На деньги нет денег: почему Россия отказывается от наличных

Эксперты объяснили, чем цифровой рубль выгоден государству

Купюры и монеты все реже встречаются в наших кошельках. Уже появилась большая категория людей, которые и вовсе не носят с собой наличные, расплачиваясь исключительно по безналу. Даже пластиковую карту необязательно иметь при себе — достаточно приложить к терминалу оплаты смартфон или другие «умные» устройства, к которым она привязана. Развитие безналичных платежей — закономерный экономический процесс в эру технологий. Пандемия, запершая всех по домам, только ускорила переход к цифровым расчетам. Во время первой волны коронавируса многие страны наращивали темпы роста безналичных платежей, а Россия оказалась в пятерке лидеров по этому показателю. К чему приведет отказ от привычных нам купюр и монет и как скоро это произойдет?

Эксперты объяснили, чем цифровой рубль выгоден государству

Русское чудо

В начале октября консалтинговая компания BCG совместно c международной системой Swift выяснили, что за время пандемии использование бумажных денег в мире снизилось на 48%. Причиной тому — рост покупок в Интернете и страх перед бумажными купюрами как переносчиками вируса. Аналитики назвали страны, в которых темпы роста безналичных платежей стали самыми быстрыми, — это Канада, Австралия, Великобритания, Россия и Румыния.

С выходом этого исследования вновь заговорили о «русском чуде». Так называют стремительный переход России к безналичным расчетам. Международные аналитики заметили, что в прошлые годы наша страна была абсолютным лидером по темпам роста цифровых платежей. Ежегодно выручка торговли и услуг росла в среднем на 15%.

Впервые о «русском чуде» заговорили в прошлом году, когда по итогам периода 2010–2018 годов был выявлен феноменальный рост безналичных карточных транзакций. Их число увеличилось в 30 раз, а денежный объем с неполных 6 млрд до 172 млрд рублей в год, отмечали тогда в BCG. По этому показателю Россия обогнала все страны Европы, причем многократно.

Рост популярности безналичных платежей подтверждает и статистика Центробанка. Если в 2016 году россияне расплатились картами 13 млрд раз, то в 2018 году — уже 24,5 млрд раз. В первом квартале 2020 года больше половины всех товаров и услуг (53,1%) россияне оплатили именно по карте.

В этом году «русское чудо» получило продолжение. Этому способствовали пандемия и двухмесячный карантин. Сидящие дома люди покупали в Интернете все, начиная от продуктов и заканчивая мебелью, вместо билетов в кино оплачивали подписки в развлекательных сервисах, осваивали другие платные онлайн-сервисы. Всякое желание пользоваться наличными отбивало и методичное науськивание официальных ведомств относительно того, что бумажные деньги переносят вирусы. Ограничить использование наличных регулярно рекомендует Роспотребнадзор. Мол, коронавирус сохраняет активность на купюрах не менее суток, а на монетах — не менее трех часов. Правда, с этим согласны не все медики и вирусологи, но многие обыватели готовы отказаться от наличных только для того, чтобы снизить риск заражения.

Фото: asi.ru

Виртуальные платежи против вируса

Впрочем, у «русского чуда» есть вполне прагматичное объяснение. От наличных последовательно избавляются финансовые власти, а также банковская система.

В одном из последних публичных выступлений глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что доля безналичных платежей в России по итогам 2020 года будет лучше прогнозов и превысит 70%. Но Центробанк стремится к большему. Первый зампред ЦБ Ольга Скоробогатова говорила, что доведение доли безнала до 85–90% — одна из главных целей регулятора.

Почему Банк России так хочет избавиться от наличных? Дело в том, что безналичные денежные потоки легче отслеживать, а значит, удобнее бороться с теневым бизнесом, коррупцией, преступностью, ловить нарушителей за неуплату налогов. К своей цели финансовые власти идут неуклонно. В последние годы появился целый ряд законодательных нововведений, которые ограничили оборот наличных.

Сначала их «отобрали» у самой консервативной категории населения — пенсионеров. Если раньше деньги старикам разносили почтальоны или они сами забирали их в кассах, то с приходом высоких технологий пенсионерам предложили банковские карты. Причем банки теперь борются за пожилых клиентов, предлагая им пенсионные тарифы с различными бонусами. Но карту пенсионеры должны оформлять не абы какую, а исключительно национальной платежной системы «МИР». Соответствующий закон правительство приняло в 2017 году. Точно такое же условие — для получателей социальных пособий.

Еще одним шагом на пути к избавлению от наличных стало обязательное использование онлайн-касс для бизнеса. Закон лоббировала Федеральная налоговая служба (ФНС) — онлайн-кассы нужно регистрировать в налоговой инспекции, чтобы та «видела» все платежи.

В феврале 2020 года Госдума приняла законодательные поправки, которые обязывают малый бизнес принимать к оплате банковские карты или проводить операции через Систему быстрых платежей. С 2021 года платежи по безналу должны будут принимать предприятия с выручкой до 20 млн в год.

Кстати, Система быстрых платежей (СБП) — еще одно новшество Центробанка, призванное закрепить оборот безнала на территории России. Система начала работать в 2019 году, и к ней должны подключиться все банки. К настоящему моменту это сделали около 200 крупных и региональных кредитно-депозитных организаций. Оператор СБП — Центробанк. На время пандемии регулятор отменил комиссию за переводы, но вообще-то она подразумевается.

Использование безналичных расчетов всячески стимулируют банки. Финансовые организации предлагают целые линейки дебетовых и кредитных карт с различными программами лояльности. Сейчас все чаще появляются карты в коллаборации с крупными ретейлерами, брендами и даже блогерами. Магазины предлагают скидки за оплату товаров картой банка-партнера или платежной системы-партнера. За покупки по безналу часто начисляется кешбэк или копятся бонусы. Правда, еще встречаются случаи, когда у потребителя просят наличные. Такие платежи приветствуют маленькие магазины и интернет-площадки, которые хотят укрыть выручку от налоговой. Впрочем, наличным это чести не делает: они все больше воспринимаются как что-то «нечистое».

Этот образ укрепила пандемия. Неконтролируемое распространение коронавируса по всему миру еще больше подпортило репутацию бумажным деньгам. В апреле 2020 года крупные ретейлеры и сервисы служб доставки приняли решение отказаться от принятия наличных и перешли на бесконтактную доставку. Опцию оплаты наличными многие так и не вернули. Роспотребнадзору даже пришлось вмешаться, несмотря на всю нелюбовь к наличным. На днях ведомство предложило запретить онлайн-ретейлерам практику, при которой людям не предлагают выбрать способ оплаты, а навязывают только безналичный расчет.

«До пандемии у россиян на руках было большое количество пластиковых карт. Но пользовались ими реже: то ли инфраструктуры не хватало, то ли не было культуры безналичных платежей. А коронавирус вынудил людей расплачиваться безналичными. Этим воспользовались ретейлеры, поставив потребителей в безальтернативное положение. Конечно, ограничивать оборот денег, эмитированных государством, они не имеют права», — поясняет эксперт Российского института стратегических исследований, финансовый аналитик Михаил Беляев.

Безнал и мир

Несмотря на то что Россия семимильными шагами движется к безналичной экономике, есть много стран, которые опережают нас по доле цифровых платежей. Мировыми лидерами по объемам безналичных транзакций признаны Сингапур, Швеция, Нидерланды, Канада, Китай.

Власти Сингапура в 2018 году начали реализовывать национальную программу по созданию «безналичного общества». К 2025 году там планируют полностью отказаться от бумажных чеков в магазинах. Сингапурцев очень впечатлил опыт Китая, который перевел население на систему оплаты по QR-кодам. Там она популярна настолько, что ею пользуются даже уличные музыканты и бездомные.

Китай вообще всех впечатлил таким массовым переходом на безнал. В XX веке в этой коммунистической стране не развивалась банковская «капиталистическая» культура. Многие жители даже никогда не имели счетов в банке и понятия не имели о кредитных картах. А сейчас, по данным Ernst & Young, 83% китайских потребителей проводит платежи и денежные переводы только через смартфон.

Собственно, отсталость банковской инфраструктуры и стала толчком к диджитализации платежей. Вместо карт правительство внедрило многофункциональные смарт-карты, к которым привязаны данные паспорта, банковского счета и другие сведения. Специальные терминалы принимают оплату с этих карт. Для переводов денег используются QR-коды. Человек сканирует сгенерированный код, и деньги с электронного кошелька улетают на покупку товаров, аренду транспорта, оплату ЖКХ, медуслуг. Китай настолько проникся любовью к цифровым платежам, что там даже празднуется «День без наличных», 8 августа.

В Европе на путь полного отказа от безналичных платежей вступила Швеция. Но для этого был неприятный повод — ограбление крупной инкассаторской компании в Стокгольме. Воры тогда украли 1 млрд крон (около 100 млн евро), что привело к дефициту наличности. В обращении стало не хватать банкнот, и власти нашли решение: перевести страну на безнал. Сейчас в Швеции лишь 2% платежей происходят с помощью традиционных купюр. Примерно такой же низкий уровень оборота наличных в Исландии.

Переводить платежи в электронную форму легче в странах, где хорошо развита инфраструктура и территория которых целиком покрыта Интернетом. В России же Интернет до сих пор доступен далеко не всем. Каждый пятый россиянин (22%) никогда не пользовался Интернетом, следует из результатов опроса фонда «Общественное мнение», проведенного в мае 2020-го.

Цифровому рублю Интернет не нужен

Интернет нужен для работы онлайн-касс и платежных терминалов. Само собой, без него недоступны и сервисы доставки, и интернет-магазины. Однако власти, кажется, придумали, как решить проблему неполного покрытия страны Всемирной паутиной.

Не так давно глава ЦБ Эльвира Набиуллина анонсировала создание в России цифрового рубля. Он должен стать третьей формой денег наряду с наличными и безналичными деньгами. Цифровым рублем можно будет расплачиваться и использовать для накопления, но самое главное — платежи можно будет производить без доступа к Интернету или мобильной связи.

Правда, как именно цифровой рубль отвяжут от Интернета, пока не понятно. Ясно одно, что нужна будет соответствующая инфраструктура. Предполагается, что цифровой рубль будет кодом, который будет генерироваться и храниться не на банковских счетах и не где-то на компьютерах и смартфонах, а в электронных кошельках непосредственно в Центробанке. То есть эмитентом цифрового рубля станет ЦБ.

После того выступления Набиуллиной, разговоры о цифровом рубле в финансовых кругах не утихают. Тему подхватил Минфин, назвав плюсы и минусы цифрового рубля. Преимущество — в том, что снизится стоимость транзакций и объема нагрузки на банки, расширятся трансграничные платежи и уменьшится зависимость экономики от доллара. Недостатки ведомство видит в отсутствии обеспечения, высокой волатильности и рисках использования в противоправных целях.

«Отсутствие обеспечения и высокая волатильность не будут свойственны цифровому рублю. В отличие от неконтролируемой криптовалюты цифровой рубль эмитируется государством. Цифровой рубль — это не отдельная валюта и не принципиально новый вид рубля, а, скорее, специфическая форма безналичных расчетов с применением современных технологий. Денежная сущность остается та же. Как говорил Карл Маркс, правда, по другому поводу: денежная валюта будет выступать в другом мундире. И к дедолларизации развитие цифрового рубля никакого отношения не имеет», — не соглашается с Минфином Михаил Беляев.

В любом случае решение по цифровому рублю еще не принято. Ведомства лишь начали разрабатывать проект. Впрочем, уже есть оценки, когда цифровая валюта может появиться. Спецпредставитель президента РФ по цифровому и технологическому развитию Дмитрий Песков (не путать с полным тезкой — пресс-секретарем президента!) заявил, что третья форма денег появится через 3–7 лет. При этом чиновник ожидает от цифровой валюты нового «русского чуда».

Впрочем, цифровая национальная валюта — давно уже не сенсация. И тут нас снова опередил Китай. С прошлого года там внедряется цифровой юань. Сначала его тестировали в закрытом режиме в госкомпаниях и банках, а потом цифровой юань вышел в массы. В технологическом хабе страны — Шэньчжэне — прошел массовый розыгрыш лотереи с денежными призами в цифровых юанях. Заявку на участие отправили почти 2 млн человек, победителями стали 50 тысяч. Они получили по 200 цифровых юаней и теперь могут потратить их в одной из 3,4 тыс. торговых точек, аккредитованных правительством. Положить на счет или перевести эти деньги нельзя. По задумке китайский властей, лотерея должна популяризировать цифровой юань и научить людей пользоваться им.

Эксперты не ждут скорого внедрения цифрового рубля в России. «Предполагается, что цифровой рубль будет предназначен для потребителей в отдаленных регионах, где доступ к безналичным расчетам ограничен. В то же время разработка инфраструктуры цифрового рубля может занять несколько лет», — считает инвестиционный стратег «БКС Мир инвестиций» Александр Бахтин.

Наличные карман тянут

Главным бенефициаром развития безналичных платежей в любой их форме является государство, сходятся во мнении наши собеседники. Главные причины две: эмиссия бумажных денег и монет дорого обходится властям, а следить за оборотом анонимных наличных куда сложнее.

«Организация наличного оборота — дорогая штука. В полиграфическом процессе создания купюр и в чеканке монет множество затратных этапов. Деньги нужно отпечатать, развести по эмиссионным пунктам, их нужно хранить, создавать кассовые узлы, инкассировать, перевозить между регионами. Безналичные позволяют на этом экономить. Плюс виртуальные расчеты легче контролировать. Они неудобны для людей, которые работают в серой зоне. Чем шире сфера для безналичного расчета, тем уже серая зона, которая подрывает основы экономики, — говорит Михаил Беляев. — Кроме того, цифровые технологии позволяют подключить к единой системе все денежные потоки россиян. Все охватывается, все персонифицировано. Для налоговых органов движение по счетам становится прозрачным. Но и с точки зрения социальной помощи гражданам такая открытость полезна: становится понятно, кто в какой поддержке нуждается».

Впрочем, как бы активно ни захватывали безналичные расчеты мир, физические деньги не перестанут существовать, считает экономист. «Даже в самых развитых странах наличные не уходят до конца. А в южных государствах наличие пачек на руках и вовсе символизирует статус. Это тот самый случай, когда менталитет играет важную роль в экономическом процессе. У наличных остается миссия некого страхового фонда. Если будет блэкаут, отключится Интернет, грянет банковский кризис, надежда останется только на бумажные деньги», — заключил эксперт.

ДОЛЯ БЕЗНАЛИЧНЫХ ПЛАТЕЖЕЙ В РАСХОДАХ ГРАЖДАН ПО КАТЕГОРИЯМ ПОТРЕБЛЕНИЯ

(I КВ. 2020 ГОДА)

Рестораны    72%

Электроника    70%

Одежда    69%

Кафе/столовые    63%

Гостиницы    60%

Супермаркеты    58%

Магазины у дома    46%

Источник: Платформа ОВД

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28402 от 29 октября 2020

Заголовок в газете: Бумажные деньги уходят в прошлое