Хроника событий СМИ узнали о подготовке Тимошенко третьего Майдана на Украине «Нанайца» Юрина избили в Одессе за поддержку ДНР и Кобзона Владелец телеканала "112 Украина" запросил политического убежища в Бельгии Весь запас советских минометов ВСУ был уничтожен на Донбассе Опубликовано новое видео убийства украинских полицейских боевиком батальона «Торнадо»

Война в Донбассе закончится в среду? Политологи — о перспективах минских переговоров

Логика США против твердости Путина, Меркель и Олланда

9 февраля 2015 в 17:16, просмотров: 38359

Удастся ли остановить войну в Донбассе? Возможно, об этом можно будет судить уже в среду, когда состоится встреча «нормандской четверки» в Минске. В переговорах о мирном урегулировании на юго-востоке Украины будут участвовать Владимир Путин, Ангела Меркель, Франсуа Олланд и Петр Порошенко. Чего хотят от этой встречи Россия, Украина и Европа? До чего реально они могут договориться и возможны ли договоренности в формате встречи, на которой будут отсутствовать представители ДНР, ЛНР и США? Об этом «МК» спросил у российского и европейского политологов.

Война в Донбассе закончится в среду? Политологи — о перспективах минских переговоров
фото: AP

Минская встреча готовится на фоне большого количества консультаций на высшем уровне. В понедельник Ангела Меркель вылетела в Вашингтон, и в тот же день в западных СМИ появилась информация о том, что канцлерин выдвинула ультиматум Владимиру Путину. Якобы она пригрозила России новыми санкциями в случае, если Москва откажется от предложенного Берлином и Парижем плана решения украинского кризиса. Пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков опроверг эти сообщения: «Никто никогда не общался и не сможет при всем желании общаться с Президентом России в ультимативном тоне». С мнением Пескова согласился в разговоре с «МК» и немецкий политолог Александр РАР:

— Последние 12 месяцев всем казалось, что региональный конфликт на Украине решится сам собой. Но теперь становится понятно, что ничего не решается, бои ожесточаются, и у многих на Западе появляется страх, что это может перерасти в большую войну, или третью мировую войну, или «холодную войну». Западный мир начинает понимать, что какими-то ультиматумами и экономическими санкциями против России крупнейший конфликт в Европе не погасишь.

В настоящий момент Европа разделилась на две позиции. Часть стран (как Прибалтика, Польша) поддерживает позицию США о том, что нужно продолжать усиливать санкции против России, чтобы она не поддерживала повстанцев на востоке, и одновременно снабжать Украину вооружением.

Но укрепляется и противоположная точка зрения, которой придерживаются в Германии, Франции, на юге Европы: военными действиями и экономическими санкциями у России выиграть невозможно. Проиграют все. Поэтому нужно искать компромиссы.

Немецкие политики понимают, что ситуация очень серьезная. Даже подумать о том, чтобы воевать с Россией за Украину, невозможно. Ни у одного вменяемого немца на это фантазии не хватит. Поэтому нужно пойти на какие-то общие российско-европейские решения, чтобы сгладить ситуацию. Напомню слова министра иностранных дел Германии Штайнмайера: «Мы должны понимать, что не сможем выстроить систему европейской безопасности без России, но в то же время очень хотим, чтобы Россия нам сказала, что и она не может быть в безопасности без сотрудничества с Европой». Если мы будем искать совместные решения, тогда лед может тронуться уже в Минске в среду.

— Какие конкретные решения могут быть приняты в этот день?

— Этот вопрос нужно задавать все-таки российской стороне. Есть предложения Запада. Он согласен на замораживание конфликта, понимая, что украинская армия не в состоянии вернуть себе силой Донецк и Луганск. Запад согласен на приднестровский вариант, но не согласен на признание Россией этих самопровозглашенных республик государствами. Европа согласна с тем, чтобы эти республики получили полную автономию, но формально оставались в составе Украины. И предлагает поставить миротворческий контингент не только на границе между повстанцами и украинской армией, но и на границе с Россией, чтобы гарантировать: оружие оттуда не будет попадать в Донбасс.

Все остальное зависит от России: соглашаться с этим или нет — только ее решение. К сожалению, недоверие между Россией и Украиной настолько велико, что договориться об этом будет очень нелегко.

Владимир ЖАРИХИН, руководитель отдела Украины Института стран СНГ:

— Без присутствия ДНР, ЛНР и США ни о чем договориться невозможно, к сожалению. Но надежду дает то, что незримо присутствовать в Минске они будут. Минск увенчает целую череду консультаций, которая идет нон-стоп. Накануне этой встречи «нормандской группы», во вторник, соберется «минская группа», в которую входят представители самопровозглашенных республик, экс-президент Украины Кучма, посол России Зурабов и представитель ОБСЕ, и можно предположить, что к среде какие-то компромиссы созреют. Но здесь возникает главный вопрос: не произойдет ли точно то же, что год назад. Тогда президент Украины Янукович и европейская сторона подписали компромиссное соглашение в Киеве, а США на другой день сказали: компромисс не для нас. И все произошло по их сценарию.

Договориться о мире можно, нужно, договаривались и не в таких ситуациях. Но, как говорится у классиков, «согласие есть продукт при непротивлении сторон». Существует как минимум одна сторона, которая может оказать сопротивление. Если Европа хочет мира, то в Штатах преобладает мнение, что им явно выгодна война в Европе. В Вашингтоне сейчас определяют погоду Байден и «партия войны», а Обама залег куда-то под корягу. Может быть, что-то изменится после встречи Барака Обамы с Ангелой Меркель.

— А зачем США война в Европе?

— Мы с вами, завороженные падением рубля в России, не обращаем внимания на то, что доллар скоро догонит евро. Война идет, экономика страдает, евро падает — разве это плохо для США? Слабеющая Европа будет лучше слушаться хозяина западного мира. Это — логика Америки. Но есть еще и твердость Путина, Меркель и Олланда, на которую можно надеяться.

— А чего может хотеть от переговоров в Минске подконтрольный США президент Порошенко?

— У него сейчас когнитивный диссонанс (а по-простому — раздвоение личности). С одной стороны, как президент, он хочет хотя бы заморозить ситуацию. Он видит, что из-за войны его власть ослабевает, а вероятность того, что его сместят радикальные силы, растет. Кстати, и как олигарх он не может не ощущать, что его собственные деньги тают: капитализация Украины в целом и его собственных предприятий в частности на глазах падает. Но с другой стороны, как человек зависимый и поставленный американцами, он не может преодолеть их барьеры. Ему дают возможность поиграться, попереговариваться: ради бога! Но окончательные решения вопросов войны и мира принимают они, а не Порошенко.

— В худшем случае переговоры в Минске закончатся ничем, а о чем могут договориться в лучшем случае?

— Могут договориться о международном контроле за границей между Россией и самопровозглашенными республиками, чтобы туда не могло поступать вооружение с нашей стороны. Конечно, этот контроль должен осуществляться без участия украинцев, иначе это было бы неприемлемо для ДНР и ЛНР. С другой стороны, может быть установлен контроль миротворцами над демилитаризованной зоной между республиками и украинской стороной. Видимо, этот контроль обойдется без участия российских представителей, потому что их присутствие было бы неприемлемо для Киева.

— А кто может контролировать эти границы, если не Россия и Украина?

— У индийцев достаточно много народу, у китайцев. Сербов и белорусов можно подключить, но только одев их в форму войск ООН. Такой контроль могут вести исключительно войска ООН, все другие форматы незаконны.

Украинский кризис. Хроника событий


Партнеры