Хроника событий ЕС: отмена антироссийских санкций не связана с введением миротворцев в Донбасс США расширили санкции против КНДР На жительницу Усолья возбуждено дело за ложное сообщение о краже Отставка Шанцева: почему Кремль так торопится Станислав Аранович: «Пора создавать институт уполномоченных по инвестициям»

Корейская «пороховая бочка»: что может привести к войне с КНДР

Эксперт: непредсказуемое развитие событий может быть связано с неподконтрольными политикам действиями

29 августа 2017 в 16:28, просмотров: 6524

Очередной ракетный пуск, осуществленный Северной Кореей, вновь привел к тому, что 29 августа США, Южная Корея и Япония потребовали созвать экстренное заседание Совета безопасности ООН. Действия Пхеньяна, который регулярно проводит испытания своих ракет, остаются мощнейшим фактором дестабилизации ситуации на Корейском полуострове. И заставляют все чаще говорить о том, что большая война не за горами. Можно ли снизить градус напряженности в регионе – особенно в условиях «повышения ставок» северокорейскими властями?

Корейская «пороховая бочка»: что может привести к войне с КНДР
фото: en.wikipedia.org

Очередной ракетный пуск был проведен утром во вторник, 29 августа. Усугубил ситуацию тот факт, что ракета на сей раз представляла прямую угрозу для Японии, пролетев над северо-восточной частью страны и упав в 1,18 км от острова Хоккайдо.

Глава Комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий заявил, что в свете проведенного запуска «ситуация на Корейском полуострове все больше напоминает пороховую бочку». Однако российский политики вновь предостерег от «пути военного вмешательства», назвав этот сценарий тупиковым.

Тем не менее, понятно, что и заседания Совбеза ООН, даже если на них принимаются резолюции о санкциях против Пхеньяна, к снижению градуса напряженности не ведут. Есть ли «красная черта», за которой одна из сторон – будь то КНДР или же США со своими партнерами, – уже не смогут избежать военного конфликта?

«На мой взгляд, сами политики, даже если речь идет о Северной Корее, не самоубийцы, чтобы начинать войну, – считает профессор, заведующий кафедрой востоковедения МГИМО Дмитрий СТРЕЛЬЦОВ. – Но существует вероятность непредсказуемого развития событий. Оно может быть связано с какими-то неспровоцированными действиями, которые выходят из-под непосредственного контроля политиков. Это могут быть и какие-то аварии на ядерных объектах, и неверно воспринятые сообщения о намерениях противоположной стороны, например, ложные сведения об некой атаке. Это могут быть и провокации с одной из сторон, которые способны привести к конфликту.

Что касается возможного «обуздания» КНДР, то вопрос – в чем оно заключается? Если говорить о полном прекращении ядерной программы Пхеньяна, то это нереально. Процесс уже идет, он непредсказуемый и необратимый. Возможно, конечно, некоторое принудительное замораживание данной программы. В этом случае многое будет зависеть от Китая, поскольку в руках Пекина находятся ключи от северокорейской экономики. КНДР зависит от китайских поставок стратегических материалов, нефтепродуктов и т.д..

Но Китай, по всей видимости, не заинтересован в том, чтобы довести ситуацию до коллапса северокорейского режима, потому что это будет катастрофой для самих китайцев. Не только в контексте беженцев, но и в плане всей ситуации в Северо-Восточной Азии, которая возникнет при падении Пхеньяна. И поэтому Пекин, даже если нынешнее руководство КНДР ему не нравится, не будет вести дело к катастрофе и продолжит экономически поддерживать северокорейцев. Поэтому, на мой взгляд, что ситуация вялотекущего конфликта – возможно, с периодическим обострением, с увеличением ставок и ужесточением риторики, – будет сохранятся еще долго. И надо привыкнуть, что это постоянный очаг напряженности.

Наверное, стоит меньше провоцировать Пхеньян, в плане, например, военного строительства вокруг КНДР или проводимых американцами и Южной Кореей учений. Не секрет, что Вашингтон и Сеул всерьез рассматривают сценарий свержения северокорейского режима. Но надо постепенно пытаться уйти от этого, во всяком случае, не провоцируя вооруженный конфликт на Корейском полуострове».

Между тем:

Западные СМИ со ссылкой на южнокорейские спецслужбы сообщили, что у лидера КНДР Ким Чен Ына и его жены Ли Соль Чжу в феврале этого года родился третий ребенок. При этом ни пол, ни имя третьего ребенка руководителя Северной Кореи неизвестны. Ранее сообщалось, что у Ким Чен Ына есть еще двое детей, родившихся в 2010 и 2013 годах.

Санкции . Хроника событий



Партнеры