Государственный поп-переворот: "полуголого короля" Киркорова сместил эстрадный хулиган

А Анна Плетнева нарядилась так, будто и не слышала о последних скандалах

Пока светские хроникеры, пихая друг друга намозоленными локтями, торопились первее всех расписать одно и то же — кто, в чем, как и с кем тусил на музыкальной премии «Виктория», — в тени суетливого умопомешательства и ментальной катастрофы осталась главная сенсация церемонии, имеющая прямое отношение к популярной музыке и положению дел на эстраде: произошел по сути государственный поп-переворот! Поп-короля Киркорова сместил «простолюдин» Билан. Бастилия пала! Далее — подробности.

А Анна Плетнева нарядилась так, будто и не слышала о последних скандалах
Фото: пресс-служба премии «Виктория»

Три победы (и рекорд церемонии!) Димы Билана в номинациях «Песня года», «Музыкальное видео года» и в главной «Певец года» (все — за вирш «Острой Бритвой») против одной и выглядевшей несколько вымученной статуэтки Филиппу Киркорову за достаточно посредственный «Саундтрек года», песню «Если Ты Уйдешь», тоже к достаточно посредственному (сошлось же в одной точке!) киноопусу «Нюрнберг» выглядели вызовом вековым устоям.

Раньше таких зубодробительных «балансов» в количестве статуэток не в пользу поп-короля не то что не было, а представить было невозможно. Прежде Филипп покидал своды «викторианских» церемоний не просто этаким Элвисом Пресли («король зашел в здание, король покинул здание») и сертифицированным павлином, а неизменным рекордсменом по количеству наград. А тут этот выскочка Билан!

Да, именно выскочкой, помнится, Филипп Распрекрасный величал Билана в Хельсинки во время «Евровидения-2007», когда прихворнувший Димон отказался выступить на чьей-то гостевой вечеринке. «Что себе позволяет этот выскочка?! — клокотал негодованием Филипп. — Кто он такой?! Пусть сперва с мое побудет в хит-парадах — 20 лет, — а потом строит из себя звезду!»

Билан при этом к тому времени был не просто исполнителем хита «Ночной Хулиган», птенцом айзеншписовской школы, а уже и «почти победителем» «Евровидения», заняв годом ранее второе место в Афинах с мегашлягером Never Let You Go, и шел на ура у всей евровидийной публики… И вот 17 лет спустя после того скандала, выполнив киркоровский минимум по времени в хит-парадах, Дима Билан смастерил жирную козу не то что какому-то Лазареву, с которым их вечно спаривали (то есть сравнивали), а самомУ сАмому. Шкандаль! Или веха времени?

Конечно, о смене эпох тут не приходится говорить. У нас все еще одна эпоха — Женщины, Которая Поет. Или пела. Но все равно Эпоха. Тут скорее эпошечка — такая частичка большой Эпохи. Эпошечка поп-короля сменилась эпошечкой поп-хулигана, да еще ночного. Причем не только по объективным, но во многом по субъективным причинам, которые в нынешних, и весьма удручающих, обстоятельствах, скорее всего даже превалируют.

Из объективных — можно сказать, что вот так и заканчиваются монархии. Хитрая Мадонна поняла все на полшишечки быстрее, потребовав недавно перестать называть ее поп-королевой. Разъяснила: «Хоть это и почетно, но монархии в прошлом, а я — будущее». С «будущим», конечно, ветеранша поп-эротики палочку чуть перегнула, но заносчивая бравада всегда была ее нутром. Так же как и у поп-короля Киркорова.

Но не просто перестать самому, а призвать еще и весь окружающий мир не величать его поп-королем, сдается, выше всех недюжинных Филиных сил и связей. Ну не шмогла, мужык, не шмогла… Нет! Он с Люсей Чеботиной все так же звонкоголосо руладил со сцены церемонии: «Из принцессы королеву может сделать лишь король», — всем фасоном и поступью давая понять, кто тут тот самый король...

Из субъективных же причин возможен фактор пробивной и боевой подруги Билана Яны Рудковской, которая умеет продвинуть, пробить, добиться, проесть плешь (школа Айзеншписа, продюсера и акулы шоу-бизнеса ураганных 90-х!). Что и как она проедала (и проедала ли вообще?), допустим, тремстам академикам премии, неизвестно, но выглядела на церемонии весьма самоудовлетворенной, когда вышла на фоне билановского триумфа объявлять очередных номинантов.

Итальянец Пупо, в отличие от местных звезд, с удовольствием слился с любимыми russi. Фото: пресс-служба премии «Виктория»

Другой субъективизм, этакая уродливая метка времени, взорвался недавно громким скандалом, в буквальном смысле обратив Филиппа если не в голого, то в полуголого короля. Артисты со стажем еще помнят времена, когда не то что звание, а публикация в мейнстримовской прессе могли иметь судьбоносное значение. Заметка об успешном концерте служила надежным прикрытием от чиновничьего самодурства, в то же время разнос на страницах серьезного издания сулил большие издержки.

Сейчас можно хвалить, ругать, давать самые громкие титулы, развенчивать до состояния ничтожной инфузории-туфельки, но судьбу артиста решает полуанонимная кляуза парочки городских сумасшедших, одержимых завистью и классовой ненавистью. Звезды, кажется, начинают это осознавать, поэтому раздачу разных наград больше воспринимают как приятную светскую суету и повод для поста в социальных сетях, понимая, как хрупок мир и мимолетна удача.

Несмотря на весь светский лоск, все еще царивший на церемонии (не в обносках, конечно, звезды пришли), наряды, наверное, были более монашескими, чем принято ожидать. После известных «полуголых» событий селебрити стараются нажимать на кнопку отключения эпатажа чуть ли не в любой ситуации. Мол, не время сейчас, хотя в кулуарах морщатся и лепечут что-то в духе «ну вы же всё понимаете!» — с буквально шекспировским ударением на слово «всё».

Хотя вот Аня Плетнева, бессменная и роскошная фронтвумен группы «Винтаж», принимая награду за «Танцевальный хит года» боевик «Плохая девочка», вполне себе выглядела сообразно шлейфу героини песни. То ли она не в курсе, что в стране произошло, пока она хитовала в своих творческих чертогах, то ли просто ничего не поняла, но у половозрелых парней при виде ее гипюровых прозрачностей отвисли челюсти: «А что, так еще можно?!» — вытаращили они глазищи.

* * *

По части больших музыкальных открытий подобные церемонии изобилием, в принципе, не отличаются, однако некоторые тренды размашистое звездное шоу все же показало. Один из главных сводится к тому, что шансон (в российской, а не французской, разумеется, трактовке) переживает очередной подъем. Этот жанр будто снова всем нужен, с ним заигрывают и рокеры, и рэперы, а публика готова встречать шансонье с распростертыми объятиями. Песня «Дом убит» в исполнении Сергея Ревтова лихо прошлась в минувшем году по эфирам и принесла на церемонии сразу два трофея — самому исполнителю, он же композитор, в номинации «Городской романс» и Михаилу Гуцериеву как «Поэту года». Песни со стихами поэта-хитмейкера были представлены в восьми номинациях, из которых победили в четырех, разделив еще лавры с Димой Биланом, а также певцом Сергеем Павловским и композитором Игорем Крутым за песню «Живое сердце». Притча о том, как в разрушенных домах остаются души некогда живших там людей, пронзительна не только априори, но и в контексте, что называется, злобы дня. Поэтому поэт и сказал, принимая награду за «Дом убит»: «Это неожиданно, но ожидаемо», — его грустная ирония нашла отклик у зала.

Ирония же другой номинации — «Рок-группа, рок-исполнитель» — в том, что жанр сильнее других оказался разделенным хоть и фигуральной, но вполне осязаемой новой «берлинской стеной», и сам факт присутствия в номинантах хотя бы Юрия Шевчука и Дианы Арбениной с «Ночными снайперами» уже выглядел откровением. Однако академики «включили», видимо, вынужденный реализм, отдав соломоновым решением статуэтку группе «Моральный кодекс», коллективу, резво и достойно отыгравшему сезон концертами, записями и альбомами, но не более того…

Каждый музыкальный номер подавался как эксклюзив, но главным «спецэффектом» оказался иностранный артист, просочившийся сквозь гастрольное эмбарго. На этот раз в роль посланника музыкальной цивилизации вжился Пупо. В былые времена его вряд ли посчитали бы каким-то супергостем. Скорее своим в доску желанным реликтом эпохи культа итальянской эстрады. Но сейчас синьор Gelato al Cioccolato — диковинный фирмач, который в простеньком (по сравнению с киркоровскими-то!) костюмчике, безо всяких напыщенностей и сценографических выкрутасов, по-прежнему готов спуститься в зал, заключить своих любимых russi в горячие объятия и накормить всех сладкими ретро-хитами. Russi же в восторге облепили l’italiano vero (настоящего итальянца), словно пчелы улей. Картина вышла не только эпической, но и выразительно диссонирующей с местными «народными любимцами», из которых никто не отважился (или не захотел) сойти со сцены к плебсу. Их любовь была только на расстоянии. Конфуз, господа хорошие, и порицание…

Только Билан — на правах, видимо, нового Number One — не то что пошел в люди, а пролетел над ними этаким космонавтом-затейником в самом зрелищном из всего шоу номере на победную песню «Острой Бритвой», что вызвало легкий переполох в партере и рассуждения о том, кто теперь первый парень на деревне в лаунже. Среди девушек, наверное, можно выделить Анну Асти и Ани Лорак. Видимо, тучи над ними рассеиваются, и в этом году непреклонные, а с недавних пор еще и всемогущие «стражи скреп и лояльности», наверное, позволят им порадовать своих поклонников как концертами, так и свежими хитами. Лорак, например, исполнила еще до релиза свой трек «Танцы» и оттанцевала на совесть; Асти же на правах «Певицы года» повторила «Царицу» как несомненный бэнгер отчетного сезона. Артисты вообще умеют назло всем обстоятельствам веселиться и, конечно, молодиться. Даже если мир летит в тартарары…

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №29239 от 20 марта 2024

Заголовок в газете: Поп-переворот года

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру