Патриотический пост про всемирный день пьянства 11 сентября

Михаил Зубов
Корреспондент отдела политики

32 года назад случился один из самых позорных и скандальных эпизодов за всю историю Советского Союза. Вечером 28 мая 1987 года в «сердце» страны — в Москве у стен Кремля приземлился самолет-«нелегал», которым управлял молодой немец Матиас Руст.

Как известно, в нашей стране алкогольное опьянение определяется не количеством промилле, а качеством лояльности. Если ты критикуешь начальство — значит ты пьян. Ну а если подлизываешь ему пяточки, то можешь быть хоть в никакашку, хоть валяться в луже деяний своих, и никто тебя в нарушении режима не заподозрит.
Поскольку я критикую власть — я априори профессиональный алкоголик. И как профессионала меня часто спрашивают любители: а как соблюсти свою меру? Что ж, поделюсь своим опытом.
Моя мера определяется в рамках демократических процедур и селекторных совещаний с организмом.
Когда утром звенит будильник, я приглашаю свой организм и его отдельные органы к искреннему и непредвзятому разговору. К примеру, сегодня утром в ходе беглого опроса бронхи сообщили, что ощущают некоторое першение.
- Как першение! - возмутился я. - Утром першение — вечером отек. Это недопустимо!
И я немедленно прописал бронхам 30 граммов водки.
Следующим пожаловался мозг: на мрачные мысли.
- Что за мрачные мысли с утра? - вопрошаю сурово.
- Ну, что рецессия сменяется стагнацией, да и со свободой слова у нас...
- Немедленно заткнись! Штраф 50 грамм.
У других внутренних органов жалоб больше не возникло, поэтому организм почистил зубы и отбыл на работу.
Прошло два часа. На работе все кипит. Пальцы бегают по клавиатуре, мысль крутится, рождается шедевр. Рождается, рождается, рождается... Вдруг мысль начинает замедлять кручение.
- Так, мысль! Почему замедляешь кручение?
- Топливо заканчивается, мессир... Подзаправиться бы...
- И чем же тебя подзаправить, мысль? Может быть мороженым?
- Холодно, мессир...
- Чем же тогда, мысль? Определяйся быстрее, у меня дедлайн скоро...
- Ой, не думается мне...
- Так! Штраф 50 грамм и немедленно продолжай работать.
И все бы ничего, но как и в каждом демократическом обществе, в моем организме есть оппозиция.
- Я протестую, - противным голосом сказала поджелудочная железа после того, как мысль была оштрафована в третий раз.
- Заткнись, тебя никто не слушает, - зашикали на нее остальные внутренние органы.
- Хорошо, ничего больше не скажу, - ответила эта сука. - Буду болеть.
И заболела.
Час болит, два болит. Наконец мое терпение лопается.
- Так, поджелудочная, - говорю я. - Хватит меня шантажировать. Я, конечно, демократ, но могу и власть употребить. Если немедленно не перестанешь болеть, то я сейчас же пропишу тебе два стакана водки с пятью таблетками анальгина и ты просто умрешь!
Поджелудочная испугалась. Перестала болеть.
Вот так в рамках согласительных процедур с организмом я и определяю оптимальную дозу.

Видео по адресу https://www.facebook.com/zubovzu

 

Другие записи в блоге