Эксперт раскрыл рецепт восстановления отношений России и США

Выдержит ли Америка политику «двойного сдерживания»

В январе 2021 года после инаугурации объявленного победителем президентских выборов в США Джо Байдена произойдет смена администрации. Как будут складываться отношения Вашингтона и Москвы, как будет развиваться политика Соединенных Штатов с европейскими союзниками и китайскими конкурентами – об этом на онлайн-конференции в «МК» рассказал директор Института США и Канады РАН Валерий Гарбузов.

Выдержит ли Америка политику «двойного сдерживания»

Об итогах президентства Трампа для российско-американских отношений

«Те ожидания, которые охватили российское общество, СМИ и даже часть политической элиты на то, что Трамп изменит все в российско-американских отношениях, не сбылись. Дональд Трамп своими речами и обещаниями, которые зачастую воспринимались как серьезные, создал вокруг себя иллюзорный мир американского президента, который действительно наладит отношения с РФ и разгребет все те завалы, которые образовались к этому времени, после 2014 года. На самом же деле оказалось, что продолжая всю эту убаюкивающую риторику, администрация Трампа вместе с Конгрессом, действуя на двухпартийной основе, создали мощную санкционную спираль, которая начала формироваться еще при Обаме. В этом плане Трамп был продолжателем политики Обамы и, более того, стал еще большим сторонником санкционной спирали в отношении России. Джо самых последних дней он не изменял своей линии, создав санкционный барьер, который, по сути дела, на долгие годы в будущем может представлять очень серьезный заслон каким-либо переменам на российском направлении.

Посмотрим на личные встречи Трампа и Путина – все с замиранием сердца ожидали той или иной встречи, как правило, на полях какой-либо международной конференции. Но все эти контакты ничем не заканчивались. Устные договоренности, по большому счету, впоследствии не соблюдались, а к письменным договоренностям ни та, ни другая сторона не были готовы, потому что договариваться было не о чем. Хотя, конечно, договариваться есть о чем – но все эти договоренности прежде надо было доработать, обсудить и подготовить.

За четыре года движение в этом направлении было очень и очень медленным. А по большому счету, оно просто затормозилось и заморозилось. И в таком состоянии эти отношения переходят уже к следующей администрации».

О будущем отношений России и США при президенте Байдене

«Можно судить по действиям администрации Обамы – потому что Байден был членом той администрации и новая его команда формируется из людей, которые были связаны с прежней демократической администрацией. Администрация Обамы (и Байден в том числе) зарекомендовала себя сторонниками контроля над вооружениями – и я не думаю, что за эти годы они изменили свои позиции. Во всяком случае, исходя из того, что они говорили в последнее время, они стремятся к тому, чтобы режим контроля над вооружениями был сохранен. А это как раз то, что нужно и нам.

Поэтому, если новая администрация проявит решимость к диалогу именно на этом направлении, это будет очень хороший сигнал, что две страны после длительного молчания и отсутствия диалога, стали разговаривать.

Еще один момент состоит в том, как вообще наполнять повестку дня наших отношений. Она разрушена, ведь все время говорилось о том, что повестка дня российско-американских отношений должна расширяться, наполняться новым содержанием, что не должна замыкаться только на проблеме контроля над вооружениями.

Сейчас задача стоит другая – просто восстановить эту повестку дня, с тем, чтобы санкционная спираль не забивала все в наших отношениях.

Реальность такова, что позитивной повестки нет, только негативная – и она наматывается на эту санкционную спираль. Как развернуть ее – это задача, которая стоит уже перед российской дипломатией. И здесь возникает вопрос, ограничатся ли Соединенные Штаты только диалогом по контролю над вооружениями или проявят заинтересованность к расширению диалога на другие сферы (кибербезопасность, экономика, борьба с пандемией). Заняться есть чем! Нужно только обоюдное желание устанавливать контакты.

Не надо сейчас ставить глобальные задачи разрулить все отношения. Надо исходить из того, что есть на самом деле.

Исходя из этого, первая задача – восстановить элементарный диалог на высшем уровне, на уровне государственных ведомств. А второй шаг – более трудный, требующий времени: восстановить элементы доверия. Ни у России, ни у США не сохранилось никакого доверия друг к другу.

Отсутствие диалога порождает атмосферу взаимных обвинений. Она полностью должна быть исключена из медийного пространства, из риторики политиков, потому что это все формирует общественное мнение. А оно плохое: благодаря всему этому в России развит антиамериканизм, а в США – антироссийские настроения. Выстраивание образа врага по обе стороны океана никому не идет на пользу».

О назначении главой Госдепартамента Энтони Блинкена

«Внешнеполитический курс в США определяет президент, а государственный секретарь занимает особое место в государственной иерархии. Что касается новой внешнеполитической команды Байдена, то она формируется из людей, прошедших огонь, воду и медные трубы в администрации президента Обаме. Тот же Блинкен – человек достаточно искушенный в мировой политике, в международных отношениях. И на российском направлении он оставил много следов, формируя санкционный курс и политику сдерживания, которой стала следовать Америка после присоединения Крыма к России. Он внес вклад в ту канву российско-американских отношений, которая существует сегодня. Думать, что Энтони Блинкен в качестве госсекретаря США будет делать все наоборот, не стоит. Он продолжит линию Обамы, которая была продолжена Трампом, а теперь будет продолжена и Байденом. Это стратегический курс на сдерживание России.

Но вспомним столь нелюбимую нами в 2016 году Хиллари Клинтон – она не говорила таких слов, которые говорил Трамп. Она не собиралась «поладить с Россией», заявляла о необходимости сдерживания России, но она говорила, что наряду с этим с нашей страной необходимо поддерживать отношения и вести диалог. То есть она сторонница выстраивания конструктивного диалога – конечно, если он приводит к реализации американских интересов.  Думать, что Америка в лице какого-либо президента будет действовать в интересах России, это совершенно неверно. Естественно, и Байден будет действовать в интересах Соединенных Штатов. Но в этом и состоит искусство дипломатии, чтобы в этих сложных обстоятельствах отыскивать точки соприкосновения и даже выстраивать компромиссную линию, которая не устроит на 100 процентов ни ту, ни другую сторону. Причем не пробитую нахраписто одной из сторон, а принятую в результате обоюдных соглашений и договоренностей». 

О возвращении Джен Псаки в Белый дом

«Псаки – это, наверное, самая известная в медийном пространстве личность из администрации Обамы.  Это пресс-секретарь, специалист по связям с общественностью, не самая важная и ключевая должность в иерархии государственной службы США. Пресс-секретари бывают разные, они склонны интерпретировать те или иные действия своего собственного государств, других государств. В идеале они должны знать все «от и до», в реальности этого не происходит. Поэтому какие-то их суждения вызывают недоумение, либо усмешки, либо дают, что человек не знает предмет, который комментирует.

Что до Джен Псаки, то возникает вопрос – неужели нельзя было найти более подготовленного человека, более сдержанного, умеющего оперативно реагировать на каверзные вопросы, которые ей задают. Здесь нужен просто-напросто человек даже с обычным чувством юмора, тогда у нее все происходило бы иначе, она не стала бы объектом не очень мягких насмешек со стороны слушателей по всему миру».

О будущем отношений между США и европейскими союзниками

«Западноевропейские союзники США, в принципе, удовлетворены итогами выборов в Америке в надежде на то, что с Байденом можно будет разговаривать и договариваться. Ведь как Трамп вел переговоры с союзниками? «Я сказал, что надо платить столько-то, будьте любезны, платите!» И все это излагалось в достаточно грубой форме. По сути,Трамп, конечно, был прав, потому что львиную долю расходов на функционирование НАТО несут США. Но то, в какой форме он это излагал, очень многим не нравилось.

Поэтому напряжение между США и западноевропейскими союзниками возникло. Что не значит, что НАТО распалось. За десятилетия сформировалось то, что называется «атлантической солидарностью» между европейскими союзниками и Соединенными Штатами. Основа ее современной конструкции сложилась во время Второй Мировой войны, а особенно – во время «холодной войны». США прочно пустили корни в Европе, и просто так приход Трампа не смог обрубить сложившиеся за многие годы отношения, порвать всю их ткань.

С уходом Трампа те проблемы, которые он привнес в отношения с союзниками, уйдут. Новая администрация будет строить отношения на основе взаимных интересов, чтобы слушать мнение другой стороны. Трамп ведь не слушал, а действовал в одностороннем порядке».

О ситуации с «Северным потоком-2»: санкции против европейцев

«Проблему можно разделить на две части. Первая – это проблема санкций как таковых. Потому что чем еще Трамп озаботил своих союзников? Ведь речь не только об антироссийских, но и так называемых вторичных санкциях, направленных против тех предприятий, которые действуют на территории американских союзников. Конечно, союзники задают вопрос: «С какой стати мы должны страдать?» А они страдают! Поэтому эта проблема может и должна быть решена. Европейские предприниматели, которые прямо или косвенно действуют в кооперации с Россией, могут быть выведены из-под санкций.

Второй вопрос – что будет в отношении российских предприятий, десятки которых включены в секторальные санкции. Как в этом направлении все будет двигаться? Это пока открытый вопрос. Если в отношении союзников американцы окажутся готовы идти на учет их интересов (потому что и Меркель возмущалась, и Италия и другие), то в отношении России существует крепкий республиканско-демократический консенсус: политика сдерживания. Санкции – ее универсальный инструмент, достаточно разрушительный, если говорить с точки зрения стратегии. Их опасность состоит в том, что в отдаленной перспективе они затормаживают развитие, многие российские проекты развивались бы быстрее и на более высоком технологическом уровне».

Об отношениях с Китаем

«То, как Трамп рассорился с Китаем – это надо уметь! Китай во многих американских документах, которые принимали при Обаме и при Трампе, определяется как стратегический  вызов для Соединенных Штатов. И с приходом Байдена ничего не изменится. Но изменится тон отношений США с Китаем. 

Тот тон, которым пользовался Трамп, ультимативный, который, конечно, не нравился китайцам. Он только усложнил ту канву диалога, который всегда существовал между КНР и Соединенными Штатами.

Там масса противоречий, но две эти экономики не могут жить друг без друга. В США 80% потребительских товаров – китайские. Да, Трамп был недоволен тем, что в страну ввозится слишком много китайских товаров. Недоволен тем, что слишком много американских предприятий переехали в Китай. Но кто в этом виноват? Предприниматели ищут, где выше прибыль, рынки сбыта больше, а затраты меньше.

Стратегическое восприятие Китая как противника, как вызов в США останется и в будущем. Соединенные Штаты – это неформальная империя современного мира, которая распространяет свое влияние разными средствами – геополитическими, военными, экономическими. Китай пытается стать (а в чем-то уже и стал) неформальной торговой империей современного мира – рынки всех стран завалены китайской продукцией. Китай исподволь становится мощным конкурентом Соединенным Штатам Америки на мировых рынках. И чувствуя, что доминированию США брошен вызов, Вашингтон и ведет себя так агрессивно, как это показала администрация Трампа.

Администрация Байдена, полагаю, будет искать более мягкие способы достижения своих целей в отношениях с Китаем. Будут переговоры, возможно, будут даже торговые войны, но не такие шумные, как при Трампе. Торговые войны – это ведь тоже механизм регулирования внутренних противоречий. Трамп так шумно все это развернул, но какой-то компромисс между США и Китаем был найден, соглашение подписано, все на время успокоилось.

Китай наращивает свой потенциал, прежде всего экономический, вызывая у Америки настороженность теперь уже и военно-политическую, и отмотать назад уже не удастся. Это тот стратегический курс, который станет фокусом внешней политики Соединенных Штатов на следующие десятилетий – сдерживание Китая. Одновременно и сдерживание России, которая представляет геополитическую угрозу для США, для их политического доминирования.

Отсюда формируется политика «двойного сдерживания», вызывающая у многих вопрос: «А в силах ли Соединенные Штаты осуществлять эту политику, потянет ли американская экономика, способна ли американская политическая элита сдерживать две эти развивающиеся державы?»

Китай и Россия бросили вызов Соединенным Штатам Америки, и в современном полицентричном мире формируются две конфронтационные оси: США-Китай и «США-Россия».

Сюжет:

Санкции

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28458 от 15 января 2021

Заголовок в газете: Заторможено и заморожено