Путь в никуда

Блог Алексея Филатова
Вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения «Альфа»

 Сразу оговорюсь: если кто думает, что о катастрофическом положении отечественной медицины я узнал, только когда сам в положении пациента оказался в столичной больнице, тот глубоко ошибается. Но увиденное там дало мне возможность еще раз сказать об убийственной (в прямом смысле этого слова) политике нашего государства.

Итак – по порядку.

Некоторое время назад, тяжело заболев, я попал в 1-ю Градскую клиническую больницу имени Н.И. Пирогова. Предварительно я, естественно, попросил своих друзей и знакомых, кто в теме, прояснить ситуацию насчет наилучшего лечения. И оказалось, что требуемую медицинскую помощь, качественную и эффективную, мне могут оказать только в стенах этого прославленного, но бесплатного (бюджетного) учреждения. Именно там сконцентрирован огромный опыт операций челюстно-лицевой хирургии.

Попав на больничную койку, я, как шеф-редактор газеты «Спецназ России» решил, коль уж так получилось, провести исследование и рассказать о том, что увидел.

Нашему обществу навязывают мнение о чудодейственных, иначе и не скажешь, возможностях платного здравоохранения. Кругом зазывающая реклама: обратитесь к нам, мы делаем все! Да ничего подобного! При всем, казалось бы, богатом выборе услуг существует целый перечень сложных заболеваний, которые не под силу коммерческой медицине. Причем это диагнозы жизни и смерти. В буквальном смысле.

Зато в бюджетных клиниках лечение сложных заболеваний поставлено на поток – там и солидная научно-практическая школа, там и квалифицированные специалисты с уникальным и часто единственным опытом (в России). Эти кадры вынуждены работать почти в «полевых условиях» – без современной техники, нормальных медикаментов и необходимого числа персонала.

Хочу подчеркнуть, что поступил я в 1-ю Градскую больницу не по вызову «Скорой помощи», а по направлению. В этом, несомненно, мне очень повезло. Поместили в палату на двух человек. В ней имелся даже холодильник, который, включаясь, периодически так судорожно вздрагивал, что от силы вибрации подскакивала солдатская кровать с панцирной сеткой.

Ну, допустим, меня, как человека военного, прошедшего горячие точки, такими условиями не удивишь. И не такое видали! Но ведь 1-я Градская больница – одно из крупнейших медицинских лечебных учреждений столицы, единственное в стране, где эффективно борются с целым рядом тяжелых заболеваний. И здесь пациентов по-прежнему кладут в коридоре. И это в XXI веке!

Мне кололи антибиотики, которые стоят 26 рублей ампула. «Чего вы хотите, – сказали мне, – это достаточно большие деньги для нашей бесплатной клиники». В середине лечения эти антибиотики предательски закончились. Чтобы не прибегать к другим, мне пришлось самому восполнить нехватку необходимого лекарства.

Оказалось, что в моем отделении в какой-то момент находилось семьдесят три человека. И на всех нас была всего одна процедурная сестра! В очереди на сдачу ежедневных анализов крови нужно было провести два часа.

Кто-то, скажем, не в силах самостоятельно прийти в процедурный кабинет, кому-то нужно сделать укол и поставить капельницу, – и все это должна делать все та же медицинская сестра, которая, словно Чингачгук, разбрасывала на ходу стрелы-иголки, не имея времени их закрепить.

Очевидно, что при такой интенсивной нагрузке делать все по правилам и в надлежащих санитарных условиях не сможет никто! Каким бы «золотым» специалистом он не являлся по жизни. Есть предел сил и физических возможностей.

Ко мне однажды пришел товарищ, так он не выдержал и пяти минут нахождения вне палаты – настолько пахнет гноем! И не потому, что в больнице не соблюдают санитарных норм. Нет, к персоналу вопросов нет: все, как положено. Просто много больных, которые громоздятся в коридорах.

Другой мой товарищ приходил в больницу, чтобы, когда мне делали капельницу, быстро менять баллоны с физраствором. Можно было, конечно, самому закрывать «крантик» и ждать прихода затюканной медсестры, но тогда «бодрящая» процедура растянулась бы на многие часы.

У меня жена – медик, и я, будучи еще холостым, приходил к ней в больницу. На посту, где она дежурила, была памятка с такими проникновенными словами: «Медицинская сестра – это не просто медицинский работник, а родной и близкий каждому больному человек». Так и должно быть!

В больнице, как говорят, должны и стены лечить. Но кто лечит на самом деле? Врачует персонал – доктор, который может уделить больному необходимое время; медсестра, которая не бежит по палатам, как антилопа гну, а имеет физическую возможность поговорить с пациентами, узнать их жалобы и пожелания. Ласковое слово и кошке приятно.

И когда мне говорят – «это лишняя ставка», я категорически не принимаю такой постановки вопроса, поскольку речь идет о здоровье нашего народа. Особенно, когда мы мучительно пытаемся вылезти из демографической ямы и декларируем с высоких трибун борьбу за продолжительность жизни в России.

Лучшие врачи у нас в градских больницах, там – как на поле боя. Это факт! Там, работая в цейтноте и с огромной нагрузкой, они получают уникальный опыт, становясь специалистами с «золотыми руками». Вот куда, к примеру, нужно вкладывать бюджетные средства, сюда, где решается вопрос жизни и смерти, а не ломать повсеместно хороший еще асфальт и мостить город тротуарной плиткой.

Основной метод исследования – пальпация. Как во времена нашего выдающего военного хирурга Николая Ивановича Пирогова. Мне несколько дней пришлось буквально настаивать на проведении ультразвукового исследования. Как я понял, это довольно-таки редкий случай. Может быть, это хорошо, что специалисты доверяют своим рукам, но у нас на дворе XXI век, а мы не в земской больнице времен Российской империи или походном лазарете времен обороны Крыма или Русско-турецкой войны.

О чем идет речь? Если уже сейчас врачи в мире используют ультразвуковые аппараты пятого поколения, то в 1-й Градской больнице Москвы старенький «агрегат» не дотягивает до второго. А ведь возможны и другие исследования, о которых врачи мечтают в этой больнице, но не могут провести по причине физического отсутствия техники. К примеру, магнитно-резонансная и позитронно-эмиссионная томография.

К тому же, кто знает, в ведущих зарубежных клиниках хирургические операции проводятся обязательно под контролем: в режиме online происходит сканирование, и все видно на качественном мониторе.

Ситуация в российских больницах – это лакмусовая бумажка. Лучшие специалисты (по своему профилю) не имеют возможности оказывать достойную помощь на уровне медицины советского периода. Я уже не говорю об уровне Европы или США. И это при тех миллиардах, которые воруются или «осваиваются» чиновниками и связанными с ними коммерсантами. Имейте, господа, совесть! Это же наши люди, а не бессловесная скотина.

Думаю, имеет смысл всем, от кого зависит ситуация в этой важнейшей сфере, взять отпуск за свой счет и недельку полежать в общих палатах наших больниц. Пусть увидят, что они творят с людьми, что реально происходит в нашей замечательной стране. Может, тогда дойдет? Что и как делать, как правильно тратить бюджетные деньги, направляя их на здоровье нации.

Отказ от бесплатного здравоохранения в России – это путь в никуда. Мы очень жестко уходим в сторону коммерческой медицины, которая, с чем я уже неоднократно сталкивался, не дает реальной альтернативы. Будем называть вещи своими именами: последовательное сворачивание бесплатной медицины в России есть преступление против настоящего и будущего нашей страны!

Другие записи в блоге