Счастье политической элиты: большинство населения России не осознает своей нищеты

Стабильность в стране держится на русском долготерпении

26.07.2018 в 17:34, просмотров: 29653

По традиции, добравшись из Калуги в Москву, я звонил Володе Ивашечкину, который помогал мне по дому в деревне, и докладывал ему, что я на месте и со мной все в порядке. В начале 90-х, еще во времена СССР, когда я купил этот недостроенный дом, по хозяйству мне помогал дед Семен, ветеран войны. Но дед Семен, пехотинец, прошедший до Берлина целехоньким, не выдержал смерти своего сына Сергея, жившего с ним. Сергея убил на глазах деда Семена во время пьяной ссоры собственный сын, только что освободившийся после очередной отсидки. Прожил после этой истории дед Семен всего несколько дней. И именно тогда изъявил желание помогать мне по дому Володя Ивашечкин. Он был прекрасный электрик, работящий добрый русский человек. И поэтому я дорожил нашей дружбой.

Счастье политической элиты: большинство населения России не осознает своей нищеты
фото: Алексей Меринов

Но на этот раз я никак не мог до него дозвониться. И только на следующий день его мобильный ожил, но вместо Володи я услышал голос его жены. Она сказала: «Володи больше нет. Он вернулся после празднования дня рождения своего племянника Жени, не смог войти в дом и замерз у дверей. Его, лежащего на снегу, только утром увидела из своего окна жена брата Наташа». Произошло это вечером 5 января 2016 года, когда мороз доходил до 30 градусов. Володя умер у дверей своей избушки размером 6 на 4 метра, которую он построил своими руками на огороде мамы, когда его дочь вышла замуж, и в его калужской двухкомнатной квартире стало совсем тесно. Когда Володя мучился и не мог открыть замерзший от мороза замок, рядом, всего в 20 метрах, находилась упомянутая мной Наташа. А чуть дальше, в доме мамы, спал его родной брат Сергей. Но Володя не мог обратиться к ним за помощью, ибо они уже пять лет находились в состоянии войны — из-за полсотки земли, которая была необходима Володе, чтобы обустроить проезд от своей избушки до общей дороги. Вот такая история.

Зачем я вспомнил о нелепой, ранящей мою душу смерти Володи Ивашечкина? Причиной тому — мой протест по поводу восторженных речей наших преуспевших в жизни чиновников, твердящих, что русскому человеку наплевать на западные санкции, что ему наша русская правда дороже всяких благ жизни. Например, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков выразился следующим образом: правда на нашей стороне, а правда для русского человека дороже доллара. Меня испугал разрыв, контраст между образом русской жизни, который сидит в сознании нынешней политической элиты, и самой русской жизнью — тем, какими заботами живет подавляющее большинство, к которому принадлежал замерзший у своей двери, выпивший лишнего во время растянувшихся на две недели новогодних праздников Володя.

Наша нынешняя элита тешит себя мыслью, что простой русский человек только и думает о том, что бы еще отщипнуть от своей бедности во имя того, чтобы Вашингтон или Брюссель увидели в Москве достойного «конкурента». Не интересовал Володю курс доллара только потому, что при его зарплате электрика в 13 тысяч рублей не было у него никаких накоплений, даже загашника на черный день. Он принадлежал к тем 80 процентам населения России, которые не имеют никаких вкладов, которые никогда не выезжали за рубеж и у которых нет необходимости покупать валюту для выезда за границу. Но на самом деле деньги играют громадную роль в жизни во всем себе отказывающего русского человека. Война между братьями, вернее, между женами Ивашечкиных началась всего из-за 50 тысяч рублей, которые потребовала от Володи семья Сергея за полсотки маминой земли.

Просто счастье нынешней элиты состоит в том, что такие люди, как Володя, не осознают своей нищеты, привыкли в жизни довольствоваться тем, что есть, живут, как говорится, «на минимуме материальных благ». Политическая стабильность держится у нас во многом на неразвитости не только политического, но и экономического мышления подавляющей части населения. А тот 31 процент молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет, который обладает политической и экономической культурой, как раз желает, по данным опроса ВЦИОМ, выехать за рубеж.

Счастье нашей элиты состоит в том, что люди в массе своей не могут обнаружить связь между нынешней борьбой за суверенитет России и тем, что уже сейчас, как говорил мне Володя, «с тысячей в магазине нечего делать». Повторяю, наша нынешняя стабильность держится не столько на восторге от российской внешней политики, сколько на русском долготерпении, на нашем дефиците политической и прежде всего экономической культуры. Большевики пришли к власти на том, что в стране производственный подход к экономике был заменен распределительным. Наши люди по традиции связывали свое благосостояние не с собственным трудом, а с переделом чужой собственности. Но ведь ситуация ни в коей мере не изменилась. Племянник Володи Евгений, успешный фермер, выращивающий на убой бычков, все время говорит мне: «Не будут нам страшны никакие санкции, если Путин заберет у детей олигархов то, что на них переписали их отцы». Вот такая история.

Когда-то Геннадий Зюганов говорил, что преимущество русского человека над западным состоит в том, что он живет не разумом, а сердцем. Но то, что Геннадий Андреевич называл «сердцем», на самом деле является иррациональностью русского сознания. Эта иррациональность как раз и проявляется в нашем массовом убеждении, что собственный достаток можно обеспечить только за счет приобретения части чужого богатства. Но надо осознавать, что русская иррациональность, приоритет чувств над разумом может работать на власть, но может работать и против власти. Очень часто наши национальные катастрофы происходили из-за того, что в критические минуты истории в работу не включались мозги, и русский человек отдавал себя целиком во власть временных, сиюминутных настроений. Этим воспользовались большевики, этим же воспользовалась команда Ельцина, пришедшая к власти, как мы помним, на критике ничтожных (как выяснилось позже) привилегий партийной номенклатуры.

И надо осознавать, что то иррациональное, которое сегодня работает на власть (речь идет о подозрительном отношении к Западу и доллару), может мгновенно обернуться против самой власти. Оглянется наш человек назад и увидит, что те люди, которые учат его жить на минимуме материальных благ, сами-то являются как раз рабами доллара и связали всю свою жизнь с Западом. Пока что это русское подозрительное отношение к чужому богатству, как показывают речи племянника братьев Ивашечкиных, направлено только против олигархов и их детей. Но ведь люди в один миг могут увидеть, что и наши чиновники, радующиеся тому, что простому человеку наплевать на доллар, тоже себя ни в чем в жизни не обижают. Так что я бы на месте нынешней элиты не разжигал подозрительное отношение россиян к доллару. И вообще, на мой взгляд, как-то неприлично людям, которые, к счастью, решили для себя проблему достатка, радоваться тому, что нищий человек не осознает своей нищеты.

И я думаю, не случайно «Евроньюс», которое ведет тихую и последовательную борьбу с Путиным, несколько раз во весь экран показывало лицо Дмитрия Пескова, радующегося тому, что русскому человеку нет дела до курса доллара и правда для него выше. На мой взгляд, подобные речи — серьезная политическая ошибка. Разве не откровенный цинизм стоит за радостью некоторых наших представителей элиты, что бедному, нищему русскому человеку нет дела до курса доллара, нет дела до того, что за последние годы он обнищал в два раза и что на самом деле именно западные санкции закрыли ему дорогу в будущее.

Думаю, что нашей нынешней элите надо быть очень осторожной в оценке настроений современной России. Надо осознавать, что политическая стабильность держится не столько на появившейся связи народа с властью, сколько на массовой апатии и усталости. Надо понимать, что и все нынешние несистемные оппозиционеры тоже используют иррациональную природу русского сознания, наше подозрительное отношение к чужому богатству. И не случайно борьба Навального с коррупцией вызывает позитивный отзвук в душе даже тех, кто не собирается идти по его зову на улицу.

Парадокс состоит в том, что в современной России и власть держится на иррациональной природе русского человека, и оппозиция играет свою игру на тех же иррациональных струнах национального характера. И я думаю, что власть сильно бы выиграла, если бы все-таки сделала ставку на разум, если бы она начала серьезный, честный разговор с населением о ситуации в стране, о наших проблемах, о том, что можно на самом деле сделать, чтобы простому человеку сохранить себя и обеспечить достойную жизнь себе и своим детям.