Новая трагедия с участием цыган разыгралась в Иркутске

«Рука и нога сломаны, в глазах стоял ужас»

18.06.2019 в 16:45, просмотров: 214506

На фоне событий в пензенском селе Чемодановка, где в результате массовой драки между местными жителями и цыганской диаспорой был убит человек, в Иркутске разыгралась еще одна трагедия. Директор иркутского кризисного центра «Мария» рассказала нам о «заложнице» Галине — с 14 лет русская сирота оказалась в таборе, муж ее зверски бьет.

В последний раз, по словам директора центра Натальи Кузнецовой, он избил Галю так, что у женщины оказались сломаны рука и нога.

Новая трагедия с участием цыган разыгралась в Иркутске
Кадр из видео.

- Галина попала к нам в кризисный центр две недели назад. Ее привезла к нам одна из сердобольных женщин, — рассказывает Наталья Кузнецова. — На несчастной не было живого места. Она вся была в гематомах, рука и нога сломаны, в гипсе, в глазах стоял ужас. Я начала с ней работать.

Галя — русская, она сирота, воспитывалась в детском доме, из родных у нее только сестра. В 14 лет цыгане увели ее в табор, выдали там замуж. Сейчас Гале 27 лет, от мужа Червона у нее трое детей: 12 лет, 8 и 6.

Много раз она пыталась оттуда убежать, но защиты ей искать было не у кого, кроме как у сестры. Всякий раз ее находили в ее доме, обеих женщин избивали, выбивали все окна в квартире, а Галю возвращали. Последний раз она смогла убежать и встретила сердобольную женщину, которая привезла ее к нам.

— Полицию вызвали?

— Обязательно, в этот же день вызвали полицию, отвезли Галю в отделение. Она написала заявление о побоях.

— Где в Иркутске находится цыганский поселок?

— Это район Рабочий. Цыгане живут там в своих домах большими семьями. Они сейчас ведут оседлый образ жизни. Этот район достаточно глухой, местные его сторонятся. Я ездила в дом к Червону, думала, что там находятся дети. Но ни мужа, ни детей в доме не было. Галина сказала: если что-то случается, он снимает посуточно квартиру и там прячется.

Две недели мы с Галей работали, психологически ее поддерживали, возвращаться назад она не собиралась. В первые дни при каждом звонке ее мужа Галю начинало трясти, у нее начинались панические атаки. Мы ее приводили в себя.

К концу второй недели она успокоилась. Мы нашли для нее дом за городом, где ее бы никто найти не смог. Говорили, что вернем хотя бы маленьких детей, потому что старшую, 12-летнюю девочку, родные мужа, как рассказала Галя, успели настроить против матери.

— За что Червон избил Галю?

- Он мне пытался объяснить по телефону: «Вы же знаете, всякое в семье бывает, я ее толкнул, она случайно получила травмы». Но понятно, что случайно сломать руку и ногу нельзя...

У нас в доме стальные двери, на окнах решетки. Сотрудники 8-го отделения полиции хорошо знают ситуации, которые здесь возникают. Первые дни неизвестные пытались взять дом штурмом. Как только появились стражи порядка, они исчезли. Но продолжали звонить мне, отправлять на телефон видеосообщения. Были и слезы, и многочисленные угрозы, мне грозили всеми карами небесными.

А потом позвонила инспектор по делам несовершеннолетних, потребовала, чтобы Галина к ней приехала, ее надо было опросить. Мы же еще в первый день подали заявление о том, что детей удерживают. Меня в городе не было, я сказала, что, когда вернусь, мы с Галей вместе к ней приедем.

Нашего визита инспектор ждать не стала. Приехала к нам в центр вместе с Червоном в субботу. Стала настаивать, чтобы Галя вышла, поговорила с ним. Мои сотрудницы Галю не выпустили, сказали, что это неразумно. Инспектор опросила ее. Через окно Галя крикнула мужу: «Я к вам не вернусь. Я этого не хочу. Я боюсь». Приезжали потом адвокаты Червона, она им тоже четко сказала: «Я туда больше не вернусь».

— Галине вернули детей?

— Нет. Я созвонилась с инспектором по делам несовершеннолетних, поинтересовалась, почему она приезжала к нам в кризисный центр вместе с мужем Гали, на его машине? И услышала в ответ: «Ну и что? У нас машин нет, а сроки поджимают».

В свою очередь я спросила, почему, зная о Червоне, что он удерживает детей, они не изъяли их и не передали матери? Инспектор мне ответила, что он отец. При этом в свидетельстве о рождении детей значится только мать, отца там нет, экспертизы, доказывающей, что он биологический отец, нет. То есть, исходя из «буквы закона», он детям — посторонний человек. На что мне было сказано, что это не мое дело.

— Галя и Червон официально женаты?

— Нет. Галя — русская, у нее был паспорт, она смогла получить на детей документы. У некоторых цыган документов вообще нет.

— Как развивались события дальше?

— Прошло две недели, Галя расслабилась и вышла ненадолго на улицу. К ней тут же подбежали 5 мужиков, подъехала машина, Галю запихали в салон, она истошно кричала на всю улицу… Как наши сотрудницы ни пытались ее отбить, ничего у них не получилось. Патруль приехал, когда похитители уже скрылись. Да там и нереально было успеть.

— Галя вышла на связь?

— Позвонила мне в тот же вечер и сказала: «Наталья Александровна, у меня все хорошо, я буду жить в семье, не надо меня искать». Думаю, что в тот момент Червон стоял рядом, сначала он сказал «алло», а потом Гале передал трубку. А спустя день Галина дозвонилась до наших сотрудниц, сказала взволнованным голосом: «Пусть Наталья Александровна мне перезвонит». Когда я набрала ее номер, Галя попросила ее больше не беспокоить.

Директор кризисного центра сдаваться не собирается, говорит, что приложит все усилия, чтобы вытащить Галю из тяжелой ситуации.

Оперативно связаться с участковым уполномоченным полиции и инспектором по делам несовершеннолетних нам не удалось. «МК» готов выслушать их версию событий.

Также читайте: "Цыгане могут вернуться в Чемодановку в ближайшие дни"