Хроника событий Разруливая провал с «аварийкой» Карелии, бизнесмен ушел в уголовное пике Во Львове теперь можно читать матерную балладу Пушкина Бедное будущее: россиян ждет стремительное падение доходов В Руднянском районе полицейские раскрыли кражу из сарая Полиция обезвредила подземную фабрику по производству «синтетики»

Игорь Сечин: «Санкции в отношении «Роснефти» - незаконны»

Игорь Сечин: «Санкции в отношении «Роснефти» - незаконны»

30.01.2018 в 21:06, просмотров: 7282

Глава «Роснефти» Игорь Сечин заявил, что компания верит в европейский рынок и будет укреплять свои позиции на нем, в частности, в Германии. Об этом он рассказал в интервью немецкому изданию Frankfurter AllgemeineZeitung.

Отметим, прошлый год стал в некотором смысле переломным в отношениях «Роснефти» с Германией. В конце года на пост председателя Совета директоров компании был приглашен экс-канцлер Герхард Шредер. По словам Сечина, деятельность Шредера — опытного политика авторитетного в экономике поможет укрепить основы энергетической безопасности стран. Недавно Игорь Сечин и Герхард Шредер посетили главный актив «Роснефти» в Германии - НПЗ в городе Шведт, в земле Бранденбург. На этот завод, контрольным пакетом акций которого с 2016 года владеет «Роснефть», так же как и на предприятие в городе Лойна, которое принадлежит французскому концерну Total, поставляется нефть из Западной Сибири. К слову, почти половина поставляемой в Германию нефти добывается в России, а большая часть импорта принадлежит «Роснефти».

Игорь Сечин: «Санкции в отношении «Роснефти» - незаконны»
фото: Наталия Губернаторова

В свою очередь, Герхард Шредер высоко оценивает «первоклассные производственно-экономические результаты» НПЗ в Шведте. На завод по нефтепроводу «Дружба» поставляется нефть с 1963 года и за это это время предприятие достигло высокого уровня развития. «Инфраструктура НПЗ позволяет эффективно поставлять нефть с месторождений в Западной Сибири в центр Европы, обеспечить здесь эффективную переработку, приблизиться к рынку потребления, - отмечает Сечин, - Мы стремились к получению контроля в НПЗ Шведт, получили контрольный пакет акций, и считаем, что это один из наших самых успешных проектов в Европе».

Глава "Роснефти» демонстрирует немецкому бизнесу, да и обществу в целом, открытость к ведению диалога. Достаточно сказать, что впервые за много лет Игорь Сечин дал откровенное интервью одной из ведущих германских газет – Frankfurter Allgemeine Zeitung. Отвечая на вопрос журналиста о том, кем он видит себя – политиком или менеджером, Сечин признался, что однозначно сказать он не может. «Знаете, это непростой вопрос. Мне кажется, что я прожил уже несколько жизней, совершенно разных. Поэтому сказать однозначно непросто. Но я думаю, что правильное определение – менеджер. Хорошее слово. Мне кажется, я бы определил свое место – менеджер», - сказал Игорь Сечин.

По мнению немецких журналистов, «это звучит скромно для руководителя компании с 280 тысячами сотрудников, которая ведет свою деятельность во множестве стран мира, и чья прибыль является одним из наиболее важных источников финансирования Москвы». Повлияли ли на деятельность компании антироссийские санкции? Отчасти – да, но нужно понимать, что в нефтяном бизнесе, как полагает Игорь Сечин, «нет никакой политики, абсолютно». «Нефтяной бизнес – конкурентный. Я убежден, что главное – это контрактные обязательства», - уверен топ-менеджер «Роснефти».

Сечин привел лишь некоторые цифры, свидетельствующие об успехе компании за годы его руководства. «Нам кое-что удается, это правда. Когда мы начали заниматься компанией 18 лет назад, она добывала 4 млн тонн нефти. Сегодня она добывает в жидком эквиваленте 281 млн тонн, - сообщил Игорь Сечин. – Это неплохой результат».

Ряд политических факторов, конечно, сыграл свою роль. Те же западные санкции против компании. «Это абсолютно не экономический фактор, который воздействовал на капитализацию, - отмечает Игорь Сечин. – Мы считаем, что объективная оценка составляет примерно 130 млрд долларов. Исходим, прежде всего, из качества и объема ресурсной базы компании. Если вы будете сравнивать публичные мировые компании в нашем секторе, то увидите, что номер один по ресурсной базе – компания “Роснефть”. Себестоимость нашей добычи тоже очень конкурентная: тратим около 3 долларов для добычи одного барреля нефти».

Одной из самых крупных сделок последних лет для «Роснефти» стала договоренность о том, что пакет акций компании в размере 14,2% получит китайская энергетическая компания CEFC China Energy. Это – часть крупного пакета акций (19,5%), который годом ране был приобретен у России сырьевым трейдером Glencore и катарским суверенным фондом.

Совместные усилия новых инвесторов, по мнению Игоря Сечина, очень скоро дадут положительные результаты. Сейчас на территории Китая реализуется ряд совместных проектов, для которых «Роснефть», начиная с 2018 года, будет поставлять «дополнительные десять миллионов тонн нефти», то есть четверть от общего объема поставок прошлых лет. «Для нас это неплохо, - считает Сечин. – Китай отличается ростом потребления. Мы будем использовать все возможности наших новых партнеров также для наращивания работы с Китаем. Но тревог тут не должно возникать. В Европу мы стали поставлять значительно больше – 168 млн тонн в год. Мы верим в европейский рынок и будем стремиться удержать в нем свою долю».

​Впрочем, Китай является привлекательным рынком для многих компаний. Однако «Роснефть» идет и туда, где другие компании опасаются рисков: в Ирак, Ливию или Венесуэлу. В прошлом году переживающая кризис национальная венесуэльская компания PDVSA смогла получить от «Роснефти» кредит. На вопрос, верит ли он в возвращение этих денег, Сечин ответил, что это не просто займ, а авансирование поставочных контрактов, словом, хороший прибыльный бизнес.

​К сожалению, деловые отношения российских компаний с другими странами, особенно с западными, в последние три года осложняются введением антироссийский санкций. Однако власти многих государств уже открыто говорят, что санкции негативно влияют на экономику европейских стран и необходимо задуматься об их отмене.

​Многие политики Восточной Германии - от Бранденбурга до Саксонии - не исключено, что под влиянием визита Шрёдера и Сечина на НПЗ Шведт - требуют улучшения отношений с Россией. В Берлине 22 января состоялась встреча премьер-министров земель Восточной Германии, на которой было озвучено предложение отметить санкции.

​«Мы совершенно четко за отмену санкций», — заявила журналистам премьер-министр федеральной земли Мекленбург-Передняя Померания Мануэла Швезиг. Она отметила, что санкции в отношении России показали себя как неэффективные и в тоже время негативно повлияли на многие предприятия сельскохозяйственной и пищевой промышленности, находящиеся в восточногерманских землях.

​Как пишет издание Handelsblatt, премьер-министр Саксонии Анхальта Райнер Хазелоф, также принимавший участие во встрече, заявил, что влияние санкций на восточногерманские компании ощущается острее, чем в западной части страны. Он призвал будущее правительство обсудить тему снятия санкций с России.

​Премьер-министр Тюрингии Бодо Рамелов сравнил антироссийские санкции с «мертвой лошадью, на которой никуда не уедешь». По его словам, проблема на Украине не решится с помощью «символической политики», за которую приходится расплачиваться немецким предприятиям. Премьер-министр земли Бранденбург Дитмар Войдке, который встречался с делегацией Роснефти на заводе Шведт, также призвал к диалогу с Россией. «Мы должны и хотим работать вместе в интересах мирного сосуществования», - сказал он.

​Представители бизнеса Германии также выступают против политики Германии в отношении России. Вольфганг Топф, возглавляющий торгово-промышленную палату Лейпцига, был образцовым предпринимателем из Восточной Германии. Под его руководством находилась компания Industriemontagen Leipzig GmbH (Imo Leipzig) - предприятие с вековой историей. Фирма пережила правление кайзера, Первую и Вторую мировые войны, бомбардировки, конфискации советскими властями и дефицитную экономику ГДР и блестяще начала работать при рыночной экономике. Однако в июле 2017 года Imo Leipzig объявила о банкротстве. Топф, работавший в компании с 1973 года и возглавлявший ее после выкупа управляющими в 1992 году склонен видеть причины неудачи в политике. По предприятию ударила лихорадочная смена энергетической политики канцлером Ангелой Меркель. Компания жила за счет производства стальных конструкций для крупных электростанций, которых больше не должно было быть. «До 200 монтажников остались за ночь без работы», - вспоминает Топф. Предприниматель пытался изменить направление деятельности еще работавших подразделений компании. Он сконцентрировался на сотрудничестве с Россией и открыл представительство в Санкт-Петербурге. И тут пришло время санкций. «Внезапно мы оказались без заказов. У компании просто закончились деньги», - рассказал глава компании. Как президент Торгово-промышленной палаты Лейпцига Топф составил официальное обращение к властям, в котором  говорилось, что санкции «противоречат традициям Саксонии, охранявшей контакты с Россией». Однако реакции федерального центра на «крик души» предпринимателей из земель не последовало.

​Даже красноречивые цифры ухудшающихся экономических показателей не убедили политиков из центра в их неправоте. В 2014 году, когда ЕС только ввел санкции против России, саксонские предприятия продали в Россию товаров на сумму 1,1 млрд евро. В 2016 году этот показатель составил лишь 659 млн евро. В списке важнейших торговых партнеров Саксонии Россия теперь занимает последние места. Шесть компаний обратились за помощью к строительной сберегательной кассе Саксонии, поскольку попали в бедственное положение из-за санкций.

​Многие восточногерманские предприниматели имеют тесные связи с Востоком. Томас Штрой, возглавляющий производство измерительной техники для экологов в Дрездене, считает, что в конце 1990-х годах начался процесс создания крепких экономических отношений с Россией, но был грубо остановлен санкциями. «Лично я должен отказаться от крупных сделок и создания сети компаний и не имею права поставлять запасные детали, поскольку они также применяются в нефтяной промышленности», - говорит он. – От этого безумия страдают все фирмы на востоке Германии. То, что было построено Герхардом Шредером, разрушается теперь политической глупостью». Штрой считает, что сейчас выгоду получают лишь страны вне Европы, которые наращивают торговые отношения с Россией.

​В том же Шведте присутствие России, даже до разрушения Берлинской стены, оценивают преимущественно положительно. Более десяти тысяч граждан ГДР работали на различных трубопроводах, по которым нефть и газ из Советского Союза поставлялись в Германию. Они получали хорошие зарплаты, им полагалась новая квартира или автомобиль. Сейчас перед воротами НПЗ Шведта развевается флаг «Роснефти» и это вселяет в жителей оптимизм. В ближайшие пять лет российская нефтяная компания пообещала произвести инвестиции примерно на 600 млн евро на развитие НПЗ.

​В ходе совместного визита Игоря Сечина и Герхарда Шредера в Шведт, председатель Совета директоров отметил, что санкции никак не скажутся на работу «Роснефти» в Германии, поэтому российской компании нечего опасаться. В перспективе экс-канцлер обратил внимание на перспективы развития реверса южной части трубопровода «Дружба». По его словам, на данный момент ряд акционеров немецких заводов уже высказали свою заинтересованность в данном проекте. Кроме того, этот визит продемонстрировал, что обеими сторонами — Россией и Германией - осознается потребность во взаимной кооперации и оценивается важнее навязываемой извне атмосфере нерукопожатности в отношениях с Москвой.

Как стало известно накануне, Игорь Сечин попал в новый расширенный санкционный список, который составил Конгресс США. Ему вместе с 210 указанными в «кремлевском докладе» россиянами (будет запрещен въезд на территорию США и введены личные ограничения. К слову, в списке значатся имена премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, главы МИД Сергея Лаврова, председателей Совета Федерации и Госдумы Валентины Матвиенко и Вячеслава Володина.

В интервью Frankfurter Allgemeine Zeitung Сечин назвал санкции, введенные ранее Евросоюзом, против нефтяной компании «Роснефть» незаконными. Ограничения в отношении компании «неуместны, субъективны и незаконны», считает он. «Наша компания не имеет никакого отношения к кризису на Украине, она не оказывает влияния на происходящие там политические и экономические события, а поэтому решения Совета ЕС нелогичны», - подчеркнул Сечин.

Санкции . Хроника событий