"Пугачева стала простой, счастливой бабой"

Не делайте ей больно, господа

18.04.2019 в 18:26, просмотров: 12387

Ну вот оно прогремело, прозвучало, громко-громко, во весь голос. Раньше это называлось — прощальная гастроль артиста. Спешите видеть, только один раз, проездом! Пугачева в одном наряде, в другом, в шапочке, без шапочки, то с одним лицом, то… А что вы здесь делаете, кино-то уже кончилось.

фото: Лилия Шарловская

Ее показывали как красивый, редкий экспонат на модной выставке или как экзотическую, неуловимую жар-птицу в Московском зоопарке. На потребу публике, на съедение. Показывали три дня подряд, без перерыва, в режиме нон-стоп. Чтобы потом забыть до следующего юбилея. Е.Б.Ж., как любил повторять Лев Николаевич Толстой.

А публика-дура морщилась, скривила губки: «Не-а, раньше-то Пугачиха лучше была, красивше. И говорила правильнее. А пела-то как!» «Меня упрекают за то, что я старею», — сказала Алла Борисовна Олегу Меньшикову в показанном на Первом интервью. Просто так сказала, незатейливо. Не красуясь и не выпендриваясь.

Публика злая, очень злая. Она ничего не прощает: ни старости, ни глупости, ни ума. Она требует свою, до боли привычную Пугачиху к ответу и плюет ей вслед, если та не соответствует их представлениям о прекрасном.

А Пугачева… Изображаем радость! Она ведь за эти десять лет одиночества так привыкла, уйдя в отрыв, не светиться нигде, жить своей частной, домашней жизнью. В доме, который построил Джек. В замке, который построил для нее Максим. Ей там хорошо, в этом замке.

Хотя… Вот на НТВ Вадим Такменев пришел в гости к этой прекрасной паре. Галкин показывает свои апартаменты, бесчисленные комнаты. Кому это нужно? Мне — нет, я-то хочу Пугачеву. Переключаю на другой канал — там Соловьев что-то щебечет про Украину. Минут через двадцать — обратно, картина все та же: Галкин водит Такменева, как по музею. «А где ж Алла Борисовна?» — спрашивает Вадик. — «Ну, если она здесь, то в какой-то из комнат». А комнат-то 21, если мы ничего не забыли. Ищите, Максим, ищите. Может, обрящете.

Наконец, через час нашли Пугачеву. А потом уже была ее встреча с народом. Не Путина, заметьте, а ее, Пугачихи. Правда, вверху плашка: «Съемки 2012 года». Ничего себе эксклюзив! Зачем нам Пугачева второй свежести?..

Вот так она и перескакивала с канала на канал, а народ смотрел на нее, будто под увеличительным стеклом, и был очень недоволен. «Опять она про наряды свои — неужели больше сказать нечего!» «А мужья — ну что это за мужья? Какие-то недомужья. Разве может быть так, чтобы он был младше ее на 28 лет?!» «А дети? Неправильные какие-то дети, не так сделанные». Публика-дура, чего с нее возьмешь.

Поет — плохо, не поет — еще хуже. Пой, ласточка, пой! Ножки оголила — боже, какой кошмар, какой позор. Прикрыла — а где ножки-то?..

Когда-то Леонида Ильича Брежнева называли мелким политическим деятелем, правящим в эпоху Аллы Пугачевой. А как будут называть Михаила Сергеевича, Бориса Николаевича? Помню, когда ей исполнился полтинник, она пришла в Кремль с тем еще мужем — Киркоровым, а Ельцин вручал ей награду. Такой древний Ельцин, дряхлый-дряхлый. А она так обняла его по-матерински из благодарности. За что? За свободу, наверное.

Впрочем, это мы все должны ее обнять за ту свободу. При том самом мелком политическом деятеле Леониде Ильиче она была свободна как никогда. Показывала пример и давала надежду. Ни в один формат так и не вписалась. И нельзя ее было никак приручить, приструнить. И пела-то что хотела — Мандельштама, Цветаеву… — от себя, про себя. А страшная, правда, уже загнивающая советская система ничего с ней сделать не могла. Да и не хотела? Так, со стороны, просто восхищалась свободной, дико талантливой женщиной в несвободной стране. Однажды только, уже в перестройку, к ней пристали не по делу. Помните, в гостинице «Прибалтийская»? Но ведь отбили тогда. И сама отбилась.

Она все сказала, что хотела. Слишком рано, слишком быстро? Да, показали ее концерт «Избранное» от 1998 года. Восхищались все! Пугачевой тогда было всего 49, даже не круглая дата, на дворе дефолт, черт бы его задрал, а она поет… Как поет! И что? Толпа хотела бы, чтобы сразу после этого ее не стало, чтобы вовремя ушла? Жестокая толпа.

Она и ушла, только чуть позже. И не из жизни, слава богу, — из профессии. Стала простой, счастливой бабой. Вы не верите? Толпа опять не верит. Она говорит Меньшикову: «Я, наконец-то, впервые поняла, что значит быть замужем». Опять не верите? Ну, не верьте, не верьте. А ей плевать.

Она просто устала быть звездой, у всех на устах. Да, после шестидесяти она так и не нашла свой репертуар, ей, королеве, соответствующий. И Резник уж не тот, и Паулс, и Николаев, а новых нет и не предвидится — которые бы так поняли ее, почувствовали до прожилок, до трещинок. Нет таких…

«Вы будете петь романсы?» — спросил ее Меньшиков. — «Ну, вот сейчас мне 70, через десять будет 80, и вот тогда повесят афишу: «Алла Пугачева. Вечер романсов». Клавдия Шульженко эти романсы пела почти до самого своего конца, Пугачева так не может, не хочет. Не могу и не хочу!

В эти десять последних лет она могла бы участвовать в «общественной и политической жизни». Уйти в оппозицию, поддержать Навального, например. Против жуликов и воров, не забудем, не простим! Ох, вот тогда бы ее подняли на щит, несли, как икону. Ей это надо? На фиг, на фиг… Нет, однажды она все-таки «прислонилась» к миллиардеру Прохорову, наверное, деньги понадобились. Как прислонилась, так и отслонилась.

Человек живет своей частной, семейной жизнью и хочет так жить, как вы этого не понимаете? Эта женщина кайфует от наличия мужа (самого настоящего!), который в принципе и дал, наконец, ей то вечно взыскующее счастье понимания, любви. Да, любви. «Ты понимаешь, что я буду при тебе стареть? Ты дашь мне эту возможность?..» — рассказывает она Олегу Меньшикову тот разговор с Максимом.

Максим все понял. Без лишних слов. Вы понимаете, какое это счастье иметь на старости лет (да, на старости, чего уж скрывать?) таких детей, такую семью. Ну, это примерно то же самое, о чем рассказал Баталов Сашеньке в «Москва слезам не верит»: «Если бы вы видели, какую я вырастил капусту…»

Кстати, о «капусте»: «Да, меня сейчас муж обеспечивает, представляете?!» Дожила. Правильно, как в нормальных русских семьях: она — дома, он — добытчик.

А теперь — о Меньшикове и о Пугачевой. Это интервью взято из Ютьюба на самом деле. Дожили. Но какое интервью — Познер отдыхает! Она все такая же, наша Алла! Умная, честная, игривая, самоироничная. Там они не говорят ни одного слова о политике. Ну и к черту эту политику! Так хочется ее слушать и слушать… Ну и слушайте, внимайте, все для вас.

Только один раз, проездом. Может, этого счастья больше уже никогда не будет.

Читайте репортаж "Алла Пугачева закатила в Кремле антиюбилей: что творилось на концерте"