В поправке к Конституции про МРОТ нашлись подводные камни

Зачем «отливать в граните» прожиточный минимум из «лихих 90-х»

Не все то золото, что блестит. Внимая сладким речам власти, не забывайте эту народную мудрость. 20 января президент Путин предложил внести поправки сразу в 22 статьи Конституции, упаковав их в один пакет и перевязав ленточкой общероссийского голосования. В пакете есть и социальная составляющая, так сказать, «для народа» — судя по всему, именно она должна привлечь аполитичное в массе население на избирательные участки или где еще там будет проходить это самое голосование.

Зачем «отливать в граните» прожиточный минимум из «лихих 90-х»

В статье 75 Основного закона, например, появится новый пункт. Приведем целиком ту его часть, что про зарплаты, и попробуем разобраться, что к чему.

«В Российской Федерации гарантируется минимальный размер оплаты труда не менее величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации…»

О том, что в России «устанавливается минимальный размер оплаты труда», в Конституции написано и сейчас — в статье 7, где про социальное государство. Так что это не новость. Новость — оговорка о том, что МРОТ не должен быть менее величины прожиточного минимума. Да и то новость относительная. В Трудовом кодексе ровно так и записано давным-давно, а реализуется лишь с 2018 года. Сейчас наш МРОТ (то есть сумма, меньше которой работнику при полной рабочей неделе платить нельзя) и правда равен величине среднероссийского прожиточного минимума во втором квартале каждого предыдущего года. С 1 января 2020 года — 12 130 рублей в месяц, и ни в чем себе не отказывай.

Но именно эта формулировка кодекса, которую переносят в Конституцию, позволяет устанавливать ставки и оклады НИЖЕ МРОТ, а до требуемого уровня зарплаты врачей, учителей, библиотекарей и прочих бюджетников, да и работников предприятий всех форм собственности «догонять» при помощи разного рода негарантированных, зачастую субъективно назначаемых выплат или увеличения нагрузки в разы! Об этом говорится в подготовленном по поручению президента и подписанном Минюстом докладе о результатах мониторинга правоприменения в 2018 году. До 2007 года, гласит документ, в Трудовом кодексе оговаривалось: в величину МРОТ не включаются компенсационные, стимулирующие и социальные выплаты, и как следствие — «размеры тарифных ставок и окладов не могли быть ниже МРОТ».

Теперь — могут.

Еще до начала правки Конституции депутаты Госдумы вели долгие переговоры с правительством, предлагая вернуть в Трудовой кодекс исчезнувшие оговорки с реальными гарантиями прав граждан. Правительство утверждало, что это потребует 400 млрд рублей дополнительных расходов в год, признавая тем самым, что именно столько россиянам недоплачивают…

А теперь — про «прожиточный минимум», который действительно впервые появится в Основном законе страны.

Этот самый минимум является у нас официальным порогом бедности и по закону равен денежной стоимости т.н. потребительской корзины. Корзина обсчитывается по особой методике, утверждаемой правительством, ее содержимое должно пересматриваться раз в пять лет. Предыдущая пятилетка истекла в конце 2017 года. Но в связи с долгожданным увеличением МРОТ до прожиточного минимума осовременивание корзины перенесли на январь 2021-го.

Экономист Евгений Гонтмахер, в начале 90-х годов работавший в аппарате Минтруда, а потом занимавший должность замминистра социальной защиты, в своих блогах, статьях и интервью неоднократно называл закрепляемое в Конституции понятие «прожиточный минимум» устаревшим. Введено оно было в начале 1992 года «из-за катастрофического падения реальных доходов» — «на время кризисного развития экономики», как сказано в указе Бориса Ельцина. И в основе его — продуктовая корзина физиологического выживания, не более того. А современное понятие бедности более сложно и многогранно, напоминает г-н Гонтмахер, и в подавляющем большинстве стран Европы оно давно измеряется «через относительные показатели (доля от среднего дохода)» или среднюю зарплату. Вот хотя бы Польша — там МРОТ в 2020 году, по прогнозу, приблизится к 50% от средней зарплаты. Если бы в России практиковали такой подход, МРОТ должен был быть около 20 тысяч рублей в месяц. Наш же, суверенный способ определения «минималки» приводит к тому, что и сейчас, после подтягивания до пережитка презираемых нынешними властями «лихих 90-х» прожиточного минимума, он остается более низким, чем в Китае, например.

О том, что модернизации требует вся система оплаты труда, неоднократно говорили и в Госдуме. Но дальше слов дело не идет.

Зато архаичное понятие будет, как выражался экс-премьер Медведев, впредь «отлито в граните». И даже если у властей когда-нибудь появится желание заняться реформой системы оплаты труда и системы социальной помощи, которая тоже привязана к прожиточному минимуму, сначала придется вносить поправки в Конституцию.

Так что новая-старая формула в Основном законе сама по себе в лучшем случае не уменьшает шансы на восстановление справедливости и рост зарплат.

Но и не увеличивает их, вот в чем беда.

Читайте также: Путинские поправки в Конституцию укрепили власть преемника

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28182 от 30 января 2020

Заголовок в газете: Нищета Конституции