Источник раскрыл махинации США с ядерными ракетами

«Мембрану, которая отбрасывается при старте, они просто заменили плотной крышкой, и говорят: все — зачет»

29.01.2019 в 16:54, просмотров: 12212

Вашингтон официально уведомил Москву, что 2 февраля начинает процедуру выхода из Договора ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Это означает, что через шесть месяцев один из основополагающих документов в области ядерной безопасности прекратит свое существование. Мир окажется на грани принципиально нового, более глубокого уровня конфронтации. Ряд экспертов ситуацию с РСМД даже сравнивают с Карибским кризисом 1962 года. В истории договора и в том, чем его денонсация грозит миру, вместе с экспертами разбирался «МК».

Источник раскрыл махинации США с ядерными ракетами

Договор о РСМД был подписан 8 декабря 1987 года главами США и СССР Рональдом Рейганом и Михаилом Горбачевым. Он касался уничтожения всех комплексов баллистических и крылатых ракет наземного базирования средней (1000–5500 км) и меньшей (от 500 до 1000 км) дальности.

После подписания договора США должны были уничтожить ракеты этого класса, размещенные в ФРГ, Британии, Италии, Бельгии и Нидерландах, что лишало их возможности реализовать концепцию «мгновенного обезглавливающего удара» по СССР (предложена министром обороны США Джеймсом Шлезингером). Соответственно, наша страна не могла вести в Европе ограниченную ядерную войну («Доктрина Устинова»). Таким образом, между двумя сверхдержавами устанавливался относительный паритет.

Заключение Договора о РСМД преподносилось как огромная победа на пути к безъядерному миру. Только чья это была победа — России или США? Об этом политики спорят до сих пор.

Некоторые считают подписание этого документа большой ошибкой руководства СССР, а кое-кто даже называет этот шаг предательством. На тот момент СССР уже имел развернутую наземную группировку ракет среднего радиуса действия. США это только планировали. Именно потому в договоре такой разрыв в цифрах уничтоженных ракет: у нас — 1846, у них — 846.

По договору сокращалась только наземная ядерная компонента, которую в силу своей географии активно развивал СССР. Документ не затрагивал комплексы морского и воздушного базирования. Штаты, прикрытые от всех своих противников двумя океанами, делали ставку именно на этот тип ракет. К тому времени Пентагон имел уже крылатые ракеты Tomahawk воздушного и морского базирования, которые не попадали под уничтожение. Это давало США серьезные преимущества над СССР.

Недавно, комментируя на коллегии военного ведомства желание США выйти из Договора о РСМД, Владимир Путин сказал об этом документе: «С точки зрения Советского Союза это было одностороннее разоружение. Зачем руководство Советского Союза пошло на него — одному богу известно».

Сверх того под давлением американцев СССР в качестве «жеста доброй воли» уничтожил свой лучший высокоточный комплекс «Ока», который формально не подпадал под действие договора, так как его дальность не превышала 400 км. Ответная «добрая воля» со стороны США по линии РСМД просматривалась не всегда. О том, как выполнялись эти договоренности, «МК» рассказал непосредственный участник тех событий, на тот момент главный конструктор управления специальной инспекции по контролю над разоружением Анатолий Бараненко.

«Куда лезешь, это же политика!»

— Для исполнения обязательств по РСМД под руководством Генштаба был создан Национальный центр по уменьшению ядерной опасности, — пояснил наш эксперт. — Он состоял из 200 инспекторов, в основном офицеров-ракетчиков и представителей ракетной отрасли. Исполнение условий соглашения предполагалось в два этапа. На первом каждая из сторон должна была раскрыть всю информацию о своем ракетном потенциале: количестве и местах базирования ракет. Эти данные затем проверялись взаимными инспекциями. Второй этап — непосредственная ликвидация ракет.

По словам Бараненко, состав инспекторских групп, работающих по сверке данных, не должен был превышать 10 человек, а сами проверки не могли длиться более 24 часов. Инспекционная группа Анатолия Бараненко в 1988 году работала в Пуэбло (штат Колорадо), где американцы в подземных бункерах хранили мобильные твердотопливные баллистические ракеты средней дальности Pershing II.

В отличие от советских ракет, которые полностью собирались в заводских условиях, а затем в специальных неразделяемых контейнерах отправлялись в войска, американские «Першинги» хранились фрагментами. Перед применением непосредственно на пусковой установке их собирали как детский конструктор: ступень, на нее — вторую, следом — боеголовку…

В Пуэбло инспекторам из России за 24 часа предстояло проверить 111 первых и вторых ступеней ракет с двигателями, которые как раз и предстояло уничтожить, так как именно они делали ракету грозным оружием — носителем ядерных боеголовок.

— По приезде хозяева нам, конечно, сразу предложили отдохнуть с дороги, — вспоминает Анатолий Андреевич, — но мы понимали: нельзя, время работы ограничено, на все про все сутки. Проверить за это время все 111 ступеней даже безо всякого сна не получится. Так что смотреть пришлось выборочно. Мы успели осмотреть штук 25–30, хотя документ о том, что ступени ракет приняты к уничтожению, нам пришлось подписать на все 111 единиц.

Уже в следующий раз, когда мы приехали уничтожать эти ступени, случалось такое: вскрываем выборочно некоторые блоки, а там вместо ракетных двигателей хлам: бочки с порохом, ломаные железяки… Я американцам говорю: это же не двигатель, а чистой воды обман! А они: в прошлый раз этот контейнер мы предъявляли вам для проверки в составе тех 111 штук — вот подписанный документ. Обо всех этих случаях я докладывал начальству, даже писал Горбачеву. Но мне говорили: куда лезешь, это же политика! Подумаешь, подсунули десяток-другой небоевых блоков… Просто они хотят увеличить показатели уничтоженных ракет. Главное: и мы, и они обнуляемся полностью!

Американские «Першинги» ликвидировались тремя способами: их можно было сжечь, взорвать и запустить. Американцы в основном сжигали. Последняя ракета Pershing II была уничтожена в присутствии местных жителей на полигоне Лонгхорн. Из этого события сделали красочное шоу с ковбоями и индейцами. По такому случаю выпустили даже сувенирные монеты — «рубледоллары», которые отлили из алюминиевого сплава уничтоженных ракет.

Советские ракеты «Пионер», которые эксперты до сих пор считают вершиной мирового ракетостроения, ликвидировали на полигоне Капустин Яр (Астраханская область). Примерно около 100 «Пионеров» там запустили, остальные взорвали. Их связывали по три вместе, обматывали взрывчаткой и предъявляли для осмотра американцам. Затем инспекторов увозили на смотровую площадку, откуда они наблюдали подрыв.

— Но обратите внимание, — подчеркивает Бараненко, — все наши ракеты мы взрывали с аппаратурой боевого управления, рулями, кабельной сетью… Американцы поступали хитрее. Они пускали под ликвидацию только корпуса двигательных установок, с которых было снято все оборудование. Системы управления они складировали, чтобы при необходимости ракеты легко можно было восстановить.

Последний советский «Пионер» американцы вывезли из Капустина Яра на военно-транспортном самолете и в качестве экспоната установили рядом с Pershing II в вашингтонском Музее аэронавтики и космического пространства.

Кризис доверия

Тучи над Договором о РСМД начали сгущаться к 2000 году. Именно тогда недавно избранный президент Путин впервые заявил о возможности выхода России из договора в ответ на отказ США от договора по ПРО. В Вашингтоне этого заявления постарались не заметить. Там вообще предпочитали не слышать о том, что Россия не собирается спокойно смотреть, как под прикрытием мнимой ядерной угрозы Ирана и Северной Кореи США развертывают в Европе противоракетные установки, способные кроме ракет-перехватчиков запускать еще и крылатые ракеты, запрещенные Договором о РСМД.

В 2007 году, встречаясь в Москве с госсекретарем США Кондолизой Райс и министром обороны Робертом Гейтсом, Владимир Путин снова предупредил о нашем возможном выходе из Договора по ракетам средней и меньшей дальности. Он сказал: «Нам будет сложно оставаться в рамках этого соглашения, когда другие государства активно развивают такие системы вооружений. В том числе государства, которые находятся в непосредственной близости от наших границ». Но американские гости и тогда реагировали вяло, повторив в очередной раз «мантру» о своей ПРО, которая России никак не угрожает, а направлена исключительно против стран-изгоев.

Американские аналитики прогнозировали, что уже к 2015 году Россия, задавленная кризисом и санкциями, будет пребывать в таком состоянии, что ее оборонный комплекс не сможет создать что-либо стоящее, способное нивелировать возможности американской ПРО. Вскоре в Вашингтоне, конечно же, поняли, что просчитались. И тогда уже от США зазвучали угрозы выхода из соглашения о РСМД. Поводом в Вашингтоне назвали новую крылатую ракету наземного базирования дальностью свыше 500 км, которую якобы Россия испытала в нарушение договора. Доказательства американская сторона представить отказывалась. Позже «нарушителя» все же назвали: крылатая ракета 9М729 (по классификации НАТО — SSC-8), созданная для наземного мобильного комплекса «Искандер-М». Все российские контраргументы не воспринимались.

У России к этому времени претензий к США по РСМД накопилось куда больше.

Во-первых, с авиабазы Ванденберг в Калифорнии Пентагон запускал ракеты-мишени Нera, LRALT и MRT для испытаний системы ПРО. Запускал, кстати, с наземных пусковых установок. Старты этих же ракет были зафиксированы и на островах, где расположены полигоны. По своим характеристикам такие ракеты-мишени подпадают под определение баллистических ракет средней дальности.

Во-вторых, США создали и применяют ударные беспилотники Predator и MQ-9 Reaper, которые подпадают под зафиксированное в договоре определение крылатых ракет с дальностью, превышающей 500 км.

В-третьих,— и это главное — Пентагон размещает в Румынии и Польше снятые с морских комплексов ПРО Aegis пусковые установки противоракет Mk 41, с которых могут стартовать не только противоракеты, но и крылатые ракеты дальностью до 2500 км.

Однако ответ американцев на эти претензии Москвы был простой: мы ничего не нарушаем, а потому никаких доказательств с нашей стороны не требуется. К тому же предъявлять претензии на тот момент было уже некому. Ранее за исполнением договора следила специальная контрольная комиссия. Но в 2003 году ее упразднили, посчитав, что условия соглашения к 2001 году стороны полностью выполнили.

Не верю и верить не хочу

В январе 2019 года в Женеве прошли последние межведомственные консультации о судьбе Договора о РСМД. После них стало окончательно ясно: американцы договариваться не собираются. Вместо диалога они выбрали ультиматум. Зам. госсекретаря США Андреа Томпсон в категоричной форме заявила: Вашингтон передал Москве список условий, которые должны быть выполнены.

Каждое из условий, говорят наши эксперты, предполагает раскрытие секретных данных: что, где и когда планирует сделать Россия в области вооружений. Понятно, что отвечать на такие вопросы никто не собирается, и американцы это прекрасно знают. Как знают и о том, что их главное требование — уничтожить ракеты 9М729, которые якобы превышают дальность 500 км,— выполнено не будет.

«Жестов доброй воли», как в 80-х, когда без всяких на то оснований мы взрывали уникальный комплекс «Ока» — предшественник «Искандера», больше не предвидится, теперь другая политическая ситуация. И воля требуется для другого — держать удар партнера. Особенно когда этот удар наносится исподтишка. Американцы прекрасно знают, что модернизированная ракета 9М729, которую они так яростно требуют уничтожить, договора не нарушает. Ее испытанная дальность меньше 500 км. Об этом открыто заявляли и в Совете Федерации, и в МИДе. Секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев вообще назвал точную цифру — 476 км, подчеркнув: «Об этом американская сторона была проинформирована и могла убедиться».

Минобороны России пошло на беспрецедентный шаг — ракету 9М729 представили иностранным военным атташе, подробно рассказали о ее характеристиках. Наглядно продемонстрировали, что модернизация 9М728 в вариант 9М729 не была направлена на увеличение дальности полета, а касалась исключительно повышения мощности боевой части и точностных характеристик.

Но представители НАТО увидеть «ракету раздора» не пожелали. Увидишь, убедишься — придется признать правоту партнера. Но как раз этого-то делать американцы и не собираются. Позиция США, выраженная представителем Вашингтона — госпожой Томпсон, звучит примерно так: увидеть ракету еще не означает подтвердить ее дальность; мы считаем, что она в любом случае нарушает договор, и никаких доказательств обратного от России не примем.

Зато когда на переговорах в Женеве замминистра иностранных дел России Сергей Рябков в отличие от американцев выразил желание посмотреть на противоракетные установки Mk 41, развернутые в Румынии, и получить более подробную информацию по ударным беспилотникам и ракетам-мишеням, нарушающим договор о РСМД, в ответ он услышал: «Нет, показывать и объяснять ничего не будем, мы в принципе ничего не можем нарушить».

Единственным доказательством такой детской «невинности» был аргумент: все страны-союзники по НАТО с этим согласны.

Ну о чем тут можно спорить после столь весомых доказательств?

С Чукотки — с любовью

Сегодня всем уже окончательно ясно: страсти, кипящие вокруг российской ракеты-«нарушителя» 9М729 — это лишь прикрытие планов США по выходу из Договора о РСМД. Если бы США думали соблюдать договор, то Конгресс никогда бы не согласовал выделение $58 млн на разработку ракетных систем наземного базирования дальностью 500–5500 км. Эти деньги давно уже заложены в американский бюджет.

Но каким на это может быть ответ России? Выступая в октябре 2018-го на Валдайском форуме, Владимир Путин сказал: если США все-таки выйдут из Договора о РСМД, «ответ России будет мгновенным и зеркальным».

Президент напомнил, что у нас, к примеру, есть такое уникальное гиперзвуковое оружие средней дальности, как «Кинжал». Его ракета разгоняется до скорости, в десять раз превышающей скорость звука, и может поражать цели на расстоянии до 2000 км. «Да, оно у нас появилось, — сказал Путин. — Но это не нарушение Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Где же здесь нарушение? Это система, расположенная на самолете, а не на территории». При этом он добавил, что если у нас есть такие системы воздушного и морского базирования, то не составит большого труда провести необходимые доработки и поставить их «на землю», если это потребуется.

А то, что это потребуется после выхода США из Договора о РСМД, сомнений нет. Что делать, если Пентагон, к примеру, вдруг решит разместить ракеты средней дальности где-нибудь в Прибалтике? В этом случае их подлетное время до Санкт-Петербурга и Москвы будет составлять считаные минуты. Мы будем вынуждены пойти на ответные меры.

Допустим, рассуждают эксперты, почему бы не поставить собственные ракеты средней дальности на Чукотке? Их у нас пока нет? Ничего. Снимаем одну ступень с нашего стратегического «Ярса» и получаем мобильный комплекс средней дальности до 5000 км, который за те же считаные минуты долетает до США. Или, например, снова попытаемся наладить крепкую дружбу на предмет размещения наших ракетных комплексов с дружественными латиноамериканскими странами — Никарагуа, Кубой или Венесуэлой, что особо актуально в свете последних событий в Каракасе.

Ряд аналитиков, правда, полагают, что США, выйдя из Договора о РСМД, не кинутся сразу же размещать ракетные комплексы у российских границ. Их сейчас куда больше волнует Китай, который, скорее всего, и стал главной причиной денонсации соглашения. Не связанный никакими договорами, он активно осваивает класс ракет, запрещенных для США и России. Сейчас, по мнению американских военных, армия Китая имеет на вооружении свыше 2000 баллистических и крылатых ракет, 95% из которых нарушали бы Договор о РСМД, если бы Пекин в нем участвовал.

Самое плохое в ситуации краха Договора о РСМД то, что выход из него США ставит под сомнение судьбу куда более важных договоренностей. Первые проблемы возникнут с Договором о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-З), подписанному в 2010 году. Конгресс США уже запретил выделять деньги на реализацию СНВ-3. А вслед за СНВ-3 может начать сыпаться вся структура контроля над ядерными вооружениями и соблюдением режима нераспространения.

На шаг ближе к ядерной катастрофе

В прошлом году в соответствии с СНВ-3 Россия и США, сократив свои ядерные арсеналы, должны были выйти на уровень 700 развернутых ракет, 800 развернутых и неразвернутых пусковых установок, 1550 боеголовок на развернутых носителях. Но, когда американцы отчитались о выполнении своих обязательств, российский МИД отказался подтвердить их данные по 56 пусковым установкам на подлодках и 41 бомбардировщике.

Один из военных специалистов, близких к переговорному процессу, рассказал «МК»:

- Что сделали американцы? На тяжелых бомбардировщиках В-52Н они просто убрали пару блоков из устройства, которое в полете приводит ядерную ракету в готовность к старту. Когда мы их спросили, можно ли эту ракету взвести на земле, а потом взлететь, они ответили: можно, но мы так делать не собираемся, вы обязаны нам верить. Далее: в 14 подлодках они переоборудовали по четыре пусковые установки ракет Trident II. Но как? Мембрану, которая отбрасывается при старте ракеты, они просто заменили плотной крышкой и говорят: все — зачет! Не считается.

Мы спрашиваем: вы же в любой момент эту крышку снова можете заменить мембраной? Чтобы эти установки пошли в зачет, надо что-то существенное уничтожить. Например, катапульту. Они заявляют: на такое варварство мы не пойдем. Кроме того, что вообще не оговорено никакими документами, в общий зачет по СНВ-3 американцы просто не включили четыре шахтные пусковые установки для Minuteman, объявив их учебными. Что такое «учебные шахты» и чем они отличаются от обычных, выяснить так и не удалось. Американцы сами этого не понимают, но опять предлагают им верить.

На одной только вере СНВ-3 долго не протянет. А вместе с ним сгинут и обязательства по уничтожению ядерного оружия. Это означает, что следом будет поставлен под большой вопрос такой базовый документ, как Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), по которому пятерка ядерных государств берет на себя обязательства по уничтожению и нераспространению ядерного оружия.

Но если не останется никаких ограничений для ведущих ядерных держав, то и другим странам незачем станет себя ограничивать. Начнется разработка новых ядерных систем, которые потребуют испытаний, что в свою очередь повлечет отказ от Договора 1966 года о всеобщем запрещении ядерных испытаний, подписанного 183 странами. (Он не вступил в силу, так как США его не ратифицировали. Сейчас действует мораторий на ядерные испытания.)

Ситуация осложняется еще и тем, что недавно Пентагон обнародовал новую ядерную доктрину США. Согласно ей США продолжат модернизацию ядерных сил в связи с «развитием российского ядерного потенциала». В этом документе уже без всяких обиняков врагом наравне с Ираном и Северной Кореей названы Китай и Россия. При этом, представляя новую ядерную стратегию, Дональд Трамп снова предлагал всем поверить, что она делает «применение ядерного оружия менее вероятным» и «подтвердит приверженность США к его нераспространению».

Что ж, в качестве очередного жеста доброй воли поверить американцам, конечно, можно. Но при этом следует не забывать, что США — единственная страна в мире, которая в боевых условиях применила ядерное оружие. В Хиросиме и Нагасаки. А вдруг им захочется повторить?

Санкции . Хроника событий