Что делать вкладчику, если его банк оказался банкротом

Советы финансового омбудсмена

13.06.2019 в 19:44, просмотров: 5787

Последняя пятилетка прошла под знаком масштабных банковских «зачисток»: Центробанк выпалывал чертополох на финансовом поле. Однако в ходе этих оздоровительных процедур под ударом оказались деньги примерно девяти миллионов вкладчиков. Причем более четырех миллионов из них получили свою страховку и забыли о ситуации. А часть владельцев депозитов, чьи средства в банке превышали объем гарантированной страховки в 1 млн 400 тысяч рублей, «зависли» в рамках процедуры банкротства. Причем с непредсказуемыми перспективами. Сейчас таковых более 330 тысяч. ЦБ и сейчас показывает «красную карточку», удаляя с финансового поля, одному-двум банкам еженедельно. Как действовать их вкладчикам, чтобы не потерять свои кровные?

Что делать вкладчику, если его банк оказался банкротом

Верните наши денежки!

«У меня в N-банке осталось 264 тысячи рублей. Это были деньги на старость. Выплатили полгода назад 11,5 тысячи из них, а когда выплатят остальное? Я пенсионерка, мне 74 года. Верните мне мои деньги. Мне уже немного на свете жить осталось».

«Вот вы мне в прошлом письме рассказали про ваше конкурсное производство. Я ничего в этом не понимаю, у меня зять без работы и внучке операцию надо делать. А в банке у меня оставалось еще 420 тысяч. Выплатили какие-то копейки. Когда вернете остальное?»

«У меня на счете в Т-банке было 3 млн руб. Мне выплатили компенсацию миллион четыреста. Но там не только мои деньги были. Моя знакомая, она не гражданка РФ, попросила положить на мой счет ее деньги. Так отдайте нам, пожалуйста, еще одно страховое возмещение миллион четыреста, нас же двое. Как я с ней буду расплачиваться? Мне 79 лет, я ветеран, инвалид II группы, справки прилагаю».

«Мы копили на первый взнос ипотеки. Нам вернули миллион четыреста как страховое возмещение. А остальные 2 млн 658 тысяч когда? У нас нет возможности еще раз накопить такую сумму. У нас двое детей, снимаем квартиру. Верните нам наши деньги».

«Я все знаю про ваши правила конкурсного производства. Но у меня рак в четвертой стадии — все справки прилагаю. Есть возможность поехать на лечение в Германию. Пожалуйста, сделайте для меня исключение и верните мои 2 миллиона рублей. Для меня это вопрос жизни и смерти».

Подобные письма приходят в Агентство по страхованию вкладов (АСВ) пачками. Ситуация банальная, но оттого не менее драматичная: люди доверили свои деньги банку, тот обанкротился, и ни в чем не виноватые вкладчики остались на бобах. Причем исключений даже для самых драматичных жизненных обстоятельств закон о банкротстве не предусматривает: со всеми вкладчиками рассчитываются по единым правилам. Если есть чем рассчитываться, конечно.

Оказаться клиентом банка, который признан банкротом, — далеко не самая обнадеживающая перспектива, даже с учетом того, что банк включен в систему страхования вкладов.

Стоп-кран для вкладчика

Самое лучшее — это так никогда и не обзавестись опытом вкладчика обанкротившегося банка. И позаботиться об этом может абсолютно каждый.

Сколько бы ни велось разговоров о повышении финансовой грамотности и «выборе надежного банка», обычный гражданин не в состоянии оценить уровень устойчивости кредитного института: не разберется он в тонкостях баланса. Ориентироваться на авторитетные рейтинги тоже бесполезно: обычно они отражают состояние дел в банке квартал назад, а за три месяца многое может случиться. И уж тем более не стоит принимать финансовых решений под влиянием рекламы.

Вкладчик должен следовать единственному правилу: сумма его депозита должна вписываться в размер страховки, которую гарантирует государство. Сейчас она составляет 1 млн 400 рублей. Именно столько вкладчику вернут в безусловном порядке (если его банк входит в систему страхования вкладов), что бы там ни происходило с самим банком.

«Человек не должен задумываться ни о каких критериях, он все равно не разберется ни в каких банковских показателях. Единственное, что он должен уяснить: в одном банке на всех счетах, депозитах и карточках вместе следует держать сумму, не превышающую (с учетом обещанных процентов!) 1 млн 400 тыс. руб. Тогда ему будет безразлична финансовая устойчивость банка: если тот обанкротится, вкладчик получит свои деньги сполна и забудет об этом эпизоде», — подтверждает финансовый омбудсмен Павел Медведев.

Один мой знакомый, молодой человек, хорошо зарабатывающий дизайнер сайтов, ловко рассчитывает суммы вкладов с учетом процентов, чтобы вписаться в страховую сумму: у него несколько депозитов в разных банках, но все в районе 1 млн 260 тыс. Тем не менее очень много вкладчиков себя подобным калькулированием не утруждают. Им лень делить вклад на части. Или же они ведутся на высокие проценты, которые банк платит за крупный вклад. Или надеются, что «пронесет».

Но вот приходит час икс, и — «верните мне мои деньги»...

«У нас очень остро стоит тема личной ответственности, — соглашается экономист Михаил Беляев. — Люди не вполне понимают, что это их кровные и заботиться о них нужно им самим. Если хватило ума заработать столько денег, надо включить голову и оторвать от дивана пятую точку, чтобы обеспечить их сохранность. Можно еще оправдать жителей «медвежьих углов», где выбор банков небольшой. Да и то, сейчас настолько развит онлайн-банкинг, что открыть счет можно и дистанционно. И уж точно нет оправданий беспечности жителей мегаполисов. Ситуации, когда крупная сумма «сваливается» внезапно — например, наследство, — единичны. В основном люди ленятся перейти через дорогу и открыть еще один счет».

Тех, чья пятая точка так и осталась на диване, а деньги — в прогоревшем банке, очень много. По данным АСВ, за весь период существования системы страхования вкладов таких насчитывается около пяти миллионов человек. «Средний по больнице» показатель возврата средств в прошлом году составил 48,7%. То есть если превышающая страховку сумма, зависшая в банке, составила 100 тыс. руб., то вкладчик получил 48,7 тысячи.

Но этот обобщенный показатель не имеет особого смысла, поскольку каждого вкладчика волнует недоплата по его собственному депозиту. Процент выплат «превышенцам» разнится в зависимости от банка: бывает, что выплаты — через три-пять лет процедур — так и не превысили 20–30% (в 2006 году, к примеру, средний уровень возмещения составлял 5,2% от сверхстраховой суммы вклада). То есть с каждой сверхстраховой сотни тысяч вкладчику удалось вернуть лишь 20–30 тысяч рублей.

Если вас такая перспектива устраивает — можете продолжать сидеть на диване или утешать себя мантрами о надежности своего банка.

Не берите в долг у должника

Еще одна мера предосторожности для вкладчика: не стоит брать кредит в том банке, где открыт депозит. Дело в том, что в случае банкротства банка клиенту выплатят страховку, уменьшенную на сумму оставшегося долга. Но это еще полбеды. Хуже, если размер долга превышает страховку. Скажем, невыплаченный остаток по кредиту на момент банкротства составил 1,5 млн руб., что на 100 тысяч превышает объем гарантированного возмещения. Не надейтесь, взаимозачет — типа вы мне не платите страховку, а я вам остаюсь должен всего сотню — произведен не будет. Закон о банкротстве этого не позволяет.

Законом закреплена другая логика: сначала — ты нам, а потом — мы тебе. То есть страховку выплатят только после полного погашения долга. Эксперты советуют в такой ситуации напрячься: собрать по сусекам все имеющиеся ресурсы, перезанять — но погасить долг целиком.

Вся эта суета — не только из-за получения страховки. Если расплатиться по кредиту разом не получается, то критически необходимо продолжать обслуживать долг по обычному графику: после отзыва у банка лицензии АСВ обычно оперативно вывешивает на своем сайте информацию о том, по каким реквизитам производить платежи. И не стоит пытаться «закосить»: мол, а я не знал, банка-то больше нет... С государственной корпорацией (а у АСВ именно такой статус) шутки плохи: это с банком можно было бы договориться об отсрочке, реструктуризации, «каникулах», а Агентство за допущенную просрочку выставит по-казенному все полагающиеся штрафы и пени.

Но и это не самое неприятное. Хуже, если Агентство решит продать ваш долг сторонней структуре — хоть другому банку, хоть коллекторам. Оно имеет на это право: деньги должников банка — это как раз те средства, из которых АСВ производит выплаты по депозитам.

То есть когда вы берете кредит в банке, в котором держите депозит, вы закладываете вот такой потенциальный сценарий — оказаться под прессингом коллекторов. Уж какой график выплат они в случае покупки вашего долга установят, одному бесу ведомо. Так что не поддавайтесь на уговоры менеджеров своего банка, которые будут предлагать лучшие условия по кредиту («Вы наш клиент, мы вас давно знаем, для вас — более низкая ставка»). Не закладывайте фундамент для ситуации будущего клинча.

Фото: obzor74.ru

Свадьбы не будет!

Если ситуация вокруг банка запахла жареным (обычно такие новости поступают от знакомых, в нем работающих), естественное желание любого вкладчика — спасти свои деньги.

Основных сценариев «вытащить свои кровные зубами» два. И оба содержат свои риски. Первый является воплощением естественной реакции — пойти быстренько снять все, что там есть. Это можно. Но дальше есть шанс влететь под санкции АСВ.

Дело в том, что обычно за несколько дней до отзыва лицензии банк попадает в так называемую «картотеку» (в этом черном списке оказывается структура, которая не смогла провести хотя бы один клиентский платеж), что, собственно, и является сигналом к тому, чтобы ЦБ «сделал стойку». Обычно регулятор наблюдает за ситуацией пару-тройку дней: часто банк, забуксовав на денек, выравнивается и продолжает работать в обычном режиме. Но на период «картотеки» вводятся ограничения на целый ряд операций. Вкладчиков об этом, естественно, никто не оповещает — во избежание клиентской паники.

Если после временной «картотеки» банк вновь заработает как часы, то на поведение вкладчика, снявшего разом большую сумму, никто не обратит внимания — это его деньги, он вправе забрать их, когда пожелает. Но вот если за «картотекой» следует отзыв лицензии, шустрый вкладчик сразу попадает «под колпак».

Крупная сумма может понадобиться кому угодно в какое угодно время — свадьба, операция, большая покупка. Но вот если у нескольких десятков или сотен вкладчиков зашатавшегося банка разом «случилась свадьба», то для АСВ совершенно очевидно: кто-то добрый нашептал им прогноз. Это называется инсайд — использование внутренней, служебной информации, не доступной другим, в личных — в данном случае финансовых — интересах. Дело подсудное, с реальными сроками. Но так далеко АСВ не заходит. Оно просто весьма настойчиво добивается возвращения средств в исходную позицию: верни на счет сумму, которую снял. И вот за возвращение денег обратно иногда и судится.

Почему АСВ так свирепствует? По очень простой причине: чтобы обеспечить равные права абсолютно всем вкладчикам, в том числе тем, у кого не было доступа к инсайдерской информации, а таких большинство. Логика закона о банкротстве: те, кто подсуетился и забрал свои деньги, сделали это в ущерб остальным, для расчета с которыми останется меньше средств.

Второй сценарий менее радикален. В нем вкладчик не снимает разом все свои кровные, а оперативно переводит деньги на другие свои счета или счета своих родных. Так, пять миллионов рублей можно «раскидать» на вклады жены, сына, тещи, чтобы каждый не превышал 1 млн 400 тыс. и попадал под страховое возмещение. Таких называют «дробильщиками». И действуют они обычно по подсказке «доброго» сотрудника банка. Продолжение истории здесь аналогичное: возврат средств в исходную позицию. Один депозит — одно страховое возмещение.

«Пытаться спасти свои деньги — совершенно естественное человеческое желание. Мне всегда бывает жалко «дробильщиков», — признается финансовый омбудсмен. — А наказание, которое они несут в виде потери накоплений сверх 1,4 млн руб., мне кажется несправедливым. Я бы называл «дробильщиками» и наказывал сотрудников банка-банкрота. Ведь это они, а не клиент, сознательно совершают незаконную операцию».

Впрочем, мораль остается прежней: «дробить» вклад надо было изначально, а не постфактум — тогда все было бы и разумно, и законно.

До последней нитки

Представим: гром все же грянул — у банка отозвали лицензию. Что дальше? На языке АСВ это называется «страховой случай»: вкладчикам выплачивают страховое возмещение. Процедура эта производится вполне оперативно. Так, по итогам прошлого года средний срок начала выплат составил 8,8 рабочего дня. Власти очень дорожат этим механизмом, обеспечивающим доверие населения к банкам, поэтому система и правда работает как часы. За все годы существования АСВ не зафиксировано ни единого сбоя. Деньги выплачиваются из специального страхового фонда: они туда не с неба сваливаются, а представляют собой регулярные отчисления от действующих банков — ежеквартально, пропорционально объему вкладов. Для тех, чьи вклады не превышали 1 млн 400 руб., как видим, все заканчивается очень быстро и без особых нервов.

Остаются «превышенцы». И остаются они с мертвым банком надолго, на годы. И начинаются письма «в инстанции» на тему «верните мне мои деньги». А денег-то в реальности нет. Записи на счетах — есть, а средства вкладчиков давно профуканы. Банк — банкрот. Этим все сказано: у него в закромах пусто.

Далее процедура следующая. Через какое-то время (обычно не превышающее полугода) банк признается банкротом по суду, и АСВ приступает к исполнению функций конкурсного управляющего — собирательного персонажа, руководящего процессом банкротства. В его обязанности входит собрать в максимальном объеме все имущество «паршивой овцы» в кучку для дальнейших расчетов с вкладчиками. Кучка называется «конкурсная масса». А в понятие имущества входят в том числе и кредиты, которые выдал банк. Это к разговору о том, что не стоит брать в долг у банка, где держишь депозит.

Конкурсная масса формируется непредсказуемыми темпами: с должников банка надо еще взыскать их долги, отыскать машины-технику-здания банка и продать их. А они не всегда продаются.

Как только собирается сумма, на что-то похожая, ее распределяют между «превышенцами». Основной принцип: выплаты производятся пропорционально «зависшей» сумме. Например, если посчитали, что в рамках данного транша получится выплатить всем по 2%, то вкладчик, чей остаток составляет 400 тыс. руб., получит 8 тысяч рублей, а тот, у кого остаток 100 тыс., — 2 тысячи. И хоть стой, хоть падай!

Периодичность выплат в ходе процедуры банкротства непредсказуема: как только управляющему удается собрать что-то относительно «круглое», так и рассчитывается. На практике в начале пути выплаты более «жирные» — и по 20%, и по 10%. Потом имущества, которое удается отыскать и реализовать, становится все меньше, и процент расчета снижается — бывает, начисляют менее 1% от остатка.

Процедура длится до последней нитки, которую можно взять с банкрота и продать. Когда и нитки не остается — процедуру завершают. Расчеты, естественно, прекращают. Мол, сколько смогли, столько отдали, не обессудьте.

В летописи банкротств российских банков есть несколько случаев, когда удавалось рассчитаться абсолютно со всеми вкладчиками на 100%. Но это редкость. Напомним, средний процент удовлетворения требований в прошлом году составил, по данным АСВ, меньше половины — 48,7%.

Некоторые разочаровавшиеся вкладчики пытаются идти другим путем: обращаются к юристам, которые с огромным энтузиазмом (и за немаленькое, естественно, вознаграждение) берутся за составление «челобитных» — депутатам, в прокуратуру, в суды. Проку от таких хлопот не было ни разу, деятельные вкладчики лишь несли дополнительные расходы.

Квартирный вопрос

Несколько лет назад разговорились с соседом по подъезду. Зная о моей профессиональной специализации, он спросил о том, как функционирует система страхования вкладов. Начала рассказывать, и меня эмоционально заклинило на «превышенцах»: «Надо же голову на плечах иметь! Ведь на всех столбах написано: не держите в банке больше миллиона четырехсот! Не создавайте себе проблем!». Очень скоро мне пришлось испытать стыд за свой назидательный пафос. Как выяснилось, сосед недавно продал квартиру в нашем доме, они с семьей переезжали. Деньги от сделки он, как цивилизованный человек, положил на счет в банке. А на следующий день после продажи квартиры у банка отозвали лицензию. Сосед мой просто физически не успел разделить сумму на застрахованные порции и разнести по разным банкам. Надо ли говорить, что шансов вернуть средства в полном объеме у него не было совсем. Я позже поинтересовалась, каков процент выплат по тому банку: спустя четыре года после запуска процедуры банкротства вкладчикам-«превышенцам» вернули около 40% от остатка.

Как уже говорилось выше, закон о банкротстве не предусматривает исключений по выплатам ни для каких категорий вкладчиков, ни для каких драматических или экстренных ситуаций.

Но недавно была озвучена инициатива все же сделать такое исключение — как раз для тех, кто положил на счет деньги от продажи квартиры либо получил наследство. На этих людей большая сумма обрушивается мешком, и они могут просто не успеть разделить ее между разными банкам. Потолок гарантированной страховки для них предлагается поднять до 10 млн рублей.

«Это очень разумный шаг: потеря «квартирных» денег — большая беда и большой скандал, подрывающий доверие к финансовой системе страны. Защита этих средств вдобавок ко всему — стимул для цивилизованных прозрачных безналичных расчетов при приобретении жилья», — оценивает Павел Медведев.

Инициативу поддержала глава ЦБ Эльвира Набиуллина. Соответствующий законопроект уже готовится в недрах Госдумы. Тут, конечно, остается открытым вопрос источника средств для выплаты повышенной страховки. Массовые банкротства банков в последнюю пятилетку разбомбили страховой фонд АСВ: с 2015 года Агентство расплачивается с вкладчиками за счет кредитов, которые ему предоставляет Банк России. Но, как убежден председатель Комитета Госдумы по финансовым рынкам Анатолий Аксаков, для предлагаемых целей «есть возможность расширить кредитную линию». Известно, что руководство страны очень ценит стабилизирующий эффект страхования вкладов и, по всей видимости, будет готово пойти на увеличение расходов.

КАК НЕ ПОТЕРЯТЬ СРЕДСТВА В БАНКЕ-БАНКРОТЕ

Советы финансового омбудсмена Павла Медведева

✔ Следите за тем, чтобы в одном банке у вас никогда не было (вместе с положенными по договору процентами) более 1 млн 400 тыс. рублей.

✔ Не надо брать кредит в банке, в котором у вас открыт депозит. В случае банкротства при выплате вам страховки из вашего депозита вычтут ваш долг.

✔ Если уж ваш банк обанкротился и вы оказались «превышенцем» — не тратьте время и деньги на так называемых юристов: они не помогут вернуть ваши деньги сверх 1,4 млн руб., а только введут в дополнительные расходы. Все, что вкладчику остается после банкротства банка, — ждать информации о том, что окажется у банка за душой: деньги для «превышенцев» будут делиться в соответствии с собранной кризисным управляющим конкурсной массой.

Санкции . Хроника событий