Грядущие путинские чистки – какими они будут

Низвержение членов политбюро с Олимпа при ВВП до сих пор было редкостью

30.04.2020 в 16:21, просмотров: 42417

Коронавирус на время приостановил процесс снижения рейтингов Путина. Это обычный для кризисной ситуации «эффект сплочения вокруг флага». В такие моменты испуганные граждане отказываются от претензий к властям и пытаются поближе к ним прижаться. После того как страх пройдет, падение, скорее всего, возобновится – особенно с учетом того, что в стране будет кризис, безработица, рост цен и бедность. А вот чего не будет, так это ощущения перспектив. Потому что возможности режима хорошо известны и никаких иллюзий по его поводу ни у кого уже не осталось. А тут еще «поправка Терешковой», обнуляющая всякую надежду на перемены.

Любой политолог скажет вам, что крепость позиций лидера зависит от двух составляющих. Первая – это отношение к нему массового избирателя, вторая – его статус в среде элит. Между этими вещами есть взаимосвязь, поэтому недостатки в одном ты можешь компенсировать за счет другого. Падение популярности в народе – за счет укрепления своих позиций в правящем истеблишменте. Хорошо известно, что независимо от того, насколько недовольны «низы», без союзников в «верхах» ни одна успешная революция не обходится. Раскол в элитах – важнейшая предпосылка, определяющая шансы восставших на победу. Когда-то американский политолог Карл Дойч так и написал: мол, ключевое условие устойчивости авторитарного режима — это не наличие мощных вооруженных сил, способных подавить восстание, не эффективность правительственного пропагандистского аппарата, а «способность сохранить сплоченность и единство людей, принимающих решение, в условиях обострения политической, социальной или экономической ситуации». Создатель теории элит Гаэтано Моска сказал об этом еще проще: «Согласованно и единообразно действующие люди победят тысячи, между которыми нет согласия».

До сих пор предельно расколотые по всем остальным вопросам российские элиты в отношении власти Путина демонстрировали эти самые сплоченность и единообразие. Даже санкции, придуманные специально для того, чтобы отвратить их от президента, в этом смысле не сработали. Тем не менее, не факт, что все это навсегда. В конце концов, столь высокий статус Путина в элитах связан не столько с его собственными достоинствами, сколько с историей его восхождения на Олимп. В отличие от тех правителей, что пробивались к трону сами, обрастая по мере движения боевыми соратниками, Путин был вознесен наверх уходящим Ельциным и никому из тех, кем впоследствии окружил себя, обязан престолом не был. Соответственно, никто из тех, кто составил новую российскую элиту, на статус кингмейкера претендовать не мог – наоборот, они сами должны Путину. Это он их грязи в князи вытащил.  

Президент, однако, хорошо знает отечественную историю и в курсе того, что Хрущева, например, отправили на пенсию люди, многим – если не всем – ему в этой жизни обязанные. Так что нынешнее статус-кво вполне может измениться.

Что может стать здесь отправной точкой? Как раз падение путинских рейтингов. Выступление против правителя – вещь опасная и решиться на него может только тот, кто предполагает, что критическая масса людей его поддержит. Снижение популярности режима, очевидно, является в этом смысле важнейшим индикатором. Как писал Макиавелли: «Из всех способов предотвратить заговор самый верный – не быть ненавистным народу. Ведь заговорщик всегда рассчитывает на то, что убийством государя угодит народу; если же он знает, что возмутит народ, у него не хватит духа пойти на такое дело». Смещение Хрущева было организовано только после резкого падения его популярности. Неудачная эпопея с кукурузой и два неурожайных года подряд вынудили советское руководство резко поднять цены на продовольствие. Это было самое сильное повышение с момента окончания войны. Восстание в Новочеркасске стало наиболее ярким эпизодом того периода, но на самом деле волнений и открытой демонстрации недовольства меньшего масштаба тогда фиксировалось много. И не случайно, что спешно собранный пленум, который отправил генсека в отставку, был посвящен аграрной реформе.

В общем, когда у тебя падают показатели народной любви, надо опасаться не только массовых протестов, но и заговоров в собственном окружении. Незаконные смещения с должности при авторитаризме – не редкость. Профессор Йельского университета Милован Сволик подсчитал, что среди диктаторов, правивших с 1946 по 2008 год, примерно две трети лишились власти в результате тех или иных неконституционных действий. Из них две трети были свергнуты с помощью собственных элит.

В случае с Путиным нам пока, конечно, трудно представить себе классический путч. Поэтому чистка элит нужна ему не столько ради того, чтобы избавиться от потенциальных заговорщиков, сколько по другим причинам. Почувствовав ослабление позиций главы государства, элиты могут начать формирование собственных коалиций, ограничивая тем самым свободу президентского маневра. Кроме того, постепенно расширяя пространство своих игр, рано или поздно они приступят к работе с избирателем – такое было нормой в 90-е. И это уже реальный риск. Только не переворота в строгом смысле слова, а электорального поражения и «оранжевого» сценария, который, как известно, обычно после выборов и реализуется.

Постепенно, шаг за шагом, фигура Путина десакрализуется. В подобных обстоятельствах наверх всплывают тщательно маскируемые до поры до времени претензии. Здесь надо понимать, что непопулярность вождя – важное условие его смещения, но она редко оказывается реальной причиной, побуждающей элиты к активным действиям. В случае с Хрущевым, например, в качестве последней выступил взятый им курс на кадровое обновление, многочисленные административные реформы и другие действия, воспринимавшиеся партноменклатурой как угроза. В ситуации с Путиным такая причина тоже есть – хотя бы теоретически. Это его конфликт с Западом. Элиты хотят быть интегрированными в него. В Ницце и Женеве им комфортнее, чем в России. Достаточно посмотреть, где жили и куда инвестировали члены путинского политбюро и самые голосистые пропагандисты режима в те времена, когда у них был выбор. Да, сейчас этого выбора у них нет и они вынуждены торчать в России. А что будет, когда им покажется, что нормализация отношений с Западом возможна?.. А вдруг они решат действовать? Путин – человек осторожный и не склонен недооценивать риски.

Ну и еще один аргумент – последний по очереди, но не последний по значению. Источники, из которых президент может черпать популярность, близки к истощению. Внешняя политика и патриотическая риторика людям надоели, экономических успехов же и роста уровня жизни не предвидится. Остается одно – таскать бояр за бороду в надежде, что это зрелище вновь, как и в старину, порадует русский люд.

В общем, предпосылки к зачистке элит есть и важно понять их возможную логику. Помимо тех, кто с ним открыто конфликтовал, Сталин, например, в первую очередь избавлялся от руководителей, имевших собственную хорошо развитую сеть патрон-клиентских отношений. Достаточно было тебе обзавестись собственной – зависящей только от тебя – империей и ты попадал на карандаш. Как только ты начинал слишком рьяно интересы этой империи отстаивать – демонстрируя то, что ты реально с ней сросся и ее заботы для тебя важнее прочих – и напротив твоей фамилии ставился жирный крест. Типичный пример – председатель узбекского Совнаркома Файзулла Ходжаев. Он попытался противостоять требованиям Москвы увеличить площади, отдаваемые под посадку хлопка, и стал доказывать, что Узбекистану нужна более сбалансированная структура сельского хозяйства. Возомнивший, что он действительно должен защищать интересы возглавляемого им региона, Ходжаев был обвинен в «буржуазном национализме» и расстрелян. В конце концов, консолидация власти – это не столько позитивное действие по укреплению собственного влияния, сколько действие негативное – разрушение альтернативных центров притяжения.

Следующее, что можно предположить о логике чисток, - это то, что избавляться в первую очередь надо будет от тех, кто ни с кем не конфликтует и старается со всеми дружить. Влиятельный член команды без антирейтинга – потенциальный центр консолидации и лидер заговорщиков. Таким когда-то для Хрущева стал Брежнев.

Для чисток нужен повод. Сталин, например, использовал в качестве такового убийство Кирова. Коронавирус тоже подойдет. Выявленную в ходе эпидемии неэффективность властных структур можно будет использовать для рубки голов и на федеральном уровне, и в регионах. Последние ведь, в любом случае, надо будет приводить в чувства – чтобы не сильно воображали по поводу неожиданно свалившихся на них полномочий. Да и народ одобрит. Вот после регионов можно браться и за федералов – благо первые тесно повязаны со вторыми и из большинства губернаторских кабинетов наверх в Москву тянутся ниточки. Их и можно будет распутывать.

***

В целом персоналистские режимы характеризуются повышенной степенью ротации элит. Надо отдать должно Путину, он в этом смысле пока был исключением. Элиты при нем стабильны. Если ты не поддерживаешь оппозицию и не конфликтуешь с силовиками, ты можешь чувствовать себя спокойно. Вздрагивать по ночам, заслышав шум въезжающей во двор машины, не надо. Низвержение членов политбюро с Олимпа при Путине до сих пор было редкостью. Владимир Якунин, Виктор Черкесов, Виктор Иванов, возможно Дмитрий Медведев – примеры единичны.

И, тем не менее, все меняется. Некоторые признаки возможной грозы уже заметны. Например, состав нового правительства. Кабинет Мишустина – первый, в котором нет ни одного из старых друзей Путина. Значит, нет личной привязанности. Значит, и не жалко будет.