Доренко вернулся!

Александр Алтунян
Преподаватель факультета журналистики Международного университета в Москве

Один из самых ярких телеведущих девяностых годов, Доренко помнится всем по замечательно долгой и успешной кампании против Лужкова и Примакова на Первом канале.

Телевизионная карьера на Первом у Доренко прервалась с приходом в Кремль преемника Ельцина.

После ряда пертурбаций и работы на других каналах он прорезался на Эхе, в прямом эфире. При его участии стал постоянным утренне-дневной Разворот. Его радийная карьера была, и есть, закономерно успешной. Его главный инструмент – голос и умение превратить любую новость в громы и молнии, а любую тему в иллюстрацию крайнего человеческого падения или, наоборот, героического поступка, сработала и на Эхе. Радио – его стихия, его голос – это само по себе шоу.

Потом он ушел на РСН, и служба сразу поднялась в рейтингах. Доренко, великий и ужасный, объяснял любую новость, ставил страшные вопросы, потрясал эфир, и все шло и идет, как следует быть.

Среди моих студентов есть фанаты РСН, точнее, фанаты Сергея Доренко. Насколько я смог понять, им нравится его голосовой форсаж, его подача новостей и мнений.

И вот, то ли волк в лесу сдох, то ли Доренко доказал, что с ним можно договориться, но вот уже несколько недель, как прошел слух, что возвращается он на ТВ, как недавно вернулся Павел Шеремет. Возвращается, правда, не на Первый, а на РЕН-ТВ, как тот же Шеремет. И возвращается со своей программой «Русские сказки».

Летняя сетка, с ее прорехами, падением рейтингов, не лучшее время для старта, но как раз время для того, чтобы выставить и проверить старого бойца. Годиться ли, держит ли еще удар, не держит ли кукиша в дырявом кармане. Время поставили ужасное: шесть вечера в пятницу. Никакое время. Но это проверка, а проверка, как когда-то было сказано, она для всех проверка.

И вот первого июля – первый эфир. Я как раз был дома, включил ТВ и посмотрел .

Я пристрастен. Я и в лучшее доренковское время с трудом смотрел на этого телевизионного зевса-громовержца. А сейчас смотрел почти с ужасом. Но ужас был уже не от тембра и децибел, а от жалости. Короткий седоватый ежик, усталое помятое лицо, радийные «лопухи»-наушники, футболка с надписью «В первый раз», высокие ботинки на толстой подошве с распущенными шнурками. Доренко был похож на Ипполита Воробьянинова в тот неславный период жизни этого героя, когда он пытался произвести впечатление на скромную студентку: Ипполит Матвеевич угощал ее водкой с огурцом и звал «в номера».

Доренко, большой и громкий, не заполнял экран, казался маленьким и неуверенным. Он явно еще не освоил телевизионное пространство и утратил чувство хозяина на площадке. Великий и ужасный «волшебник» Доренко вышел из радийной студии на ТВ площадку и оказался… скромным, потрепанным жизнью клерком, явно напрягающимся, неестественным, вытирающим пот со лба.

Я уверен, что Доренко освоится, к нему вернется ощущение «хозяина» на площадке. Вот только новостей и информации от этого на ТВ больше не станет. То, что он делал на Первом, то, что делает сейчас в «Русских сказках», и ради чего его смотрели, а сейчас слушают, это не новости, а Доренко-шоу.

И, тем не менее, Сергей Доренко – это яркий и интересный персонаж нашего старого ТВ. Пожелаем ему успеха на ТВ сегодняшнем. Нам же будет веселее.

Другие записи в блоге