Хроника событий Турция разрешила экспорт говядины из России Володин предложил азиатским странам новый интеграционный проект Володин обвинил США в использовании террористов как инструмента давления На экран просится Чебурашка: стадион "Динамо" вводится в эксплуатацию Нигматуллин объяснил уверенную победу "Локомотива" в Лиге чемпионов

Как России не застрять в унизительном статусе торговца

Отношения с Турцией достигли потолка

20.11.2018 в 15:19, просмотров: 5806

19 ноября в Стамбуле президенты Путин и Эрдоган приняли участие в торжественной церемонии завершения строительства морского участка газопровода «Турецкий поток». Это уже второе знаковое событие в сфере энергетики между двумя странами за текущий год. Первым, напомним, была «заливка первого бетона» на АЭС «Аккую» в начале года.

Как России не застрять в унизительном статусе торговца
фото: kremlin.ru

Беру на себя смелость утверждать, что с учетом профиля экономики двух стран энергетика в российско-турецких отношениях подошла к своему потолку и требуется долгая и кропотливая работа для открытия новых страниц сотрудничества. И более того, выходя за рамки энергетики и обращаясь к торгово-экономическому сотрудничеству в целом: все или почти все, что лежало на поверхности, сторонами уже отработано — и больших поводов для новых празднеств не предвидится.

Впрочем, не желая ничуть преуменьшать достигнутое в российско-турецких отношениях, стоит сказать несколько слов про их «флагманы»: проекты АЭС «Аккую» и «Турецкий поток».

И тот и другой в 2018 году прошли знаковые рубежи. Всегда есть соблазн использовать красивый оборот «точка невозврата», однако, как показывает практический опыт мегапроектов, многие стройки в своей реализации могут растягиваться на долгие годы и даже десятилетия. Посмотрим хотя бы на иранскую АЭС «Бушер», брошенную европейцами и достроенную в итоге силами российских специалистов.

Не менее важным, чем сам итоговый результат, является наличие «политической воли», про которую на церемонии в понедельник говорил президент В.Путин и без которой, как он справедливо заметил, подобные проекты не реализуются.

Наличие этой самой «политической воли» в отношениях между Россией и Турцией воспринимается сегодня, несмотря на всю их неровность, как нечто само собой разумеющееся.

Что, конечно, не так.

Во-первых, просто вспомним: еще десятилетие назад даже сама постановка вопроса про «стратегическое многоплановое российско-турецкое партнерство» воспринималась в обеих странах не просто как фантастика, а откровенно «в штыки». Внутри России и Турции была и до сих пор остается большая оппозиция развитию отношений.

Во-вторых, Турция подверглась массированному давлению по «Аккую», «Турецкому потоку» и С-400 из западных столиц. В первую очередь из Вашингтона, сделавшего все возможное, чтобы ни одна из этих сделок не состоялась. Впрочем, следуя доброй западной традиции, альтернативы Турции ни по газу, ни по развитию атомной энергетики, ни по поставке систем ПВО предложено не было.

Собственно, об этом президент Эрдоган часто говорит на турецкой публике: о том, как Турцию годами держат на крючке по ключевым для нее вопросам, чтобы в итоге мотивированно отказать в жанре «конгресс не велит» и попутно еще попенять на «отсутствие демократии».

Вообще если мы копнем чуть глубже и обратимся к истории советско-турецких отношений, то увидим, что нынешние между Россией и Турцией очень напоминают то, что нередко происходило на протяжении всего XX века. В итоге руками СССР и советских специалистов в Турции были построены крупные инфраструктурные объекты, являющиеся сегодня ключевыми для турецкой экономики: текстильные, сталелитейные, стекольные, алюминиевые заводы, электростанции, дороги и мосты. Происходило это именно тогда, когда Запад в очередной раз разворачивался к Турции спиной.

Однако при всей схожести событий советского прошлого и российского настоящего есть существенное отличие. Оно заключается в том, что «Аккую», «Турецкий поток» и С-400 — это не просто стратегические, а долгосрочные сделки, которые потребуют тесного сотрудничества между сторонами на протяжении десятилетий. Так что, можно сказать, что ось российско-турецких отношений задана.

Но вопрос, которым стоит задаваться после каждого хорошего праздника с утра, звучит так: а что дальше?

Потому как понятно, что реализация нынешних российско-турецких договоренностей в сфере энергетики — это сложная задача, но все же технического, исполнительского характера.

А вот то, что работы впереди — непаханое поле, легко проиллюстрировать на простом примере: экспорт России в Турцию в 2017 году составил лишь 19 млрд долларов, что из-за падения цен на нефть и газ существенно ниже, чем лет пять назад. Первая тройка экспортеров в Турцию — Китай, Германия и Россия — по составу пока неизменна. Однако Россия со своим, преимущественно сырьевым экспортом уже уступила первую строчку Китаю и буквально на глазах начинает скатываться вниз.

Что же до Турции, то ее «основной торгово-экономический инстинкт» в отношении нас — пока лишь потенциальный, обусловленный фактом географического соседства. Россия, что бы мы по этому поводу ни думали, в списке направлений турецкого экспорта занимает место в конце второй десятки. И единственно, где амбиции Турции реализуются в полной мере, — так это в сфере туризма. В этом году россияне уверенно держат первую строчку среди гостей Турции, обогнав немцев и пробив отметку в 5 миллионов человек.

Есть, конечно, цель в 100 миллиардов долларов товарооборота, про которую президенты Путин и Эрдоган на своих встречах говорят с завидной частотой. Однако понятно, что без кардинального изменения характера взаимной торговли, читай — сотрудничества, где свыше 80% — это торговля природными ресурсами, говорить о четырехкратном росте... Как-то очень популистски, что ли...

В энергетике, говоря прямо, двигаться некуда: у России нет того, что Турции интересно на данном этапе. Газовых турбин, технологий возобновляемой энергетики, умных городов, хранилищ электроэнергии, ресурсосбережения и прочего «зеленого»... Да еще и ведущие российские энергетические и машиностроительные компании со своим достаточно, выразимся мягко, «консервативным» оборудованием под американские санкции попали. Операция сложения этого А с этим Б приводит к неприятной мысли о том, что им в Турции в обозримой перспективе делать нечего...

Продавать больше природных ресурсов, чем сейчас? Брать не качеством, так количеством? Ну, не растет ни турецкое население, ни турецкая экономика такими темпами, чтобы тянуть России в Турцию трубопроводы «нитку за ниткой». Да и диверсифицирует она свои источники поставок нефти и газа, минимизируя риски в сфере энергетической безопасности. Вводимая в строй первая нитка «Турецкого потока» лишь замещает закрывающийся западный газовый коридор, приблизительно той же мощности, через Украину. А вот про вторую нитку — читай, дополнительные для «Газпрома» объемы — разговоры с турками пока зашли в светский тупик...

Тезис про сырьевую болезнь российской экономики заездили до таких дыр, что и произносить его кажется неприличным. Но от этого он не стал менее актуальным. В плане опыта развития нетэковских отраслей экономики России надо заимствовать все что только можно и учиться у кого только можно, включая Турцию.

Невзирая на то, что по, так называемому, «Индексу ведения бизнеса» Мирового банка Россия опережает Турцию, но именно в последней развит и малый и средний бизнес и весьма диверсифицировано производство товаров народного потребления, которые идут не только в турецкие дома, но и поставляются на экспорт, в том числе, - на высококонкуретные американский и европейский рынки.

А строительство? На территории нашей 1/8 суши нет ни одной строительно-подрядной компании, которая входила бы в мировой рейтинг из 250 лидеров отрасли. Турция, к слову сказать, в нем по числу участников занимает первую строчку, обойдя и Китай и США, с приблизительно пятью десятками холдингов, ведущими строительство по всему миру. Признаемся себе: компетенции в сфере крупного инфраструктурного и промышленного строительства с советских времен сегодня растрачены.

Почему в разгар недавнего российско-турецкого кризиса, Россия, невзирая на все санкции, продолжала давать квоты на турецких инженеров и рабочих? Да потому, что было ей турецкими подрядчиками, реализующими в России проекты, озвучено «предложение, от которого нельзя отказаться»: если будем с «вашими» работать, то за 10 лет не управимся, а если с «нашими» – то за 2 года, предусмотренные контрактом.

Мы правда думаем, что реализация строительной части АЭС «Аккую», ценой не менее половины проекта, то есть, 10 млрд долл., будет осуществляться российскими компаниями? – Тогда спешу внести ясность: эти деньги из российского бюджета пойдут прямиком турецким подрядчикам. Которые соинвесторами быть отказываются, но с удовольствием за российские деньги построят все, что угодно. Хоть космодром «Восточный»...

В этом смысле, вчерашняя торжественная церемония – она и есть церемония. Но не церемонии двигают вперед, а трезвое осознание своего места под Солнцем и кропотливая целенаправленная работа. Ведь не хотим же мы безвозвратно застрять в унизительном и не имеющем исторической перспективы статусе торговца сырьем и оружием, пусть и мирового значения...

Отношения России и Турции. Хроника событий