На похороны Доренко принесли два венка от Путина

На прощании с журналистом оценили поведение его дочерей

17.05.2019 в 19:52, просмотров: 84864

На Троекуровском кладбище со второй попытки простились с Сергеем Доренко. Траурная церемония прошла без лишнего пафоса. На этот раз обошлось без скандальных заявлений. Дочери покойного, которые настояли на повторной судебно-химической экспертизе, чтобы удостовериться, что их отца не отравили, отказались от любых комментариев.

Как проходило прощание с журналистом — в репортаже «МК».

На похороны Доренко принесли два венка от Путина

«Я хотел быть поглупее, во мне слишком много анализа. Пусть смерть все анализирует», — обронил как-то Доренко в телеинтервью.

Смерть действительно многое анализирует.

На траурную церемонию собралось не так много народу, как ожидали. Поклонники журналиста пришли. Сколько их собралось? На глаз, может, сотни две, три. Не больше. Много это для журналиста такого уровня? На эту тему рассуждать уж точно не стоит. Среди собравшихся были и завсегдатаи «звездных» похорон — те, кто ходит на прощания не скорбеть, а любопытствовать: засветиться на камеру, отснять фотографии на память, обсудить последние сплетни о покойном, если повезет — сделать снимок на фоне известного человека.

— Я второй раз приезжаю на прощание с Доренко. Вообще я на звездных похоронах первый раз оказался. К солисту группы «Король и шут» хотел сходить, да не срослось. Жалею, что на Караченцова не попал. Но Доренко не смог пропустить. Мощный мужик, ничего не скажешь. Вообще я удивился, сколько чудаков к нему явилось. Непонятные люди общались с журналистами, кто-то пускал слезу, хотя потом все они признавались друг другу, что особо его и не слушали.

Для мужчины такое поведение людей стало открытием. Журналисты, которые работают на звездных похоронах, к этому странному явлению давно привыкли.

— В минувшее воскресенье много людей приехало из других городов специально проститься с Доренко, — вспоминал несостоявшиеся похороны один из пришедших попрощаться с журналистом. — Я запомнил одного мужчину, он был на костылях и с орденами на груди. Своим ходом из Люберец добирался. Обещал и сегодня подойти.

Основной темой разговоров среди присутствующих стало поведение дочерей Доренко, которые настояли на повторной экспертизе.

— Я православная, как и Сергей. Поэтому мне было неприятно, что его дочери перенесли похороны, — возмущалась дама лет тридцати. — Надеюсь, теперь эти женщины удовлетворены? Душа их успокоилась?

фото: Наталия Губернаторова
Дмитрий Киселев.

О спокойствии дочерей Доренко судить явно не нам.

Дочери покойного, Екатерина и Ксения, приехали на Троекуровское вместе с матерью и братом за час до начала мероприятия. В прошлое воскресенье они спокойно раздавали интервью, объясняли, почему сомневаются в естественной смерти отца, долго общались с поклонниками. На этот раз ситуация резко изменилась.

— Ксения, вы удовлетворены результатом экспертизы? — набросились на одну из дочерей журналисты.

— Екатерина, вы общались после всего случившегося с вдовой вашего отца? — сыпались вопросы.

— Может, скажете несколько слов в день похорон?

Обе женщины сохраняли гробовое молчание. Ни слова в микрофон. Ни взгляда на камеру.

«Да, синхронов нам не видать», — махнул рукой один из операторов.

На прощании с журналистами на камеру говорили немногие. Да и не так много публичных людей явилось проститься с Доренко.

Один из них — гендиректор радиостанции «Говорит Москва» Владимир Мамонтов.

— Таких феноменов и таких людей, как Доренко, было много в 90-е годы, — делился Мамонтов. — На мой взгляд, Сергей был самый крутой из них. Несколько его репортажей и выступлений привели к тому, что мы сейчас имеем другую страну. К его выступлениям можно относиться по-разному, но он перевернул страну. А еще он верил в четвертую власть прессы. Чепуха, нет этой власти. Но поскольку Доренко верил в это дело, значит, может, все-таки есть? Что я могу сказать по поводу переноса прощания — нечего здесь говорить, мы этот момент пережили.

— С дочерьми Доренко вы общались потом?

— Нет. Что нам с ними общаться? Редакция сама попрощается с Сергеем.

Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов попросил не злорадствовать по поводу поведения дочерей Доренко: «У девочек случился стресс, поэтому они так поступили. Не стоит их осуждать. Мы не знаем, как бы мы себя повели в этой ситуации. Их нужно простить и забыть о случившемся. Не стоит их осуждать. Обвинять близких нельзя в том, что им чудится и кажется. Я отнесся к их поступку с пониманием. И сказал своим родственникам, чтобы они так не делали, когда со мной случится то же самое».

04:10

Соведущая Доренко Анастасия Оношко рассказывала: «Сергей был непростым человеком, задевал людей, безжалостно увольнял — но для него это был такой вид искусства. Еще Доренко много говорил о смерти, постоянно шутил на эту тему. Я могла представить его тяжело больным, немощным, в инвалидной коляске. Но не мертвого».

Сотрудница «Серебряного дождя» добавила: «Сергей слишком много смеялся на тему смерти. Постоянно носил майки с черепами. А со смертью шутки опасны».

До начала прощания оставалось полчаса, как на дорожке, ведущей к ритуальному залу, появились две сгорбленные фигуры: мать покойного и вдова Юлия. Женщины еле шли. Журналисты не стали донимать их вопросами. Ограничились соболезнованиями.

Позже эти две женщины также вместе прошли в зал. Вдвоем сидели у гроба и также поддерживали друг друга.

В 11.00 в зал пустили желающих проститься. Играла тихая музыка. На экраны выводили фотографии Сергея Доренко.

Около гроба сидели две семьи журналиста. Мать с вдовой Юлией и первая жена Марина вместе с детьми. Две семьи, кажется, даже не обмолвились друг с другом и словом. Держались на расстоянии.

У стены выставили траурные венки. Первые два — от Президента РФ, далее — от Первого канала, от Союза журналистов России, от Европейской медиагруппы, от ТАСС, от Дмитрия Киселева, от правительства Москвы. Выделялся венок со звездой и с траурной ленточкой «Москва молчит».

Когда зал заполнился до отказа, ведущий церемонии предложил желающим выступить. Желающих нашлось немного.

Первым слово взял режиссер Павел Лунгин: «Ну что, давайте прощаться. Я вспоминаю его шутки, за которыми стояла глубокая печаль. Я не знал о его болезни. Для меня он всегда оставался мачо. Трудно представить, что я больше не услышу его по утрам. До свидания, Сережа».

Выступила ведущая радиостанции «Говорит Москва» Анастасия Оношко. Сказала совсем немного общих слов. Явно девушка в такой обстановке растерялась.

фото: Наталия Губернаторова
Константин Эрнст.

К микрофону подошел гендиректор Первого канала Константин Эрнст: «Доренко был тонким, нервным мальчиком. Он хотел, чтобы его все любили. Сергей, мы тебя любим. Покойся с миром».

Завершила церемонию прощания поклонница Доренко.

Родственники и близкие друзья журналиста не стали подходить к микрофону.

О смерти Сергея Доренко говорили много и долго в соцсетях. А на прощание с ним почти никто из тех, кто высказался в интернет-пространстве, так и не дошел. Журналисты заметили Дмитрия Киселева, Александра Любимова и еще несколько человек.

— У Сережи было немного друзей, характер у него не сахар, сами знаете, — подвел итог церемонии один из коллег покойного. — Многих он обидел, и большинство не смогли простить обид. Поэтому народ предпочел высказаться лишь в Сети по поводу его кончины.

Тем временем ведущий мероприятия пригласил собравшихся подойти к гробу, попрощаться с усопшим и покинуть ритуальный зал.

В итоге прощание с журналистом заняло не больше часа.

— Ну а теперь пойдем к Началовой, нам спешить некуда, — переговаривались женщины у выхода из зала. — Сегодня все туда пойдут, раз уж приехали на Троекуровское.

Двери ритуального зала захлопнулись. Родственники Доренко провожали покойного без посторонних глаз.

Народ не спешил расходиться. По традиции люди выстроились в шеренги. Ждали выноса гроба. Приготовились аплодировать.

— Похорон не будет, расходитесь. Кремируют тело, и все. Не актера ведь хоронят, нечего аплодировать, — объяснил им сотрудник кладбища.

На слова мужчины не обратили внимания. В какой-то момент раздались громкие, продолжительные аплодисменты. Пожилой мужчина, постоянный участник звездных похорон, затянул русскую народную песню. Собравшиеся начали подпевать.

И как тут не согласиться с Доренко, который признавался в интервью, что похороны — ужасно пошлая штука.