Путин понял: уходить придется

Александр Алтунян
Преподаватель факультета журналистики Международного университета в Москве

Сейчас много задают вопросов: зачем Пусси-райот, зачем еще один грандиозный скандал, зачем Собчак (Ксюше) не отдают ее честно заработанные, зачем одни хватают рядовых участников демонстрации 6 мая, а другие находят, что для обвинений нет оснований. С другой стороны, почему Навальный пока на свободе, как и другие лидеры, Удальцов, Немцов? Зачем (в Лондоне! при всем честном народе!) говорить, что не надо судить уж очень строго? Эти «зачем» сегодня раздаются отовсюду.

Все, как представляется, предельно просто. Путин понял, что уходить придется. Не «возможно», или «в будущем», а просто, как факт – придется. И скоро. А дальше ему остается только выбрать самую рациональную схему ухода. Очень важно здесь, что Путин, отчасти и его окружение, были свидетелями и участниками «ухода» советской власти. Их преимущество в том, что они могут учитывать «ошибки» и «разумные ходы» советского руководства в последние годы существования СССР.

Понятно, что нас ждет в ближайшем будущем падение рейтинга президента и утрата влияния на жизнь страны поддерживающей его партии. Это мы уже проходили. Вопрос, можно ли управлять процессом, или он пойдет, полетит, поедет, прокатится по стране как ураган?

Конечно, власти желательна была бы управляемость процесса, или, хотя бы, влияние на него.

Зададим себе вопрос: чего люди, которые хотят влиять на процесс постепенного ослабления своей власти, не должны бы делать?

Ответ очевиден: нельзя давать слабину, нельзя, чтобы у лидеров протестного движения возникал соблазн: можно взять все и сразу. Нельзя допускать, чтобы протестующие решили: «собрав миллион», просто по факту можно взять власть. Отход должен быть медленный, постепенный. К оппозиции, как к дикому зверю, нельзя поворачиваться спиной, нельзя ей показывать, что растерялся или боишься.

В этой ситуации для власти был бы полезен посредник, которому могли бы доверять обе стороны. Кажется, что единственная кандидатура – Ходорковский. Все остальные, или «отморозки», или «ворье». Возможен, конечно, и круглый стол, по польскому образцу. В любом случае, вовремя начатые переговоры – это дополнительный шанс для власти на мирный уход.

Но опять, власть всегда помнит: нельзя давать оппозиции даже повод говорить о слабости власти. Ходорковского просто так не выпустят, его будут принуждать «просить» пересмотреть дело, будут вести с ним ни к чему не обязывающие переговоры.

Оппозиции будут постоянно напоминать, что власть сильна, что все, что ни происходит, происходит под ее контролем и с ее согласия.

Поэтому, как уже объявили, Лебедеву уменьшат срок; а девушкам дадут «мало», но, все же, дадут. Вернут выборность части руководства во властных институтах (обратим внимание на последние инициативы Шойгу по выборности мэров). Внутри самой властной вертикали уже началось размежевание на «прогрессистов» и «консерваторов».

Оппозиции будут давать понять, что, если она (оппозиция) хочет получить не уничтожение страны (реального, вместе с катастрофой для всех, войной всех против всех, участием НАТО в погоне за ядерным арсеналом РФ), а, пусть уродливые, но демократические институты, ей (оппозиции) придется даже не договариваться, а соглашаться на тот темп и на те условия, которые предложит власть. Ей придется идти на сотрудничество с «прогрессивными» кругами во властных структурах. А власть будет тянуть, будет делать два шага вперед и три назад, как только общество будет ослаблять давление, или будут расти цены на нефть.

Власть постоянно будет держать наготове палку в виде силового отряда – ОМОНа – и СК при прокуратуре, а также держать в заключении заложников для того, чтобы все знали: могут выпустить, а могут и …съесть. И так до самого последнего момента.

Я верю, что уже через несколько лет общество добьется того, что получит демократические институты. Что к этому времени будет с властью, конкретно с ВВП, ДАМ и другими, я предполагать не берусь. Скорее всего, им удастся договориться о той или иной форме «ухода».

У меня остается маленькая надежда, что во власти, да и в оппозиции, прагматика возобладает, что идея «мы пойдем другим путем» на сегодня дискредитирована довольно печальными ее воплощениями. Асад сегодня у нас перед глазами, вчера был Каддафи, позавчера – Милошевич. В качестве «положительного» примера назовем Ярузельского, да и Горбачева не надо забывать.

Есть еще важный момент: власть устала все держать под контролем. Элементарно устала, уходили сивку крутые горки. Отсюда Ткачев с его инициативами по «выдавливанию», кавказские «генералы» грызутся между собой, на встречу Путина с «нашими» на Селигере пришлось автозак пригонять.

Сегодня Макаревич написал письмо Путину о беспредельных откатах, о чем он, видимо, знает много. В ответ Путин посоветовал ему обращаться к бизнесменам, которые сами дают откаты. Это знаковые события. Если Макаревич позволил себе придать гласности переписку с Путиным на эту тему, значит, пахнет жареным. Во-вторых, ответ Путина, по всем понятиям бюрократии, беспомощен, типа: ах, отстаньте вы все от меня. Умные бюрократы, а их много, уверяю вас, при этих словах понимающе переглядываются и качают головой. В смысле, надо бы нам и о себе подумать, начальству, похоже, уже не до нас. И вот это, действительно, опасно.

Другие записи в блоге