День смерти Сталина

Александр Алтунян
Преподаватель факультета журналистики Международного университета в Москве

Сегодня день смерти Сталина. В университете показали фильм Тофика Шахвердиева "Сталин с нами?". После фильма прошло обсуждение, довольно односторонее (не было сталинистов), но интересное.
Вот несколько мыслей, возникших по ходу полемики.

Приличные люди снова и снова задаются вопросом: Почему, как могло это случиться? Среди мнений и споров ясно вырисовываются два мнения:
- Сталин – обычный злодей
- дело не в Сталине, дело в нас, мы его допустили.
Дело, конечно, в нас, но никто и никогда не может умалить роль самой личности.

Еще одно мнение: «Нельзя историческую фигуру мазать одной краской, черной или белой». – Для молодого думающего человека, для человека, который хочет жить в обществе других приличных людей, нормальных людей, не может быть никаких «но». Про любого уголовника, убийцу, преступника можно сказать: да, убил, но… Про Сталина – нельзя. Сталин – не преступник, это монстр, это инфернальное зло. Это зло, это клеймо, которое прожгло людям не лбы, а души. С этим клеймом можно убивать, можно подличать, можно врать себе и людям, можно быть сытым, когда вокруг умирают с голоду. С ним ты всегда будешь чувствовать себя защищенным от мук совести, ты всегда будешь причастным большому и хорошему, сплоченным против всех врагов. Это то зло, которое нельзя описать земными словами, хотя русская поэзия, и русская проза, и русская культура упорно пытаются это сделать.

Послевоенной Германии, ее метаний, ее покаяния у нас не будет. Слишком поздно, те жертвы, которые помнили, – ушли, вместе со своими мучителями и защитниками этих мучителей. Для ныне живущих молодых людей замученные миллионы – это метафора и метафора стертая, неинтересная. Это не их история, для них история репрессий – это старая сказка. Это почти как Древний Вавилон. Для них Сталин идет через запятую: Сталин, Гитлер, Мао, Пол Пот и «другие тиранические режимы».

Как рассказать молодежи? – рассказывать. Не важно, как, важно – рассказывать. Но только тогда, когда это для вас действительно важно.

Мы не должны забывать, что любимые имена в Средней Азии – это Тимур и Ченгиз. Имена тиранов, вырезавших завоеванный народ. Твердой рукой. И то состояние, в котором сегодня находится Средняя Азия, очень тесно связаны с тем, что любимые имена покоренных народов – это имена тиранов.

Когда мы спорим о Сталине, мы спорим о том, что «надо беспрекословно подчиняться государству» или «надо искать свое частное счастье». Мы спорим о том, нужно ли вытравить из души клеймо зла и страха. Многим страшно остаться без этого клейма. Душа – выжжена и пуста, жизнь – бессмысленна. Тем, у кого есть силы, надо бороться со злом. Идти в церковь, читать хорошие книги, но нельзя оставаться с клеймом зла. В конце концов, спор со Сталиным, это спор с инфернальным злом. Душа, если она у нас есть, «обязана трудиться» над собой, над своим преображением.

Лучшая антисталинская пропаганда – это Александр Пушкин, Антон Чехов и Лев Толстой. Вслед за ними – Василий Гроссман, Варлам Шаламов, Анна Ахматова, Осип Мандельштам, Семен Липкин и вся русская поэзия и литература, включая, конечно, и Александра Солженицына. И еще - чистые помыслы и добрые дела.

Другие записи в блоге