создание ИГ – на США, рано ушедших с Ближнего Востока после вторжения в Ирак.

Свое мнение о прошедшей пресс-конференции «МК» озвучил политолог, специалист по американской политике и российско-американским отношениям Николай ЗЛОБИН.

– Конечно же, многое осталось недосказанным, – отмечает эксперт. – И по количеству желающих задать вопросы было видно, что вопросов накопилось много. И сам Трамп не на все вопросы отвечал подробно, от многих уходил. Важно понять, что эта пресс-конференция нужна была по одной простой причине. Главный вопрос, который заботит сегодня американцев – каким образом Трамп намерен отделить себя как президента от своей бизнес-империи? Не станет ли он зависимым от факторов в тех странах, где ведет бизнес. Этот конфликт интересов очень серьезен, он, возможно, возникает впервые в истории США, и американцы сейчас внимательно следят за тем, как Трамп намерен решать данную проблему. И по этому аспекту он многие вещи не прояснил. В частности, он вновь заявил, что не будет публиковать налоговые декларации, заявив, что они интересуют только репортеров. Но, согласно опросам, граждан США эта информация очень интересует. Он также сказал, что передаст управление империей двум сыновьям. Но как технически, на деле это будет реализовано – пока неясно. Это все и составило круг тех вопросов, ради которых затевалась пресс-конференция.

– Тем не менее, ожидаемо нашлось место и для вопросов о России.

– Разумеется, поскольку Трамп долгое время отказывался отвечать на них. Кроме того, то, что он говорил, зачастую противоречило словам представителей американского разведывательного сообщества. Поэтому вопросы о России посыпались сразу. И, как мне кажется, Трамп довольно невесело обрисовал ситуацию – я не увидел больших симпатий к России или Путину. Он признал, что Россия стоит за хакерскими атаками. Причем интересно, что он упоминал и Китай, но – как силу, стоящую за взломом американских бизнес-компаний. А между этим и взломом серверов политических структур для американцев есть серьезная разница. Ближе к концу пресс-конференции он вновь упомянул, что Путину не стоило взламывать сервера, и что в случае обострения отношений он будет вести себя с Россией жестче, чем вела бы Клинтон, и никакой «перезагрузки» не будет. Для меня эта манера его высказываний о России, в своем роде оборонительная, стала неожиданной.

– Сама манера ведения диалога с прессой была весьма необычной – Трамп без обиняков отказывался отвечать на вопросы некоторых журналистов, обвиняя их в ангажированности. Насколько такая ситуация нормальна в США?

– В общем-то, это действительно нормально. Здесь СМИ и политики не видят себя друзьями – скорее оппонентами. Многие политики побаиваются американских журналистов, которые зачастую достаточно агрессивны. Поэтому иногда политику проще отказаться отвечать на вопрос, чем оказаться вынужденным как-то выкручиваться и, быть может, сказать в итоге то, что сделает из него посмешище. Поэтому Трамп, думаю, не вызвал своей манерой какого-то отторжения. Другое дело, что, например, Обама общался с журналистами в несколько академичном стиле, что ему, кстати, часто ставили в вину. Поведение же Трампа, как мне кажется,ближе американской политической культуре, чем академизм Обамы. По крайней мере, простому американцу это, безусловно, понравится больше.

– Что касается заявлений Трампа по поводу борьбы с ИГ – могут ли они стать сигналом изменения американской политики на сирийском направлении?

– Трампу в этом вопросе хотелось бы иметь хорошие отношения с Россией, ему нужен внешнеполитический успех. Он явно не сможет достичь этого с Китаем, с арабами, с Ираном, поскольку там у него много экономических конфликтов. Другое дело, что он только формирует свою внешнеполитическую доктрину, работа лишь начинается, о чем говорят и его противоречивые заявления. Не зря и в ходе пресс-конференции он напомнил, что ему сперва надо провести через Конгресс его команду, после чего начинать работу. Поскольку Конгресс – очень важный инструмент в осуществлении внешней политики, и без него проводить ее невозможно, все деньги идут через Конгресс. И Трампу сейчас предстоит вести серьезные переговоры с конгрессменами, занимающимися международными делами, это примерно полсотни серьезных людей. Но, полагаю, американская политика в Сирии будет меняться — понятно, что не в конце января, но ближе к лету мы увидим ее проявления.

– То есть подход Трампа к отношениям с Москвой можно охарактеризовать как сугубо прагматичный? В симпатиях к России он не расписывается, но в сотрудничестве по отдельным вопросам объективно заинтересован...

– Думаю, его подход будет основан на прагматизме, связанном одновременно с интересами США и его самого как президента, получившего этот пост в результате очень трудной политической кампании. Очень многое будет связано с необходимостью оборонительных шагов, которые ему придется предпринимать, чтобы защитить свое президентство. Если он и относится хорошо к России (а я не вижу причин для того, чтобы он относился к ней плохо) все равно на публике он будет придерживаться более жесткой риторики, чтобы не давать дороги определенным настроениям, которые, безусловно, сильны в американском обществе. В частности, мнение о том, что Трамп неравнодушен к России, к Путину. И мне кажется, на этой пресс-конференции он сделал все, чтобы опровергнуть это мнение.

Читайте Сексуальные оргии Трампа и хакеры Кремля: мы перевели компрометирующее досье

Трампа загнали в угол: Россия стала главным жупелом в США​



    Партнеры