Челябинские толчки дошли до Кремля

На Урале продолжается загадочная тряска

Проблема таинственных землетрясений в Челябинске и области вышла на федеральный уровень. От министра обороны Анатолия Сердюкова требуют прекратить взрывы боеприпасов на военном полигоне. В уральском полпредстве президента прошло специальное совещание, посвященное необъяснимой вибрации челябинской земли. А в воскресенье жители города вышли на пикет, где составили письмо в адрес Дмитрия Медведева.

На Урале продолжается загадочная тряска
Челябинцы пишут письмо президенту.

На необычную акцию пришли около ста человек. Все они говорили о наболевшем: нет толковой информации, власти забалтывают проблему, землетрясения угрожают домам разрушением. “Мы боимся за наши дома! Они могут не выдержать, если толчки не прекратятся, — вещала на пикете жительница города Елена Шешминцева. — Первые толчки мы почувствовали недели три назад. Внезапно поехал монитор, отодвинулся стул. Кошка забилась под диван от страха, со стола кувшин с водой упал. Я подумала, что у меня голова кружится, но в квартире нас было несколько человек”.

Под письмом к президенту с просьбой разобраться подписалось более 200 человек. Самоорганизовались люди через социальную сеть, где в соответствующей группе состоит уже 700 человек. Один из членов группы соорудил дома настоящую лабораторию. К потолку в комнате на длинном шнуре подвесил груз — получился маятник. Начинаются толчки — маятник приходит в движение. Своими наблюдениями активист делится с согражданами.

За минувшие выходные от челябинцев поступило 66 жалоб на подземные толчки. С 5 октября число звонков достигло 300. Жительница одного из высотных домов с возмущением поведала, что у нее из-за толчков обрушился балкон!

Основной версией является ликвидация просроченных боеприпасов на военном полигоне. Многие, однако, не верят в это, ведь в близлежащем городке Чебаркуль толчки слабее, чем в областном центре. Да и на встрече с журналистами в понедельник замминистра обороны РФ по тылу генерал-полковник Дмитрий Булгаков назвал не соответствующими действительности сообщения о том, что военные в ходе утилизации боеприпасов в Челябинской области подрывают одновременно по 100 тонн в тротиловом эквиваленте. Он пояснил: “Официально заявляю, что такого объема в тротиловом эквиваленте быть не может никогда”. Так как “в этом случае радиус разлета осколков был бы гораздо большим, а взрывать пришлось бы по нескольку вагонов боеприпасов, чего никогда не делается. Если суммарно сложить — а я просил бы сразу понять, что уничтожение боеприпасов ведется не одновременно, а поэтапно на каждой площадке полигона, — то, если сложить эти 56 площадок, подрыв не превышает 500 кг в тротиловом эквиваленте”.

В качестве доказательств своих слов он сослался на то, что сейсмостанция “Арти”, расположенная в 170 км от полигона Чебаркуль, не зафиксировала “каких-то негативных последствий и явлений” от взрывов на полигоне.

Другие версии совсемм безумные. Например, геофизик Борис Кунщиков предположил, что всему виной… сухое лето — гранитный массив под Челябинском “распадается на плитки”. Интересно, что жалобы на тряску поступают и из других российских регионов. С вечера 8 ноября в МЧС поступили десятки звонков от жителей Нижнего Новгорода и четырех районов области. Жалуются на земную вибрацию в Волгограде и новосибирском Академгородке.

15 ноября в Челябинск прибыли сейсмологи из Уральского института геофизики. Мы попросили прокомментировать ситуацию заместителя директора ИГФ РАН Виктора БЕЛИКОВА.

— Несмотря на то что наша лаборатория-обсерватория находится неподалеку от Екатеринбурга, — она уже несколько дней назад регистрировала волны, которые шли из района Чебаркуля. А там как раз и находится полигон, который относится к Уральскому военному округу. По шкале Рихтера толчки соответствовали 3,3 балла, и это при том, что в нашем районе в принципе выше 2 баллов этот показатель еще не поднимался. По нашим подсчетам, отдельные взрывы, которые там проводятся, могут быть эквивалентны взрыву 100 тонн тротила. Вы представляете — за один раз там, похоже, пускают на воздух по два вагона (!) взрывчатки. Хоть военные и утверждают, что все делают по нормативам, это сомнительно — скорей всего они решили сэкономить время и скопом рвут залежавшиеся снаряды в огромных количествах.

— Как действует при этом механизм разрушения зданий?

— Сильнейший взрыв, который однозначно влечет смещение грунта по горизонтали, сдвигает фундамент многоэтажного здания, он уходит в сторону, а верхние этажи за ним не поспевают. От этого и начинается раскачивание.