На 67-м году жизни скончался Терри Пратчетт

Без него наш мир стал плоским

13.03.2015 в 18:56, просмотров: 9575

«Я страшусь не смерти. Я страшусь того, что настанет после», — сказал герой нескольких романов Терри Пратчетта волшебник Альберт перед лицом Мора, ученика Смерти. Впрочем, это не помешало ему отправиться в дом Смерти и чувствовать себя там как дома. Что там, после, теперь узнает и сам британский писатель, который смерти вовсе не боялся — напротив, последние годы Терри Пратчетт, страдавший болезнью Альцгеймера, ратовал за эвтаназию и незадолго до ухода из жизни почти собрал документы, необходимые для этой процедуры в швейцарской организации Dignitas. Но если для него смерть стала облегчением, то для миллионов его поклонников — трагедией.

На 67-м году жизни скончался Терри Пратчетт
Фото: wikipedia.org / Luigi Novi

Свою карьеру писатель начал журналистом в небольшой газете в графстве Бакингемшир, работая в ней, и написал свою первую повесть. Когда вышла его первая книга из серии «Плоский мир» в 1983 году, Терри трудился в пресс-службе энергетической компании, а уже к началу 90-х он стал самым продаваемым писателем Великобритании, написав в общей сложности более 70 повестей и романов. После того как в 2007 году у писателя диагностировали болезнь Альцгеймера, он включился в кампанию по легализации эвтаназии. Но, несмотря на болезнь, Терри продолжал диктовать свои книги, последняя из них вышла летом 2014 года. Продолжал он вести и свою страничку в Фейсбуке: 6 марта объявил опрос среди своих подписчиков на тему «Изменило ли мое творчество вашу читательскую жизнь?», а 9 марта подвел итоги: «Wow! Мы просто захлебываемся в восхитительных ответах на пост от пятницы! Спасибо за ваши невероятные истории, мы их обработаем и опубликуем очень скоро!». А 12 марта его не стало — писатель скончался в кругу семьи у себя дома в Уайлтшире, рядом были его жена Лин и дочь Рианна — профессиональный журналист, сценарист компьютерных игр.

Одним из первых слова соболезнования выразил премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон: «С сожалением узнал о смерти сэра Терри Пратчетта, его книги вдохновили и разожгли воображение миллионов». И это не громкие слова — популярность сатирических романов Пратчетта о фэнтезийной Вселенной «Плоский мир» и других его книг тому подтверждение. Однажды попав в эту Вселенную, хотелось продолжать путешествие по ней, ведь герои британского писателя, несмотря на то, что обитают в другом измерении, очень похожи на нас. Пратчетту удавалось живо выписывать их характеры невероятно богатым и увлекательным языком...

...Но предоставим слово самому писателю. Вот отрывок из интервью, которое Терри Пратчетт дал «МК» в 2007 году, когда приезжал в Россию:

— Фэнтези — это не волшебники, герои, драконы и заколдованные мечи. Это обстановка, декорации. Жанр фэнтези — про другое. Я процитирую английского поэта, прозаика Гилберта Кейта Честертона: «Роль фантазии в том, чтобы взять привычное, то, чего мы уже не замечаем, и перевернуть, чтобы мы увидели это под новым углом, свежим взглядом. Может быть, впервые в жизни». Он же сказал однажды, что уличный фонарь гораздо фантастичнее, чем звезда. Вдуматься — что такое звезды? Большие такие штуковины, шары пылающего газа. Во Вселенной их полно. Довольно скучная, в общем, вещь. А вот уличный фонарь… Сколько должно было произойти, чтобы появился фонарь! Компания обезьян, которой не очень уже нравилось жить на деревьях, сначала прекратила воевать друг с другом. Потом она должна была научиться добывать металл и делать стекло. Узнать технологию и науку. Научиться прекратить вычесывать друг у друга блох. Собрать свои знания воедино… И вот таким образом в результате полумиллиона лет получился уличный фонарь. Звезд — несчитанные миллиарды. А уличных фонарей… не так уж много!

О значении Терри Пратчетта — писатель Дмитрий Быков:

— Терри был британским двойником нашего Михаила Успенского, Они были похожи по стилю, хотя Успенский, на мой взгляд, писал меньше, но лучше. Михаил очень поддерживал Пратчетта в России, они дружили. И даже в смерти у них прослеживается странная парность: в прошлом году не стало одного, в этом другого. И еще страшно, как Альцгеймер стал молодеть! Терри не было и 60, когда у него проявилась болезнь! Видимо, это и есть расплата за слишком стремительную саморастрату. А вообще, несмотря на то, что Пратчетт писал в жанре фэнтези и считался продуктом «мира победившего масскульта», именно он нес в мир старые добрые простые ценности и здравый смысл. Терри был гуманист, атеист и большой мастер сатиры. Он поставил нашему миру диагноз — плоский. И рассказал нам, насколько именно он плоский. Я любил Пратчетта и как-то даже написал: «Не рвусь закончить то, что начато, сижу — читаю Терри Пратчетта...»