Почему-то вдруг всем все осто**ло и всем захотелось свободы

Александр Алтунян
Преподаватель факультета журналистики Международного университета в Москве

Недавно на продвинутой радиостанции ФинАм FM приглашенный гость из Единой России на вопрос о том, почему бы не разрешить свободные выборы, ответил примерно так: ЕдРо должно набрать больше 50%, а вот если не наберет, вот тогда наступит настоящий тоталитаризм.

– Как Вас понимать? - спросил ведущий. – Как это «наступит», и кто его, т.е. «тоталитаризм», нам «наступит»?

– Думайте сами, - ответил единоросс.

Вот такой, примерно, был разговор. Что имел в виду представитель правящей партии, остается загадкой. А только отметил я, что уж очень многие стали говорить о свободе, ну, или о тоталитаризме. Т.е. говорят о проблемах, но как-то все проблемы, их причины и пути решения, сводят к отсутствию свободы.

Все заговорили о свободе. Со всех углов, из всех динамиков, со всех экранов говорят о свободе, о том, как нам нужна свобода и почему она лучше. Одним она нужна для модернизации, другим для развития страны, третьим для искоренения коррупции, четвертым – не помню, для чего, но тоже очень нужна. Но мало этого, говорят о попранной свободе, о том, что ее нет или мало. И этого мало. Во всем винят премьера Путина. Говорят: надо дать свободу СМИ, надо уничтожить цензуру. Суд, тоже говорят, должен быть независимым и свободным. Политики говорят, молодежь говорит, журналисты говорят, профессора, даже футболисты и те говорят. Прямо не авторитарная вертикаль, а Петроград накануне февральской революции.


Я все жду, когда сам Путин спросит у руководства Первого и второго каналов: «А подать мне сюда Ляпкина-Тяпкина! А почему у тебя, Ляпкин-Тяпкин, не появляется в эфире главный оппозиционер нашего режима? А вот я вас за насаждения авторитарных тенденций и зажимание свободы отправлю на четыре года на галеры, и будете там, на галерах, как рабы, пахать и сеять». Те, конечно, испугаются и побегут свободу вводить.
Но лично я не пойму, что это всех понесло за этой свободой. Жили себе жили, брали себе брали, строили себе строили, и вот на тебе, свободу вдруг всем подавай. А на что им свобода? Что они с этой свободой делать будут? Опять, как в девяностые, руководство по ТВ ругать станут? Ну и что, от этого кому-то легче было? На одном канале одно руководство мочат, на другом – другое, народ смущают. Опять же, ни патриотизма ни в ком ни на грош не было, ни веры истинной.

Так что же случилось? Ведь еще когда только приступал наш нынешний премьер к своей рабской работе на галерах, ясно было как день: не нужна «людЯм» свобода. Легко мы обменяли свободу на государственную о нас «заботу», или, как Шойгу это называл, на то, чтобы пришли «спасатели» (это он о себе и своих «соратниках») и нас «спасли». Прошло одиннадцать лет. Ничего особенно и не поменялось: люди те же и по-прежнему хотят «спасения»; и «спасатели» те же и клятвенно обещают «спасение» в ближайшее или, в крайнем случае, средне-отдаленное время и грозятся настоящим тоталитаризмом, если мы им не поверим. Даже кризис мы проскочили (пока!) без особенных потерь, а почему-то ощущение такое, что плывешь в море всеобщего недовольства. И даже все знают, кто виноват и примерно себе представляют, что надо делать.

Так что, товарищи хорошие: волнение на море. Волна, так сказать, подымается. А мы вовсе даже не зрители на берегу, мы посреди этого моря-океана, впрочем, как и наши начальники-«спасатели». Они на своих «галерах», а мы на своих. А куда волна опустится и кого накроет, и в какое место вдарит – это вопросы очень даже интересные для людей праздных и любопытных. Только кто же нам на них ответит!?
 

Другие записи в блоге