Нас не то, чтобы боятся, мы просто всем уже надоели

Александр Алтунян
Преподаватель факультета журналистики Международного университета в Москве

У Кощея смерть была, и одна: в море плавала птица, в птице — яйцо, в яйце — игла, в игле — смерть кощеева. В современной российской действительности смерть кощеева не в одной игле, а в двух. И только одновременное владение двумя иглами может заставить наше кощейство испустить дух. Одна игла — это нефтяная (газовая), а вторая — убедительный ядерный потенциал и средства его доставки до мест назначения.

Пока хоть одна из этих игл у нас, наше кощейство — бессмертно. А до недавнего времени обе из них были в нашем распоряжении. С недавнего же времени одна из игл — нефтяно-газовая — уже не в нашем распоряжении. И причиной этого стало не то, чего мы боялись — не альтернативные источники энергии, от солнца, ветра и воды до дешевых аккумуляторов, а сланцевые газ и нефть плюс нежелание Европы потреблять наш газ. Теперь эти факторы будут влиять на цены в большей степени, чем политика Саудовской Аравии.

Поэтому, в определенном смысле, Крыманаша и Донбасса не могло не произойти. Мы должны были напомнить всему миру и самим себе, что у нас остается еще один козырный туз и, что бы мы ни делали, миру придется с нами договариваться. Мы перестали соблюдать договоры (а почему мы должны их соблюдать, если нынешнее руководство, лично, их не подписывали?!) и легко идем на оккупацию чужой территории, и демонстративно, на уровне официальной риторики, не боимся ядерного конфликта.

Мы, от президента и посла в Дании до паршивого журналюги, грозим Европе и Западу в целом ядерным ударом. Наши летчики ведут крайне опасные игры, совершая «опасные маневры» непосредственно рядом с самолетами НАТО в чужом воздушном пространстве. Если раньше мы шутили о пущенной по США ракете: Петров, да убери, наконец, свой сапог с пульта управления!- то теперь эти шутки уже не шутки.

Мы бравируем своей крутостью. Да, мы теперь обеднели, но ведь мы по-прежнему опасны! Опасайтесь нас, а еще лучше — трепещите! И — договаривайтесь с нами на наших условиях! А то выдумали, какие-то иски к нашему Газпрому, какие правила конкуренции и антимонопольное законодательство!

Но вдруг оказалось, что даже не Америка, а непосредственно окружающий нас мир, от маленькой и всегда нейтральной Финляндии и еще более маленьких Эстонии, Латвии до Украины и Германии, даже не собирается трепетать и договариваться. Опасаться — опасаются, а трепетать отказываются. Финляндия, которая с 1945 года исповедовала принцип «как бы не задеть опасного соседа», вдруг объявила о мобилизации сотен тысяч резервистов. И чем больше мы трясли оружием, заполняя грозными железяками Донбасс, чем больше грозились, тем меньше они трепетали и тем активнее принимали меры военно-экономического характера.

В этой европейской строптивости, конечно, главную скрипку сыграла Германия. Если бы не фрау Меркель с ее хозяйственной прагматичностью, успевающая следить и за Грецией, и за евро, и за Украиной, Европа бы не стала сопротивляться. Но неспортивная фрау в своих плохо сидящих пиджачках, с озабоченным лицом домашней хозяйки делала свое дело.

И даже Франция, которая бы раньше скорее локоть себе укусила, чем отказалась от 2 млрд. евро за уже сделанные корабли, оказалась вынужденной идти вслед за всей Европой.

Примеры с вертолетоносцами и мобилизацией резервистов в Финляндии — это, может быть, главные свидетельства того, до какой степени мы их достали, насколько надоели со своей непредсказуемостью и нежеланием играть по общим правилам. Они вооружаются и зовут к себе НАТО не столько от того, что нас бояться, сколько мы им надоели.

И ко всем нашим неприятностям, тут еще стали падать ракеты, Протон и Прогресс, то есть то, что было нашим главным, неубиваемым доводом во всех разговорах с внешним миром: я всех уйму с моим народом и с нашими средствами доставки. А средства-то… того, не летают…

Конечно, из нескольких тысяч ракет, какие-то полетят, но тут еще одна беда — американские системы противоракетной обороны. И мы сами дали резон европейцам требовать от Америки защиты от возможной агрессии. Если же Польша, а за ней, не дай Бог, Украина, Латвия, Эстония и Финляндия выставят по периметру наших границ американские ПРО, то все наши преимущества в разговорах с окружающим миром испаряются. И вторая игла, с надломленной головкой, — как боеголовка, отделенная от ракеты — уколоть может, но свой же палец.

По сути, это конец претензий на главные роли в делах мирового сообщества, на то, чтобы к нашему голосу прислушивались и слушались. И, как кажется, самое обидное в том, что не Америка грозит поставить нас на колени, а слабая, давно уже немощная, смешная со своими малюсенькими военными бюджетами, разъедаемая противоречиями Европа, пусть и с американской помощью.

Двадцать пять лет назад завершилась активная фаза холодной войны. Но оставался холодный мир, базировавшийся на старом принципе паритета накопленных в Америке и СССР запасах ядерного оружия и средств его доставки, на принципе «взаимного и гарантированного уничтожения». И вот, на наших глазах происходит окончательный уход в прошлое и этого наследия пост-военных десятилетий. Скоро мы вступим в новую фазу противостояния в этом по-прежнему холодном мире. Мир, базировавшийся на взаимном страхе, уступает место миру, который будет базироваться на принципе тотального сдерживания ядерного потенциала стран-изгоев.

Наша военная авантюра в Крыму и Донбассе только ускорила шедшие процессы. С нашими военными железками, пусть и способными сбивать птицу в небе, мы можем дойти до Киева, но на правый берег Днепра мы уже не перейдем и покатимся обратно, и где мы остановимся, не знает никто.

Это конец, и власть это понимает. Поэтому и такое ощущение, что власти всех уровней сошла с ума.

Предлагаемые законы, решения мэрий, выступления звезд, массовые движения, планы инвестиций в Венесуэлу (15 млрд. долларов), закрытие сведений о погибших военных в мирное время — каждый день приносит свидетельства о том, что страна сходит с ума.

Когда-то Толстой сказал, что поджигателей Москвы в 1812 году могло и не быть, что деревянный город, оставленный своими жителями, просто не мог не загореться.

Страна, в которой доступ к оружию, к политике, к медиа доверен авантюристам и проходимцам, просто не может не взорваться. Будет ли это «случайная» атака на самолет НАТО, находящийся на ядерном дежурстве, или безалаберность, или внезапный переход чемоданчика в руки безумца, или погромы, или восстание национальных окраин, — все это будет чревато кризисом и взрывом.

Единственное, что отдаляет сегодня этот момент, что замедляет тикающий механизм — это проявление человеческой адекватности, примеры сдержанности и обдуманности, героического противостояния государственному сумасбродству. Общество не хочет умирать,— и мы видим эти примеры, видим многочисленные примеры возмущения государственным и бюрократическим хамством, отчаянной работы некоторых смельчаков-журналистов, человеческой предупредительности и спокойствия в напряженной атмосфере. Сейчас идет гонка: распад запущен, но противостоящая распаду адекватность и ответственность растет и она будет тормозить и отдалять момент распада-взрыва. От того, какая из этих тенденций победит, зависит будущее не только нашей страны и каждого из нас.

Другие записи в блоге