Увеличить размер шрифта Уменьшить размер шрифта Версия для печати

Дело Браудера

"Глава фонда Hermitage Capital Уильям Браудер привлечен к ответственности в рамках уголовного дела о хищении акций ОАО "Газпром". Постановление о привлечении господина Браудера уже вынесено руководителем следственной группы. В ближайшие несколько суток ему будет предъявлено обвинение", - сказал на пресс-конференции во вторник начальник управления Следственного департамента МВД по расследованию организованной преступной деятельности и коррупции Михаил Александров.

Как только это произойдет на нас обрушатся стенания и вопли со всех сторон: «Это месть за Магнитского»! Пока этого еще не произошло спешу поделиться некоторыми соображениями.

Для большинства представителей нашей общественности прошел незамеченным весьма любопытный юридический факт. В последнее время нас вообще мало интересуют новости судебной системы Великобритании, куда веселее новеллы российской Фемиды. Так, мимо ушей все пропустили дело Березовского, который расписался в «крышевании» российской политики и насаждении коррупции в высших эшелонах власти. Схожая ситуация поразительной невнимательности произошла с «делом Магнитского». Господин Билл Браудер глава фонда Hermitage Capital – основной инициатор и пламенный борец за «дело Магнитского» отказался защищать свои интересы в суде. Иск ему предъявил Павел Карпов бывший следователь «коррумпированной машины», которая «задавила» российского аудитора Сергея Магнитского. Казалось бы, честный процесс в колыбели современной права, Великобритании, – лучший способ представить неопровержимые доказательства в «деле Магнитского», раз и навсегда обличить треклятую правоохранительную систему РФ. Тем более, что глава фонда Hermitage Capital во всех СМИ грозил предоставить неоспоримые документы в поддержку своей позиции. Так почему же Браудер отказался защищаться? Ведь судебного разбирательства честнее, чем в Лондоне, сложно было бы представить?

Ответ на этот вопрос лежит на поверхности: не хочет создавать прецедент. Напомним в Англии прецедентное право. И если бы Бил Браудер проиграл в суде - это поставило бы крест на легитимности «дела Магнитского». В этом случае выяснилось бы, во-первых, что один из лидеров просвещённой демократии принял одноимённый закон на основании недоказанных обвинений. Во-вторых, что вся шумиха вокруг этого акта ни что иное, как попытка прикрыть махинации фонда Hermitage Capital и его главы Била Браудера. Кстати, вокруг последнего странным образом умирают все участники данного дела от Эдмонда Сафра (владельца банка, через который вывели 4,8 млрд долларов, предназначенные для стабилизации российской экономики накануне дефолта в 98 году). Сразу после краха, Однако, Браудер начал активно скупать акции крупных госкомпаний, что было запрещено. Именно эти схемы обхода закона ему придумал Магнитский, они были найдены в его личном компьютере (об этом писало "МК"). Он же и принялся прикрывать хвосты этих финансовых махинаций.

Поэтому, приходя в суд, Браудер рискует потерять не только политический капитал «дела Магнитского», но и «бронежилет» от ненужных вопросов о своей деятельности, работе Фонда и людях, сотрудничавших с ним.

Это не нужно и крайне вредно не только для самого Браудера, но и для американского парламента. И, конечно же, для многих представителей российской оппозиции. Пока об этом говорят российские спецслужбы и СМИ – это не имеет никакого значения. Но стоит поместить это дело в независимое (от российского правосудия) правовое поле – и оно тут же сдуется так же, как и «проект Березовский» после суда с Абрамовичем.

 

В этом и вся трагедия «дела Магнитского». На самом деле решение по нему никому не нужно. Его имя необходимо как знамя, как стяг, но не как человека, уж тем более, ни как аудитора иностранного Фонда, усугубившего экономический кризис для всех россиян. Важно закрепить в сознании мирового сообщества, что Магнитский правозащитник, погибший под пятой системы, чем как гражданин, погибший в тюрьме. Тем более, что его фамилия стала символом поляризации российского общества, радикализивало отношения между двумя странами и сделало невозможным конструктивный компромисс. А о чем еще мечтать политическим спекулянтам? Show must go on…

просмотров: 13498